Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

да не тихонько, когда никто не слышит, а публично, во всеуслышание, пох- 

валили как раз за те навыки, которых он так стеснялся. Славик ловил на 

себе осторожные взгляды одноклассников и продолжал с утроенным рвением 

тереть стекла, а внутри у него все пело и радостно плясало. Первой не 

выдержала девочка, которая нравилась ему со второго класса, но с которой 

он даже за одну парту сесть боялся: она была отличницей и дочерью дирек- 

тора машиностроительного завода. 

- Слава, а покажи, пожалуйста, как ты делаешь, - вежливо попросила 

она. - Я мою, мою, а у меня все равно разводы остаются. 

- Возьми газету, - шепотом поделился он своим домашним секретом. - 

Газетой лучше всего протирать, когда основную грязь уже смоешь. Вот 

смотри, берешь лист, комкаешь посильнее и трешь. Никаких разводов не бу- 

дет. 

- А где ты взял газету? - спросила девочка, тоже переходя на шепот. 

- Из дома принес. Нас же еще вчера предупредили, что наш участок - 

окна на втором этаже. 

- А ты со мной не поделишься? 

Разумеется, он поделился с ней не только знаниями, но и принесенными 

из дома старыми газетами. 

А в понедельник на утренней линейке подводили итоги субботника, и тот 

самый комсомолец из десятого класса вспомнил Славика Соломатина и гром- 

ко, при всей школе, привел в пример его старательность и добросовест- 

ность. Он был таким красивым, этот комсомольский вожак! Высоченный, пле- 

чистый, высоко поднятые, разлетающиеся к вискам брови, густые прямые во- 

лосы, откинутые со лба назад. Славик смотрел на него влюбленными глаза- 

ми, понимая, что вовек не расплатится с комсомольцем за то, что тот для 

него сделал, сам того не подозревая. Его больше не дразнили маменькиным 

сынком. Его совершенно неожиданно выбрали в совет отряда. Его похвалили 

на родительском собрании. Мамы на этом собрании, правда, не было, она, 

как всегда, была на работе, но были соседи по дому и двору, дети которых 

учились в одном классе со Славиком. Через два дня после родительского 

собрания мама утром, готовя ему завтрак, вдруг сказала: 

- Спасибо тебе, сынок. 

- За что? - удивился Славик, подумав, что, кажется, еще ничего с утра 

натворить не успел. 

- Мне тетя Люба с пятого этажа сказала, что тебя на собрании очень 

хвалили, всем ребятам в пример ставили. Знаешь, как мне приятно было? 

Ведь когда тебя хвалят, это и мне похвала и награда. Значит, правильно 

тебя воспитываю, значит, ты у меня растешь хорошим человеком, добрым, 

достойным. И я могу тобой гордиться. 

- Правда? - не поверил Славик. - Ты правда мной гордишься? 

- Конечно, сынок. Теперь держи марку, не подведи семью. 

Им гордится мама. Его признали одноклассники. Славик был на вершине 

счастья. А уж когда к этому добавилась дружба с той самой девочкой, ко- 

торая ему давно нравилась, Славик Соломатин сказал себе: "Если за него 

нужно будет отдать жизнь - я это сделаю. Потому что это самый лучший че- 

ловек на свете". Под "ним", естественно, подразумевался комсомолец-деся- 

тиклассник, который в мгновение ока стал для двенадцатилетнего Славика 

светом в окошке, идеалом, лидером. Вот именно, Лидером. И именно с 

большой буквы. 

Спустя два года Славик встретил свое божество в райкоме комсомола. 

Тогда весь его класс вызвали для собеседования, прежде чем позволить им 

надеть комсомольские значки. Божество Славика узнало и даже соизволило 

по этому поводу пошутить: 

- Вот тут я вижу среди вас паренька, который умеет не только над 

книжками сидеть, но и руками работать. Помню, я советовал вам всем брать 

с него пример. Ну-ка признавайтесь честно, кто научился мыть стекла так 

же хорошо, как он? 

Все поняли, что инструктор шутит, и подобострастно заулыбались. Одна- 

ко уже через неделю после приема в комсомол Славика пригласили и предло- 

жили ему возглавить бюро ВЛКСМ в его школе. 

- Тебя знают в райкоме, - сказали ему тоном, не терпящим возражений, 

- и тебе будет легче решать вопросы. 

Он и не думал отказываться. С характеристикой, в которой будет напи- 

сано, что он руководил комсомольской организацией школы, ему будет отк- 

рыт путь в любой вуз. И армия не страшна. Мама сможет гордиться тем, что 

ее сын - студент. А он подыщет себе какуюнибудь работу, которую можно 

будет делать в свободное от института время, чтобы поддерживать семейный 

бюджет. Сестренка уже - большая, в школу пошла, ей теперь то форму нужно 

покупать каждый год, потому что растет быстро, то ранец, то тетрадки и 

ручки, то носочки и бантики. Да и у него самого уже усы начинают расти. 

Еще два года, пока он в школе учится, они как-нибудь протянут, а когда 

он закончит школу, с деньгами совсем плохо станет. В школьной форме не 

походишь, нужно будет все покупать. И сестренка станет старше... Одним 

словом, в армию Славику идти будет нельзя, а потому нужно сделать все, 

чтобы поступить в институт. И на своей комсомольской работе Соломатин 

землю рыл вплоть до выпускных экзаменов. 

Иногда он встречался в райкоме с Лидером, но в разговоры с ним не 

вступал. Лидер пробегал мимо, отмахивая стремительные шаги своими длин- 

ными мускулистыми ногами спортсмена, и лишь слегка кивал Славику на хо- 

ду. Но ему и этого было достаточно, чтобы чувствовать себя счастливым. 

Накануне выпускных экзаменов Соломатина вызвали в райком. Он ничуть 

не обеспокоился, ибо полагал, что окончание учебы в школе автоматически 

прерывает его деятельность в школьном бюро ВЛКСМ и его попросят отчи- 

таться о проделанной работе и передать документы тому, кто будет его 

преемником на этом посту. Однако речь зашла вовсе не об этом. 

- Какие у тебя планы? - спросил его знакомый инструктор райкома. - 

Что собираешься делать после школы? Работать, наверное, пойдешь? 

- Хочу попробовать в институт, - смущенно признался Слава. 

- Да? - явно оживился инструктор. - А в какой? 

- В автодорожный. 

- В автодорожный? - разочарованно протянул комсомольский работник. - 


Страница 52 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51  [52]  53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"