Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

была увешана входная дверь. Выйдя на лестничную площадку, он постарался 

хлопнуть дверью как можно громче, чтобы Ратников наверняка услышал сиг- 

нал, по которому, в соответствии с программой, должен выйти из транса. А 

то еще, не приведи Господь, жена зайдет к нему, а он сидит с вытаращен- 

ными глазами и полудурочным лицом... 

Михаил Давидович Ларкин хорошо понимал, кому и чему обязан своим бла- 

госостоянием, и не строил на сей счет никаких иллюзий. Его необыкновен- 

ный дар проявился в период полового созревания, и Миша, ничуть не испу- 

гавшись, быстро приспособил его к получению хороших отметок в школе. 

Точно так же лихо он прорвался в технический вуз, потому что тихим ев- 

рейским мальчикам в начале семидесятых вход в престижные гуманитарные 

вузы был закрыт. В физике и математике он тянул слабо, но отметки на эк- 

заменах получал вполне приличные, без стипендии, во всяком случае, не 

сидел. Самое главное было - идти на экзамен последним в группе, чтобы 

никто из студентов не слышал, какую чушь он нес. Однако наличие диплома 

знаний ему не прибавило, и после распределения в КБ жизнь стала совсем 

тусклой. Начальники его ругали, коллеги недоуменно пожимали плечами, ви- 

дя его безграмотные проекты, и при любой возможности его переводили с 

места на место, чтобы избавиться от балласта и освободить должность для 

более толкового инженера. И здесь даже его необыкновенные способности 

были бессильны, потому что никаким гипнотическим воздействием нельзя бы- 

ло заставить работать прибор, выполненный по его чертежам. 

Но Мише повезло, потому что мама его работала костюмером в театре, 

который частенько выезжал на зарубежные гастроли. Маму на эти гастроли, 

натурально, не брали, в театре были и другие костюмеры, у которых анкет- 

ка была получше. Но зато Ираида Исааковна была душой театральных кулис, 

ее обожала вся труппа, с ней делились радостями и проблемами, на ее пле- 

че выплакивали обиды, ей шепотом передавали все сплетни и слухи. Миша с 

самого детства любил бывать у матери на работе, и его, кудрявого пухло- 

щекого ангелочка, баловали, сажали на колени, угощали конфетами и 

апельсинами, а в восемь лет он даже играл крошечную роль в спектакле. И 

став взрослым, Миша Ларкин не перестал наведываться а театр, где ему 

всегда были рады, потому что по-прежнему обожали Ираиду Исааковну и пе- 

реносили свою любовь и доверие на ее сына, при которой не стеснялись об- 

суждать свои дела. 

Однажды, когда Миша сменил уже пять или шесть мест работы, его вызвал 

к себе заведующий сектором, в кабинете которого находился какой-то нез- 

накомый человек. 

- А вот и наш Михаил Давидович, - почему-то радостно сообщил завсек- 

тором, поднимаясь со своего места. - Вы тут поговорите, я вас оставлю, 

мешать не буду. 

Гость оказался сотрудником КГБ и вежливо так, интеллигентно предложил 

Ларкину повнимательнее прислушиваться к разговорам, которые ведут актеры 

и прочие работники театра, особенно накануне выезда на гастроли. Не со- 

бирается ли кто-нибудь из них вывезти контрабандой ценности? Не приобре- 

тают ли они валюту для покупок в западных магазинах? Не высказывает ли 

кто из них страшного намерения стать невозвращенцем? 

- Вы же понимаете, Михаил Давидович, - мягко говорил человек из КГБ, 

- вы такой плохой инженер, что перед вами маячит реальная опасность по- 

терять место и остаться без работы. Вас футболят из одного учреждения в 

другое, переводят из сектора в сектор и просто не знают, что с вами де- 

лать. В конце концов найдется принципиальный руководитель, который прос- 

то уволит вас за профнепригодность, а с такой записью в трудовой книжке 

вас больше никуда не возьмут. Только если сторожем. Но вы ведь не хотите 

работать сторожем, правда? 

- Правда, - честно ответил Миша. - Сторожем не хочу. 

- Ну вот видите. Если вы будете нам помогать, отдел кадров получит 

указание, и вас больше никто никогда не тронет. Даже на работу сможете 

ходить не каждый день. Будете брать чертежи на дом, вам разрешат, а уж о 

том, чтобы ваши проекты выглядели прилично, наша организация позаботит- 

ся. Кстати, поделитесь секретом, как вам удалось закончить институт и 

получить диплом инженера при таких чудовищно слабых знаниях? Взятки да- 

вали преподавателям? 

- Что вы, какие взятки! - от души рассмеялся Михаил и внезапно, под- 

чиняясь какому-то неясному побуждению, взял да и рассказал этому коми- 

тетчику, каким образом ухитрялся получать отметки на экзаменах. 

В глубине души он подозревал, что комитетчик ему не поверит и сочтет 

его рассказ остроумной выдумкой, но тот отнесся к Мишиному признанию не- 

ожиданно серьезно. 

- Это очень интересно, - задумчиво произнес он. - А вы могли бы 

подъехать ко мне на работу, чтобы мы поговорили об этом более предметно? 

В чем должен заключаться смысл "предметности", Миша не уловил, но 

согласился без колебаний. Он считал, что связь с такой могущественной 

организацией, как КГБ, может стать существенным подспорьем для тихого 

еврейского мальчика, не обладающего способностями к точным наукам и по 

сути не имеющего в руках никакой профессии, вообще ничего, кроме не ото- 

варенного знаниями диплома. 

Комитетчик назначил ему приехать для дальнейших переговоров и оставил 

бумажку с адресом. Миша удивился, что адрес этот был вовсе не на Лубян- 

ке, но ничего не спросил. Если он решил, что с Комитетом нужно дружить, 

то негоже с первого же момента проявлять подозрительность и задавать 

лишние вопросы. 

На следующий день Ларкин отправился по указанному адресу. Это оказал- 

ся обыкновенный жилой дом. Найдя нужную квартиру, он позвонил, но дверь 

ему открыл не вчерашний знакомец, а совсем другой человек, назвавшийся 

Павлом Дмитриевичем. И говорил с ним этот человек не о театре и гастро- 

лях, не о стукачестве и доносах, а о его необыкновенном даре. В первый 

день все ограничилось беседой, но Павел Дмитриевич сказал, что нужно 


Страница 42 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41  [42]  43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"