Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

земли топор войны и разобрался бы с противником. Но он этого не сделал, 

и очень, очень маловероятно, что спустя два года ему, Минаеву, удастся 

разжечь огонь мщения. Эмоции, даже самые праведные, имеют неприятное 

обыкновение остывать. 

- Какое задание Булатникова вы выполняли перед тем, как он погиб? 

- Вы же прекрасно знаете, что я вам этого не скажу, - спокойно отве- 

тил Сауляк. 

- Но вы не можете не понимать, что его убийц надо искать среди тех, с 

кем был связан Владимир Васильевич в последнее время перед смертью. Вы 

отказываетесь помогать мне? 

- Считайте, что так. Булатников был связан с великим множеством 

сильных и влиятельных людей, и любой из них мог организовать его смерть. 

Ваша затея бессмысленна и бесперспективна. 

- Я так не считаю, - горячо возразил генерал. - Я много лет работал с 

Булатниковым, и я просто обязан узнать правду о его смерти и восстано- 

вить справедливость. Это мои долг, понимаете? Долг ученика, сотрудника, 

помощника. 

Павел молчал, не спеша прихлебывал ароматный горячий чай. Он не прит- 

ронулся к еде, только положил в чашку немного варенья. Генерал подумал, 

что если нельзя зацепить его на жажде отомстить, то можно попытаться 

сыграть на страхе. А если и это не получится, то в запасе остается еще 

чувство благодарности. Но Минаев должен во что бы то ни стало заставить 

Сауляка сотрудничать с ним. Для того чтобы осуществить то, что он заду- 

мал, ему нужен Павел и никто другой. Никто, кроме Павла, этого сделать 

не сможет. 

- Вы знаете, почему я организовал вашу охрану? - спросил он. 

- Догадываюсь. Кроме женщины, которую вы прислали, около меня крути- 

лись еще четверо. Кстати, кто они? 

- Вы ставите меня в сложное Положение, Павел Дмитриевич, - тонко 

улыбнулся Минаев. - Я, безусловно, раскрою вам все карты, если мы с вами 

будем сотрудничать. Но если вы безразличны к судьбе Булатникова и не хо- 

тите мне помогать, то я просто не имею права рассказывать вам все. У ме- 

ня ведь тоже есть свои профессиональные секреты. 

- Вашим секретам цена невелика. И без того понятно, что люди, которым 

Булатников оказывал услуги, теперь боятся огласки. У Владимира Ва- 

сильевича была обширная агентура, но определенного рода задания он пору- 

чал только мне. Вот я им и понадобился, чтобы не болтал лишнего. Даже 

странно, что их оказалось так немного. У ворот колонии, которую я поки- 

нул, могло собраться пол-России, я бы не удивился. Если вы не хотите 

сказать мне, кто конкретно заинтересовался моей персоной, - не надо, не 

говорите. Для меня от этого мало что меняется. Все равно я буду знать, 

что кто-то меня преследует, а кто именно - не суть важно, потому что ме- 

ры безопасности будут одними и теми же. 

- Значит, вы совсем не боитесь? 

- Почему, боюсь. Но это не означает, что я от страха кинусь рассказы- 

вать вам о делах Владимира Васильевича. Вы были его заместителем и уче- 

ником, и вы должны и без моих рассказов знать достаточно много. А если 

вы чего-то не знаете - значит, этого хотел Булатников. Вы знаете ровно 

столько, сколько он позволил вам знать, и нарушать его волю я не хочу. 

- Я мог бы предоставить вам безопасное убежище, - заметил Минаев. 

- Спасибо. Чем я должен буду за это заплатить? 

- Помогите мне найти убийц Булатникова. Павел Дмитриевич, поверьте, 

для меня это важно, очень важно. Здесь нет никакой политики, это чисто 

человеческое. И потом, я не хотел вам говорить, но... Видите ли, кое-что 

я действительно знаю. Вероятно, Владимир Васильевич скрывал от меня ка- 

кие-то факты и обстоятельства, но уверяю вас, очень немногие. Я знаю, 

чем занимались конкретно вы и группа, которую вы курировали. Может быть, 

повторяю, я знаю не обо всех ваших заданиях, но даже того, что мне из- 

вестно, вполне достаточно, чтобы доставить вам кучу неприятностей. Я не 

собираюсь этого делать, я не хочу умышленно причинять вам зло, но если 

вы откажетесь помогать мне, боюсь, я буду вынужден предать огласке 

кое-какие факты. Повторяю, не для того, чтобы навредить лично вам, а для 

того только чтобы уничтожить тех, на чьей совести жизнь Булатникова. 

- Элегантный шантаж? Это не делает вам чести генерал. 

- А мне наплевать на мою честь, майор. Да-да я знаю, кем вы были до 

того, как стали агентом Булатникова. И знаю, что в те времена, когда вы 

носили майорские погоны, у вас была другая фамилия. И знаю, при каких 

обстоятельствах вы лишились звания и должности. Так вот, майор, мне нап- 

левать на мою честь, если я вынужден буду жить с сознанием того, что 

убийцы моего учителя, друга и командира ходят на свободе. Вам понятно? 

Само это обстоятельство уже не делает мне чести. Я офицер и мужчина, ес- 

ли эти слова вообще что-то вам говорят. 

- Тогда я вынужден констатировать, что вы лжете, Антон Андреевич. Ес- 

ли вы знаете обо мне так много, то вы непременно должны знать, кто убил 

Булатникова. Я не верю в то, что вы этого не знаете. 

Минаев умолк, сосредоточенно размешивая ложечкой сахар в чашке. Потом 

поднял на Сауляка глаза которые стали почему-то темными и бездонными. 

- Да, Павел Дмитриевич, я лгал. Я знаю, кто это сделал. И я хочу, 

чтобы вы помогли мне уничтожить этих людей. Видите, я раскрыл перед вами 

все карты Я хочу не просто стереть этих людей с лица земли, хочу, чтобы 

имя их было покрыто несмываемым позором. 

- Я понял вас, - кивнул Павел. - Но я не разделяю ваших чувств. Антон 

Андреевич, давайте будем говорить правду хотя бы сами себе, если мы не 

можете сказать ее другим. То, что делал генерал Булатников, то, что де- 

лал я и мои люди по его указаниям, преступно, и это еще мягко сказано. 

Нас всех нужно был расстрелять за то, что мы делали. И вас заодно, пото- 

му что вы знали об этом и молчали. А теперь вы хотите покарать людей за 

то деяние, которое сам Булатников совершал неоднократно. Ему, выходит, 

можно, а им - нет? Двойной счет, двойная мораль? Для вас Владимир Ва- 


Страница 30 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29  [30]  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"