Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

заниматься высшими учебными заведениями и научно-исследовательскими уч- 

реждениями, либо работая в них на должностях начальника отдела кадров 

или освобожденного секретаря парторганизации, либо курируя их по линии 

партийных органов. Поэтому взвешивая свои небогатые возможности оказать 

Президенту помощь в предвыборной борьбе, Соломатин остановился именно на 

чеченских проблемах, а не на вопросах экономики. Дело в том, что в сто- 

личных научных учреждениях у него были хорошие связи и обширные зна- 

комства. А в том, что делать всю работу будут именно научные учреждения, 

а не сами комиссии, созданные Президентом, Вячеслав Егорович не сомне- 

вался ни одной минуты. Такова была практика еще в застойные времен, та- 

кой она осталась и сейчас. 

Дальше ему пришлось делать выбор между институтами, которые будут ра- 

ботать на комиссию Президентского совета, и теми, откуда будут черпать 

гениальные идеи министры по главе с Премьером. Члены Президентского со- 

вета в большинстве своем люди не служивые - ученые, специалисты, экспер- 

ты. Академики и профессора. Демократы и либералы. Борцы за права челове- 

ка и строители правового государства. Соломатин отдавал себе отчет в 

том, что управы на них он не найдет. 

А вот с министрами дело обстоит по-другому. Вячеслав Егорович, рабо- 

тавший много лет назад в аппарате столичного горкома партии как раз в 

отделе, который руководил наукой, неплохо знал московские научно-иссле- 

довательские учреждения и представлял себе довольно четко, где может 

вестись работа над интересующими его проблемами. И основная масса этих 

институтов оказалась по вполне понятным причинам подчиненной минист- 

рам-силовикам. Ясное дело, где же в первую очередь изучать чеченскую 

войну, как не в институтах, работающих на Министерство обороны, МВД, ФСБ 

и Министерство по чрезвычайным ситуациям. 

В этих ведомствах, как бы они ни назывались раньше, влияние партийно- 

го контроля всегда было особенно сильным, и найти там знакомых не предс- 

тавляло для Соломатина ни малейшего труда. Сауляк еще из колонии не вы- 

шел, еще последние дни досиживал на нарах, а Соломатин уже весь расклад 

знал. Наиболее перспективными для его целей представлялись ему два инс- 

титута, один из которых был подчинен МВД, другой - Министерству по чрез- 

вычайным ситуациям. В обоих работали специалисты-конфликтологи, а проб- 

лемы, подобные чеченскому кризису, разрабатывались в рамках отдельных 

больших тем, в авторские коллективы которых входили политологи, социоло- 

ги, юристы, войсковики, экономисты и даже психологи и психиатры. Одним 

словом, в этих двух институтах проблема изучалась комплексно, широко и 

тщательно, чего нельзя было сказать о других научных учреждениях, интел- 

лектуальный потенциал которых находился в распоряжении членов прави- 

тельства. 

Далее следовало определить, в каком из двух институтов есть больше 

шансов на успех. Тут Вячеслав Егорович знал, куда смотреть и из чего де- 

лать выводы. Руководители одного из институтов - люди старой закалки, то 

есть те, кто сформировался в шестидесятых-семидесятых годах, когда 

царствовали принципы: кто первый доложил - тот расторопнее, кто более 

приятные новости доложил - тот выбивается в любимчики. Но был и третий 

принцип, который вообще-то был на самом деле главным: кто доложил первым 

- тот и прав. 

В другом же институте начальник (именно начальник, а не директор, 

поскольку оба учреждения подчинялись военизированным ведомствам и их 

сотрудники носили на плечах погоны), так вот, начальник там был из пожи- 

лых, зато заместители у него все были не старше сорока двух - сорока 

трех лет и в одобрении своего министра и всего правительства в целом со- 

вершенно не нуждались. У них была интересная научная работа, ученые сте- 

пени докторов наук и звания профессоров, двадцать лет выслуги за плеча- 

ми, что позволяло получать пенсию, и в случае взаимного недовольства, 

которое могло бы возникнуть между ними и руководством министерства, они 

с легкостью снимали погоны и начинали, свободно вздохнув, зарабатывать 

деньги чтением платных лекций и написанием разоблачительных публицисти- 

ческих статей в газетах и журналах. Эти молодые заместители-ученые ни за 

что не станут вырывать друг у друга итоговый документ, чтобы именно за 

своей подписью направить в комиссию, которой руководит Премьер. 

Поэтому Вячеслав Егорович остановил свой пристальный взор на том на- 

учном учреждении, где средний возраст руководящего состава был куда вы- 

ше. Начальник там, правда, успел ухватить зубами докторскую степень, 

когда начала распространяться практика защиты по докладу и совокупности 

работ. Нормальную, полновесную диссертацию ему бы никогда в жизни не на- 

писать, это знали все, поэтому тихо посмеивались, когда начальник вышел 

на защиту, а когда через неделю после защиты он не таясь стал искать 

знакомства, чтобы выбить себе звание академика хоть какой-нибудь акаде- 

мии, все уже ржали в голос и передавали новость друг другу как похабный 

анекдот. Это было время, когда стали появляться во множестве всякие раз- 

ные академии, раздававшие звания академиков направо и налево. Звания эти 

никого ни к чему не обязывали, прибавки к зарплате не давали и ценность 

научного руководства аспирантами не повышали. Но есть же люди, которым 

приятно под документом или иным каким письмом поставить короткое "Акаде- 

мик Холуйкин". Ну и пусть себе ставят на доброе здоровье, пусть тешатся. 

Пользы нет, но и вреда, однако, тоже никакого. 

У пожилого начальника-академика было четыре заместителя, то есть на 

самом деле их было больше, но занимавшихся наукой - четверо, потому как 

они возглавляли каждый свое подразделение, состоявшее из отделов, лабо- 

раторий и секторов и имевшее собственную научную проблематику. Замов по 

кадрам, по тылу и прочих Соломатин не считал. И на момент первой полови- 


Страница 54 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53  [54]  55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"