Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Тебе гренки жарить на завтрак? 

- Не надо, - ответила она страдальческим голосом. 

- А что хочешь? Яичницу? 

- Ничего не хочу. Хочу умереть. 

- Понятно, - усмехнулся за дверью Алексей. - Значит, гренки. Кончай 

придуриваться, на кухне уже тропическая жара. 

Она выключила воду и сразу почувствовала, как хорошо прогретая ванная 

начала наполняться холодным воздухом, коварно вползающим из-под двери. 

Настя торопливо вытерлась, завернулась в длинный теплый халат и метну- 

лась в сторону кухни, где ее ждало спасительное тепло. 

- Везет же некоторым, - с шутливой завистью пробормотала она, вонзая 

зубы в сочный кусок поджаренного белого хлеба с расплавленным сыром. - И 

на работу с утра пораньше бежать не надо, и встают по утрам как на 

праздник, без слез и мучений. 

- Ага, - подтвердил муж, - везет же некоторым с мужьями. Терпеливые, 

любящие, и встают по утрам, чтобы завтрак жене приготовить, и по магази- 

нам ходят, и с тяжелым характером супруги мирятся. Почему у тебя есть 

такой муж, а у меня такой жены нет? 

- Выбирать не умеешь, - пожала плечами Настя. - За те пятнадцать лет, 

что ты меня домогался, ты вполне мог бы подыскать себе что-нибудь получ- 

ше. Кто ж виноват, что ты уперся рогом - и ни в какую, подавай тебе ме- 

ня. Между прочим, а ты чего вскочил в такую рань? Ты же вроде бы соби- 

рался сегодня дома работать. 

- Я и сейчас собираюсь. Тебя, лентяйку, пожалел, встал, чтобы тебе 

завтрак приготовить. 

- Спасибо, солнышко, я ценю, - благодарно улыбнулась Настя. - Когда 

вам обещали зарплату выплатить? 

- Нам не обещают, нам ее молча не выплачивают, - хмыкнул Алексей. - 

Как в ноябре не заплатили, так и молчат по сей день. А что, у нас наме- 

чаются проблемы? 

- Еще не знаю, но вполне возможно. Нам тоже за январь не заплатили, 

но по крайней мере, обещают со дня на день. На вчерашний день у нас с 

тобой было триста тысяч в заначке, неделю мы проживем на них, а потом 

что будем делать? 

- Асенька, не забивай ты себе этим голову, - поморщился Алексей. - На 

этой неделе у меня четыре платные лекции, а на следующей - три. Протя- 

нем. 

- Лешик, но из-за того, что тебе не платят зарплату с ноября, мы с 

тобой прожили твой последний учебник, просто съели его с первой до пос- 

ледней страницы вместе с введением, заключением и обложкой. Мы с тобой 

как-то неправильно живем, у нас нет стратегии, как зарабатывать деньги и 

как их тратить. Ты ведь помнишь, мы планировали отложить гонорар за этот 

учебник на годовщину свадьбы, чтобы поехать куда-нибудь. Завтра мы прое- 

дим твои лекции, а что мы будем делать послезавтра, если ни тебе, ни мне 

денег не дадут? Начнем продавать подарки, которые ты мне дарил? 

- Ася, этот разговор, тем более в спешке, не имеет смысла, если у те- 

бя нет конкретных предложений. Ешь, пожалуйста, быстрее, иначе опоздаешь 

на работу. 

- У меня есть вариант, и я хочу, чтобы ты о нем подумал. Ты говорил, 

что во время последней конференции тебе сделали интересное предложе- 

ние... 

- Ася! 

Алексей резко встал и отошел к окну. 

- Ты ведь все равно со мной не поедешь. Я понимаю, тебе совершенно 

безразлично, где я нахожусь, рядом с тобой или за тридевять земель в Ка- 

наде, ты ничего не видишь, кроме своей работы, и тебе ничего не нужно, 

кроме этой работы. Но я не хочу от тебя уезжать, я без тебя скучаю, я по 

тебе тоскую, и мы с тобой обсуждали этот вопрос неоднократно. 

- Лешенька, ну что ты сердишься! Что мы с тобой должны делать? С го- 

лоду подыхать? Ни ты, ни я не виноваты в том, что бюджетникам не платят 

зарплату, и поправить мы здесь ничего не можем. Это не в наших силах. 

Значит, кто-то из нас двоих должен зарабатывать деньги, другого выхода 

все равно нет. И если бы ты поехал на три месяца в Канаду и прочитал там 

свой курс, мы могли бы по меньшей мере год не думать о том, выплатят нам 

с тобой зарплату или нет. 

- Не поеду, - упрямо мотнул головой Алексей. - Я и здесь заработаю, 

не помрем с голоду. 

Они не поссорились, нет, Настя и Алексей вообще не ссорились практи- 

чески никогда, но неприятный осадок от разговора остался, и на работу 

Настя пришла не в самом лучшем расположении духа. В кабинете было холод- 

но, и она даже не могла бы точно сказать, отчего злится больше - от хо- 

лода и не оставляющего ее озноба или от утреннего разговора с мужем. 

Неприятно было признаваться себе в том, что Лешка отчасти был прав: она 

действительно совершенно спокойно отнеслась бы к тому, что его целых три 

месяца не будет рядом. Она так привыкла жить одна, ни в ком не нуждаясь, 

что восемь месяцев жизни в замужестве еще не успели привить ей страх пе- 

ред разлукой с супругом. 

В десять часов предстояло идти к начальнику отдела на утреннюю опера- 

тивку, но без десяти десять к ней заглянул Коля Селуянов и сообщил, что 

оперативного совещания не будет. 

- С чего это? - удивилась Настя. - Что-то стряслось? 

- Не в курсе, - мотнул головой Селуянов. - Колобка с самого утра не 

было, а пять минут назад он позвонил и сказал, что приедет не раньше 

двенадцати. 

- Ну, слава Богу, не заболел, - с облегчением улыбнулась она. - Все 

остальные неприятности мы как-нибудь переживем. 

Работы было, как обычно, непочатый край. Настя куда-то звонила, 

что-то выясняла, наводила справки, уточняла сведения, чертила схемы, де- 

лала записи, хмурилась, фыркала, пила кофе, беспрестанно курила, но к 

вечеру почувствовала, что в голове немного прояснилось. Дважды в течение 

дня ей приходилось прерывать свои увлекательные изыскания, потому что 

приходили свидетели, с которыми нужно было побеседовать. Эти поручения 

давал ей начальник отдела полковник Гордеев по прозвищу Колобок, поэтому 

когда в восьмом часу вечера Настя снова услышала его голос по внутренне- 

му телефону, она решила, что под конец дня подоспел еще один свидетель, 

которым ну совершенно некому заняться, кроме нее, дурочки. 


Страница 3 из 142:  Назад   1   2  [3]  4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"