Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

тщательно спрятанный предмет, если рядом находился человек, который к 

этому предмету хоть когда-нибудь прикасался. Эффект от воздействия лампы 

держался двое суток, потом проходил. А если в течение двух дней прини- 

мать антибиотики, то появлялась способность мысленного внушения. Он мог 

ничего не говорить вслух, а человек все делал, как ему внушалось. Бесп- 

рерывные, эксперименты с различными лекарствами привели к появлению ал- 

лергических прыщей на спине, но зато Михаил точно установил, какие таб- 

летки и в каких количествах нужно пить, чтобы объекту воздействия чуди- 

лись голоса и еще Бог знает что. Ларкин не уставал самосовершенство- 

ваться и уже через два года стал экстрасенсом-гипнотизером высочайшего 

класса. 

А задания становились все сложнее и сложнее, правда, и плата за их 

выполнение делалась все выше. В восемьдесят шестом по его воле пролилась 

первая кровь... Но он уже вошел в азарт. Ему больше не было страшно. 

 

 

Глава 7 

 

Григорий Валентинович Чинцов аж подпрыгивал от удовольствия, сидя пе- 

ред телевизором и слушая комментарии тележурналистов по поводу опублико- 

ванного в сегодняшней газете интервью Александра Ратникова, советника 

Президента. Интервью было просто замечательным, в нем было сказано все, 

что должно было быть сказано по заказу Чинцова. Нет, что ни говори, а 

этот Сауляк - кадр поистине бесценный. И как ему удалось все устроить? 

- По словам Ратникова, Президент дал ему твердое обещание не допус- 

кать дополнительной денежной эмиссии, - говорил с экрана популярный ком- 

ментатор. - Но поскольку никаким иным путем решить вопрос с задолженнос- 

тями по зарплате не представляется возможным, то задолженность эта, ско- 

рее всего, в ближайшее время погашена не будет. Любопытно отметить, что 

сам советник Президента заверил журналистку Юлию Третьякову в полном 

единодушии по этому вопросу среди всех членов ближайшего окружения Пре- 

зидента. Иными словами, все, включая самого Президента, прекрасно знают, 

что задолженность в течение ближайших месяцев погасить не удастся. Цити- 

рую: "Если из уст Президента или кого-либо из его окружения вы услышите 

твердые обещания погасить в марте - апреле все долги и выплатить зара- 

ботную плату, которую многие жители России не получают с сентября прош- 

лого года, то вы должны знать: это ложь. Включать печатный станок Прези- 

дент не собирается. Задолженности погашены не будут". Конец цитаты. И 

эти слова произнес человек, который уже два года не давал интервью нико- 

му из журналистов. Что же заставило его нарушить обет молчания? Позволю 

себе высказать предположение, что в рядах президентской рати начались 

разногласия, связанные с содержанием его предвыборных обещаний. Одна 

группа советников настаивает на том, чтобы в предвыборной программе Пре- 

зидента были даны только реальные обещания, и к этой группе, несомненно, 

относится Александр Ратников, другая же, по-видимому, считает, что в 

борьбе за электорат все средства хороши, даже откровенная ложь. И тот 

факт, что недосягаемый для журналистов советник все-таки решил выска- 

заться публично, говорит о кризисе политики Президента и о том, что его 

окружение совершенно не готово к тому, чтобы провести предвыборную кам- 

панию и в случае победы поддерживать Президента в течение следующих че- 

тырех лет. Если советники Президента единодушны в оценке истинного поло- 

жения вещей, но расходятся в вопросе о том, лгать населению или говорить 

правду, то вряд ли можно считать это нормальным проявлением плюрализма 

мнений. Речь, скорее, должна идти лишь о степени их беспринципности. Ос- 

тается только ждать, к советам какой из этих двух групп примкнет сам 

глава государства. 

Ах, какой текст! Григорий Валентинович даже руки потер от радости. 

Теперь один из трех козырей из рук Президента выбит навсегда. Какие бы 

обещания по выплате зарплаты он ни давал, никто ему не поверит. А если 

он не захочет прослыть лжецом, ему придется эту сладкую конфетку народу 

не показывать. Отлично, просто отлично! 

Григорий Валентинович добросовестно досмотрел информационную програм- 

му до конца, включая новости спорта и прогноз погоды, и только потом 

позвонил своему кормильцу, кандидату в новые президенты Малькову. 

- Слыхал? - довольным голосом спросил Чинцов. 

- Молодец, - похвалил Мальков, и по его тону Чинцов понял, что босс 

очень доволен. - Отлично сработано. Премия тебе за это. 

- Может, еще что нужно? - осведомился Григорий Валентинович. - Сам 

видишь, парень работает - высший класс. Надо его использовать. 

- Погоди пока, пусть отдохнет. А то еще подумает, что мы ему на шею 

сесть хотим. Чем больше он для нас будет делать, тем больше мы будем от 

него зависеть, сам понимаешь. А он и без того много знает, так что злить 

его нельзя. Выплати ему гонорар, сколько обещал, и пусть развлекается. 

Договорись, чтобы через недельку появился, но не нажимай на него. Ты по- 

нял, Гриша? Не нажимай. 

- Да понял я, понял. 

- Боюсь я его, - задумчиво произнес Мальков. - Опасный он, Гриша. 

- Да перестань ты, - поморщился Чинцов. - Ничего в нем нет опасного. 

Нормальный мужик, свою выгоду понимает правильно. Был бы опасным, зата- 

ился бы, а на соглашение с нами не пошел. Он же понимает, что не только 

он для нас опасен, но и мы для него, недаром же сбежал от наших ребят в 

Екатеринбурге. И сотрудничество сам первый предложил, потому что сообра- 

жает: у него - знания, у нас - сила, и еще неизвестно, что страшнее. 

- Думаешь? - с сомнением переспросил Мальков. 

- Точно тебе говорю. Я за свои слова ручаюсь. 

- Ну гляди, Гриша. Если ошибешься - сам знаешь, что с тобой будет. 

- Не ошибусь, не бойся, - самонадеянно заверил его Григорий Валенти- 

нович. Ну что ж, дело сделано, подумал он удовлетворенно. Женька Шабанов 

с визитом Президента на родину все сделает, как надо, постарается. Удач- 

но получилось, что удалось его впихнуть в президентскую команду. С таки- 


Страница 44 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43  [44]  45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"