Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Чтобы видеть вас. По крайней мере, я не пропущу момент, когда вам 

станет хуже. 

- Не станет, я же вам сказал. Выключайте свет и спите. Вам надо от- 

дохнуть. 

- Ах ты боже мой, какая забота, - буркнула она, закутываясь в одеяло. 

- Выключите свет. Пожалуйста, - попросил он. 

Было в его тоне что-то такое, что заставило Настю послушно встать и 

щелкнуть выключателем. Теперь комната освещалась только светом фонарей и 

прожекторов, горящих на улице и аэродроме. Заснешь тут, пожалуй, с разд- 

ражением подумала она. Самолеты ревут прямо над головой, а на соседней 

кровати - тяжелобольной человек. Обстановочка для здорового отдыха самая 

что ни на есть подходящая. 

Павел лежал так тихо, что Настя постепенно стала успокаиваться. Когда 

у человека что-то болит, он обычно не может лежать неподвижно, крутится 

с боку на бок, пытаясь найти положение, в котором боль будет не так ощу- 

щаться. Ей удалось немного расслабиться, и поскольку она понимала, что 

заснуть в таком грохоте все равно не сможет, то попыталась хотя бы мысли 

привести в порядок. Она методично, минуту за минутой мысленно проживала 

минувший день, вспоминая каждое слово Павла, каждый его жест, каждый 

взгляд. Что нового и ценного она сумела узнать о нем сегодня? 

- Настя, - донеслось до нее с соседней кровати. 

Она подпрыгнула как ужаленная. За двое суток он впервые назвал ее по 

имени. Видно, совсем его припекло. Знать бы только, что именно. 

- Да, я здесь, - откликнулась она так же тихо. 

- Ты не спишь? 

- Нет. 

- Посиди со мной. 

Уже и на "ты"! Эк вас разобрало, Павел Дмитриевич. Что же с тобой 

происходит, хотелось бы знать. 

Настя торопливо откинула одеяло и села на край его кровати. Ледяные 

пальцы коснулись ее ладони. 

- Тебе холодно? - заботливо спросила она. - Почему ты не укроешься 

одеялом? 

- Не надо, все нормально. Просто посиди со мной. 

- Хорошо, конечно. 

Она легко сжала его пальцы, но уже через секунду Павел высвободил их 

из ее руки. Минуты шли, Настя начала мерзнуть, но не смела пошевелиться. 

Она совершенно не понимала, что происходит, но знала точно, что нельзя 

нарушать то хрупкое равновесие доверия-отчуждения, которое вдруг воцари- 

лось между ними. 

- Будь я проклят, если я когда-нибудь обижу тебя, - внезапно произнес 

Павел громко и отчетливо. 

Настя с трудом сдержалась, чтобы ничего не сказать в ответ. Только 

нашла в темноте его руку и легко погладила холодные пальцы. 

- Ложись, - сказал он уже тише. - Не обращай на меня внимания, я несу 

всякий бред. Ложись. 

Она молча встала и перешла на свою кровать. До самого утра он больше 

не произнес ни слова. 

Около восьми утра ожил и захрипел стоящий на шкафу радиоприемник, 

подключенный к трансляционной сети аэропорта. 

- Внимание! Пассажиров рейса 726, следующего по маршруту Самара - 

Екатеринбург, просят пройти в здание аэропорта на регистрацию. Повторяю. 

Начинается регистрация билетов и оформление багажа пассажиров, следующих 

рейсом 726 Самара - Екатеринбург. Вылет рейса в десять часов пятьдесят 

минут. 

Они быстро вскочили и начали собираться. 

- Как вы думаете, у меня есть время принять душ? - спросил Павел. 

Ого, опять на "вы". Застеснялся собственной слабости, проявленной 

вчера вечером? Это бывает. Что ж, решила Настя, не будем упираться, пой- 

дем у него на поводу. 

- Вполне, - разрешила она. - Минут двадцать в вашем распоряжении. 

Он прошел в ванную, но дверь опять не запер. 

Вышел он минут через пятнадцать, чисто выбритый, и выглядел более чем 

удовлетворительно. Во всяком случае, глядя на него, никто не сказал бы, 

что накануне этот человек перенес сильный приступ какойто болезни. 

Дальше все пошло на удивление гладко. Самолет действительно вылетел 

из Уральска в одиннадцать часов, а около половины второго они уже полу- 

чили новые паспорта и билеты на рейс Екатеринбург - Волгоград. Поздно 

вечером, поднявшись на борт самолета, который должен был доставить их из 

Волгограда в Москву, Настя немного перевела дыхание: кажется, все идет 

без сбоев. Вокруг не было ни одного знакомого лица, даже Короткова не 

видно. Это правильно, Сауляк не должен сомневаться в том, что им удалось 

оторваться, а ведь Юру она выдавала за одного из преследователей. 

- Ну вот, Павел Дмитриевич, - сказала она, когда стюардесса объявила, 

что самолет пошел на посадку, - осталось последнее усилие - и все закон- 

чится. 

- Нас будут встречать в аэропорту? 

- Боюсь, что нет. Мне придется довезти вас до места самой. 

- Уже ночь, транспорт не ходит. Или за два года вы в Москве эту проб- 

лему решили? 

- В аэропорту должна быть машина на стоянке. 

- Может быть, вы хотя бы теперь скажете мне, к кому вы меня везете? 

- Не могу. - Она покачала головой. - А вдруг вам это не понравится? 

Сбежите еще. Обидно же, когда после стольких мытарств я вас потеряю на 

последних метрах дистанции. Доедем - сами увидите. По крайней мере, вы 

можете быть уверены в том, что этот человек не вынашивает гнусный замы- 

сел избавиться от вас, иначе он не стал бы пытаться помешать тем, кто 

хочет это сделать. Так что на ближайшую перспективу жизнь вам гарантиро- 

вана. 

- Очень обнадеживающе, - усмехнулся он. - Дайте руку. 

- Зачем? - удивилась она. - Гадать будете? 

- Помогу вам. Вы же плохо переносите снижение. 

- Откуда вы знаете? 

- Это очень заметно. Мы же не в первый раз летим с вами в самолете. 

Давайте руку, не бойтесь. 

Настя послушно протянула ему руку. Пальцы у Павла оказались на этот 

раз теплыми. Он двумя руками ощупал ее кисть, нашел какую-то точку и 

сильно нажал. В первый момент Настя вздрогнула от боли, но уже в следую- 

щую секунду почувствовала, что дурнота стала отступать. Сауляк не выпус- 

кал ее руку из своих ладоней, и она с удивлением поняла, что его стран- 

ные манипуляции дают хороший эффект. Даже тяжесть, давящая на уши, прош- 

ла. Она прикрыла глаза и расслабленно откинулась на спинку кресла. Руки 


Страница 28 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  [28]  29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"