Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

одиноким, как и все, кого вербовали в группу Павла Сауляка. Многосемей- 

ные там были не нужны. 

И вдруг появился человек, который сказал, что при определенных усло- 

виях. Рифиниус может остаться в Москве. Условий было три: прекратить 

врачебную практику окончательно в любом ее виде, сменить имя и место жи- 

тельства, оказывать услуги этому человеку и выполнять его задания. Карл 

не был наивным и глупым, по одному только стилю решения проблемы он со- 

образил, что имеет дело с могущественной организацией, и быстро догадал- 

ся, какого рода могут быть эти услуги и задания. Деньги ему не были нуж- 

ны, он уже заработал достаточно, чтобы жить так, как ему нравится. Пос- 

кольку в пациентах у него ходили самые избранные, то в виде благодарнос- 

ти за лечение он за время работы врачом получил все, о чем мечтал, по 

мизерным ценам, доступным даже обыкновенному инженеру. Бояться ему было 

нечего, криминала за ним никакого не числилось, а то, чего он не совер- 

шал, ему уже и без того навесили. Но его жгла ненависть. Ненависть к 

этой раскормленной обожравшейся дуре, которая посмела отомстить ему за 

то, что ее не трахнул. Ненависть к ее высокомерному импотенту мужу, ко- 

торого он, кстати, тоже лечил пару лет назад. Ненависть ко всему, что 

олицетворялось умом, честью и совестью, в одном городе с которыми ему 

было заказано жить. 

Павел дал ему новые документы, в которых была вклеена его фотография, 

но стояло совершенно другое имя. Теперь он был Константином Федоровичем 

Ревенко. Сауляк пояснил ему, что имя выбирал, стараясь сохранить инициа- 

лы, в противном случае Рифиниусу пришлось бы вырабатывать совсем другую 

подпись, а так можно только чуть-чуть изменить старую, привычную. Да и 

носовые платки, на которых влюбленные дамы старательно вышивали его ини- 

циалы, пришлось бы выбрасывать, а жаль, все-таки натуральный батист, не 

какая-нибудь там китайская синтетика. Новоявленный Ревенко поменял место 

жительства и растворился в многомиллионной Москве. 

Работал он не из любви и благодарности, как Рита, не из жадности, как 

Миша Ларкин, и не из страха перед тюрьмой, как Асатурян. Он сотрудничал 

с Павлом из идейных соображений, ибо ненавидел весь свет, а особенно - 

тех, против кого, собственно, и работал чаще всего. Павел не обольщался 

насчет мотивов, которыми руководствовался бывший доктор, поэтому и зада- 

ния давал ему соответствующие. Партийные деятели, работники правоохрани- 

тельных органов, крупные руководители. Сауляк старался, чтобы каждый 

раз, выполняя задание, Карл чувствовал жгучую сладость мести. 

Крючок, на котором сидел Рифиниус, был эмоциональным, а не матери- 

альным. Рита боялась психушки, Ларкин - нищеты, Гарик - тюрьмы, а Карл 

не боялся ничего, и эту неувязочку нужно было быстренько исправить. Одно 

из первых заданий, которое выполнял Рифиниус-Ревенко, состояло в доведе- 

нии до самоубийства молодой девушки, студентки-первокурсницы. Некие 

очень богатые, но не очень законопослушные люди были заинтересованы в ее 

отце, но тот, за год до этого потеряв жену, упорно отказывался от выгод- 

ных предложений и твердил: "Я готов рискнуть, но если что-то не получит- 

ся и меня посадят, что будет с моей девочкой? Как она будет жить, зная, 

что ее отец - вор?" Одним словом, девочка мешала, а папеньку очень нужно 

было прибрать к рукам, потому что никто, кроме него, не имел права под- 

писывать необходимые этим людям документы. Поэтому после того, как дочь 

ни с того ни с сего прыгнула с балкона двенадцатого этажа, отца смогли 

уломать, взяли его в долю и сделали на этом колоссальные деньги. А в ру- 

ках у Павла оказались веские доказательства причастности Карла к смерти 

девушки. Вот этими доказательствами он его и держал. 

Два года, которые Сауляк провел за решеткой, Карл-Константин вел 

жизнь тихую и спокойную. Пенсионного возраста он еще не достиг, но денег 

за время работы на Павла заработал столько, что мог о доходах не беспо- 

коиться. Жил в своей просторной квартире, холил двух собак - ирландских 

сеттеров, ездил на охоту. Иногда приводил женщин, но никогда не допус- 

кал, чтобы они оставались у него жить. Через полчаса беседы с ним Павел 

с огорчением убедился, что ненависть Рифиниуса насытилась и угасла и 

единственным стимулом остался страх перед имеющимися у Павла доказа- 

тельствами причастности к смерти той несчастной девочки. Стимул был, ко- 

нечно, сильный, никто не спорит. Под воздействием такого стимула Гарик 

прекрасно работает и будет работать еще много лет, пока срок давности не 

истечет. Но Гарик - молодой, ему еще и сорока нет, а стало быть, спо- 

койствия и мудрости тоже пока маловато. Рифиниус много старше, и как 

знать, не махнул ли он рукой на печальную перспективу попасть под суд. 

Тем паче материалы на Гарика были куда как весомее достаточно спорных 

улик, которые имелись на Карла. 

- Я рад нашей встрече, - говорил Карл Фридрихович, попыхивая сигаре- 

той, но Сауляк видел, что это неправда. Не рад он. Жил себе спокойно це- 

лых два года и хотел бы, наверное, жить так и дальше. Незачем ему искать 

на свою голову приключения. 

- Карл Фридрихович, мне понадобится ваша помощь, но я обещаю, что это 

в последний раз. Я понимаю, что вам хочется покоя, вы устали от меня. Я 

ценю все то, что вы для меня когда-то сделали, а сделали вы немало. Это 

была трудная работа, и вы имеете полное право спокойно отдыхать от нее. 

И я прошу вас просто о личном одолжении, - мягко говорил Сауляк, стара- 

ясь не встречаться глазами с бывшим психотерапевтом. - Помогите мне в 

последний раз, и больше никаких заданий. Разумеется, ваша работа будет 

должным образом оплачена. 

- Хорошо, - со вздохом согласился Рифиниус. - Я сделаю все, что нуж- 

но. 

"С тобой надо заканчивать, - мелькнуло в голове у Павла. - Отработа- 

ешь в этот раз - и все. Конец". 

Банкетный зал гостиницы "Россия" сверкал и переливался огнями, причем 

с первого взгляда трудно было точно определить, что сверкало больше: 


Страница 47 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46  [47]  48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"