Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

шимся, что повторения не хотела. Кроме того, она была так благодарна 

Павлу, которого считала своим избавителем и благодетелем, что впала в 

довольно распространенную ошибку девической влюбленности в прекрасного 

принца-спасителя. Но это Павел понял только сейчас. И не переставал 

удивляться тому, что Рита словно не видела его лица, весьма далекого от 

эталона мужской привлекательности. 

Сегодня, высадив Риту у подъезда ее дома, Сауляк не стал заходить к 

ней. Ему нужно было вернуться в свою новую квартиру, чтобы выспаться, 

собраться с силами и подумать. У него есть дело, которое он должен сде- 

лать во что бы то ни стало, и работа одновременно на трех хозяев - на 

генерала Минаева, на команду кандидата в президенты и на Соломатина, за- 

щищающего Президента нынешнего, - нужна только для того, чтобы отвести 

от себя опасность и обеспечить себе свободу действий, чтобы довести до 

конца это единственно важное для него сейчас дело. 

Перед квартирой, в которой жил Михаил, стояла очередь. Самая настоя- 

щая, хотя и маленькая - всего четыре человека. Павел сразу сообразил, 

что к чему, и мысленно выругался. Все-таки сорвался Миша, не смог совла- 

дать со скукой и привычкой к хорошим деньгам. Занялся частной практикой, 

ублюдок. 

- Кто последний? - спросил Сауляк, окидывая взглядом четырех женщин. 

Все они были разного возраста, но почему-то с одинаковым выражением 

на лицах. 

- А вам на сколько назначено? - спросила самая старшая из них. 

- На пятнадцать тридцать, - с ходу соврал Павел. 

- Не может быть, - уверенно заявила старшая. - На пятнадцать тридцать 

я записана. Я еще две недели назад записалась. 

- Значит, я пойду после вас, - миролюбиво предложил Павел. 

- Нет, после нее я иду, - включилась в разговор другая женщина, помо- 

ложе. - Мне назначено на шестнадцать. 

- Девушки, какие проблемы? Сначала все вы, потом - я. 

Дамы неодобрительно поглядели на него, но ничего не сказали. 

- Честно сказать, я не записывался, - признался он. - Но у меня такое 

дело... В общем, очень надо. Сами понимаете. Но вы не волнуйтесь, я без 

очереди не полезу, сначала всех вас пропущу. Только вы уж меня не выда- 

вайте, если кто еще придет, ладно? 

Дама, которой было назначено на четыре часа, сочувственно поглядела 

на него. 

- Видно, беда у вас серьезная, - сказала она. - Вон вы какой измучен- 

ный. Да вы не бойтесь, после вас уже никто не придет, Михаил Давидович 

принимает только до пяти, а позже чем на шестнадцать часов никого не за- 

писывает. 

Павел ничего не ответил, спустился на один пролет и присел на подо- 

конник. Значит, Миша принимает по одному клиенту в полчаса. Халтурщик 

несчастный. Разве можно за тридцать минут дать хороший гипноз и убедить 

человека, что у него все будет в порядке? Для этого нужно работать не 

меньше двух часов. Впрочем, может быть, он и не с гипнозом работает, Ми- 

ша - универсал, уникальное явление природы. Жаден только не в меру. По- 

губит его это когда-нибудь. 

Он терпеливо ждал, отмечая, что Михаил работает, может, и халтурно, 

но четко: каждые полчаса одна женщина выходила из квартиры, другая захо- 

дила туда. Впрочем, среди вышедших после сеанса оказался один мужчина. 

Наконец в половине пятого на пороге показалась та женщина, которой было 

назначено на шестнадцать часов, и Павел решительно поднялся по сту- 

пенькам и шагнул в темную прихожую. 

- Михаил Давидович! - громко позвал он. - Можно к вам без записи? 

- Проходите, - послышался из глубины квартиры знакомый голос. 

Павел вошел в маленькую комнату и с облегчением убедился, что Михаил 

хоть и нарушил запрет, но по крайней мере, не стал изображать из себя 

колдуна. Никаких свечей, крестов, талисманов и прочей атрибутики, приз- 

ванной внушить клиентам мысль о связи экстрасенса с высшими силами и по- 

тусторонними духами. Михаил сидел за обыкновенным письменным столом, 

одетый в самый обыкновенный костюм со светлой рубашкой и при галстуке. 

Правда, вид у него все равно был не деловым, а скорее богемным: курчавые 

волосы доставали до плеч, на носу красовались очки с тонированными стек- 

лами, а брюшко стало еще более заметным и пухленьким. 

- Павел Дмитриевич! - охнул Михаил. 

- Не ждал? - зло сказал Павел. - Думал, я не узнаю про твои художест- 

ва? Небось вся Москва про тебя говорит, вон очередь под дверью какая 

выстраивается. 

- Да что вы, Павел Дмитриевич, - залепетал Михаил, - ничего такого 

особенного... Обыкновенный психотерапевт, без глупостей. Никто не знает, 

я вам клянусь. 

- И чем же ты тут занимаешься по предварительной записи, а? Порчу 

снимаешь? Неверных любовников привораживаешь, сукин ты сын? 

- Ой, что вы, нет, нет, - замахал тот руками. - Просто беседую с 

людьми, стресс снимаю. Объясняю, что не надо обращать внимания на то, 

что отравляет жизнь. Знаете правило? Если не можешь изменить ситуацию, 

измени отношение к ней. Вот я и учу их менять отношение к той ситуации, 

которая их тревожит. Конечно, внушаю помимо их воли, но они же не заме- 

чают ничего, клянусь вам. Никто не знает. Павел Дмитриевич, ну войдите в 

положение! Вы уехали, на сколько - не сказали, а жить-то надо. Что ж мне 

было, до самой могилы прозябать без дела? 

- Ладно, кончай ныть. Я вернулся, работать надо. 

- Конечно, конечно, Павел Дмитриевич, - радостно забормотал Михаил, 

понимая, что его простили. - Я готов, форму поддерживал постоянно, для 

этого и кабинет свой открыл, чтобы навык не терять... 

- Ты не навык, а жизнь потерять мог, - сердито бросил Сауляк. - Голо- 

ва-то у тебя есть хоть какаянибудь? Ведь специально предупреждал. 

Но злость уже ушла, и Павел теперь думал только о том, как наиболее 

эффективно использовать Михаила. 

Юля Третьякова была начинающей журналисткой. Разумеется, она мечтала 

о славе, о сногсшибательных скандальных публикациях и разоблачительных 

интервью, которые она будет брать у самых известных людей страны, а мо- 


Страница 39 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38  [39]  40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"