Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

гает. И те, кто сейчас проявляет к нему такой интерес, хотят эту инфор- 

мацию из него вытрясти, чтобы использовать в политической игре. 

- Ну и пусть используют, - пожала плечами Настя. - Нам-то с вами что 

за печаль? На то она и игра, пусть резвятся. 

- Ничего-то ты не понимаешь, - покачал лысой головой Гордеев по проз- 

вищу Колобок. - Во-первых, я получил приказ от генерала Коновалова, не 

выполнить который я не могу. У него есть оперативная информация о том, 

что готовится убийство или похищение человека, и он дает мне задание это 

преступление предотвратить. Все, деточка, разговор окончен, сколько бы я 

ни дергался. Во-вторых, это мы с тобой - майор да полковник - люди тихие 

и незаметные, а они - генералы, лица приближенные к императору. Им этот 

Сауляк тоже нужен, потому что оба они наверняка в чьей-нибудь команде. И 

хорошо, если в одной. Потому что если в разных, то мы с тобой еще хлеб- 

нем дерьма от них же. И вот я спрашиваю тебя, деточка: знаешь ли ты, что 

нужно сделать, чтобы довезти Павла Дмитриевича Сауляка от колонии в Са- 

марской области до столицы нашей родины живым и невредимым? 

- Знаю, - сказала она. - Я знаю, что нужно сделать. Только я не очень 

себе представляю, как это сделать. 

Он был спокоен и терпелив, как впавшая в анабиоз ящерица. До конца 

срока оставалось шесть дней, но он был равнодушным, потому что никак не 

мог решить, хорошо это или плохо. Сауляк ежедневно читал газеты с того 

самого дня, как оказался в этой зоне, чтобы понимать, миновала ли опас- 

ность, но так и не понял. То ему казалось, что можно выходить, что ниче- 

го плохого с ним уже случиться не может, то вдруг опять что-то происхо- 

дило во внутренней политике, и он считал за благо отсидеться в тиши. Не 

имея за плечами ни одного нарушения режима, постоянно перевыполняя нормы 

выработки в цехе, он в любой момент мог подойти к начальнику отряда и 

сказать, что хочет похлопотать об условном или условно-досрочном осво- 

бождении. Причин для отказа не нашлось бы, и суд наверняка удовлетворил 

бы ходатайство. Но Павел Сауляк так и не воспользовался этим. Не было у 

него уверенности, что там, снаружи, на воле, он будет в безопасности. И 

что его ждет через шесть дней? Может, выкинуть какой-нибудь фортель, по- 

ка не поздно, и намотать себе дополнительный срок? Или все-таки выйти? 

Сауляк имел собственные принципы работы, и одним из этих принципов 

был запрет на повтор одного и того же приема, если это может привести к 

расшифровке. В первый раз, два года назад, он намеренно совершил прес- 

тупление и отправился за решетку, там ему было спокойно и безопасно. Но 

если есть люди, которые за ним наблюдают и ждут, когда он выйдет, они 

сразу догадаются, что он их боится, если за несколько дней до освобожде- 

ния он сделает все для того, чтобы не выйти из зоны. Трюк дешевый и всем 

известный. Пока можно делать вид, что ничего особенного не знаешь, что 

два года назад действительно напился и нахулиганил, с кем не бывает, и 

тебе даже в голову не приходит, что кто-то может за тобой охотиться, что 

ты для кого-то представляешь интерес. Почему не приходит? Да потому что 

в этой голове и нет ничего интересного, так, глупости одни. А вот если 

показать свой страх, это все равно что признаться: да, ребята, я много 

знаю, да такого, что у вас волосы на ушах сначала вырастут, потом заше- 

велятся, а потом все от ужаса повыпадают. Тогда точно кранты. Тогда в 

любой зоне достанут, ни за чем не постоят, никаких денег не пожалеют на 

взятки, а достанут. 

Павел повернулся на койке, почувствовал, как заныл бок - давал себя 

знать холецистит, сел, спустив ноги на пол. Барак спал или делал вид, 

что спит. Сауляк знал, что в этой обманчивой тишине чего только не про- 

исходит... 

Он натянул сапоги и пошел по проходу, не топая, но и не стараясь осо- 

бо не шуметь. Походка у него была мягкая и легкая, и он без всяких до- 

полнительных усилий передвигался почти бесшумно. 

- Ты куда, Черенок? - послышался шепот сзади. - Гляди, нарвешься. 

Павел даже головы не повернул. Он знал, что единственным человеком, 

который не хочет, чтобы Сауляк вышел из зоны, был молоденький первоходок 

Коля, осужденный за дурацкую кражу еще по малолетке и переведенный во 

взрослую колонию по достижении восемнадцати лет. Коля пришел в зону сов- 

сем недавно, месяца два назад, и его невысоким, ладно скроенным телом 

сразу же заинтересовались любители. Сауляк, который дал себе зарок ни с 

кем не контачить в колонии в целях собственной же безопасности, вынужден 

был отступить от данного себе слова, потому что пожалел мальчишку. Краем 

уха он ловил разговоры, ведущиеся вокруг того, "как бы Кольку опустить 

половчее", и терпеливо ждал, когда подонки приступят к осуществлению 

своего замысла. Ждать пришлось недолго, заводилы наконец договорились о 

порядке очередности. Сауляк глаз с мальчишки не спускал и, когда понял, 

что "вот, началось", тихо подошел к двери, за которой укрылись насильни- 

ки. Возле двери, разумеется, стояли двое жлобов, которых поставили "на 

атас", пообещав дать попользоваться Колей после паханов, но они не явля- 

ли собой препятствие для Павла. Давно еще, спустя только месяц после 

прихода Павла в зону, все знали, что связываться с ним нельзя. Себе до- 

роже. Поэтому, завидев бесшумно двигающуюся, почти бесплотную фигуру Че- 

ренка, они только и думали о том, как бы не встретиться с ним взглядом. 

Дверь оказалась запертой, Сауляк не глядя протянул руку и с удовлет- 

ворением почувствовал, как в ладонь лег теплый металлический ключ, пос- 

лушно положенный одним из жлобов. Он резко повернул ключ в замке и рва- 

нул дверь. Еще ничего не случилось, он успел. Коля стоял, согнувшись 

вперед, за руки и за ноги его держали четыре сукина сына, а тот, чья 

очередь по жребию или по договору была первой, уже спустил штаны и с шу- 

точками и прибауточками демонстрировал собравшимся свой прибор в полной 


Страница 5 из 142:  Назад   1   2   3   4  [5]  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"