Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

кофе ничего нет. 

- Можно взять сок. А вы кофе любите, вот и пейте на здоровье. И кам- 

пари здесь есть. 

- Вы что, решили сделать мне приятное? 

- Не хочу пользоваться вашими бескорыстными одолжениями. Вы честно 

рассказали мне про то, как отличить правду от лжи, и я должен с вами 

расплатиться, если уж не деньгами, то хотя бы тем, что буду потакать ва- 

шим желаниям. 

- Пашенька, вы - прелесть, - расхохоталась Настя. 

На его лице впервые за два дня мелькнуло какоето слабое подобие улыб- 

ки. 

- Я оценил ваши самоотверженные усилия по моему спасению и раскаялся. 

Не хочу, чтобы вы считали меня неблагодарным. Я действительно признате- 

лен вам за то, что вы приехали меня встретить, хотя, может быть, это не 

очень заметно. Что вам принести? 

- Кофе, пирожное и мартини. Если мартини нет, тогда кампари. 

Она протянула ему несколько купюр. 

- И не забывайте о себе. Я понимаю, вас коробит оттого, что я каждый 

раз даю вам деньги, но вам придется с этим смириться. Просто помните, 

что это не мои деньги, а моего нанимателя. И платит он их не мне за кра- 

сивые глаза, а фактически вам. Вы ему нужны, и он готов на это потратить 

неограниченные суммы. Так что вы имеете на эти деньги такие же права, 

как и я. 

Он слегка кивнул и отошел. Настя не спускала с него глаз. Так и есть, 

он снова начал оглядываться, при этом смотрел не столько на вход, 

сколько на дверь служебного хода. Совершенно точно, он кого-то ищет. Ко- 

го-то, кто, по его представлениям, должен работать в районе этой улицы в 

недорогом заведении. Бармен? Мойщик посуды? Кулинар? Швейцар? Официант? 

Грузчик? Или кто-то из хозяев? Любопытно, много ли на этом проспекте по- 

добных заведений. Так и придется ходить из одного в другое? Черт знает 

что. Ничего не попишешь, надо делать вид, что она верит в его благород- 

ные порывы. Нельзя быть слишком умной и не в меру наблюдательной. То, 

что она ему демонстрирует, пока вполне укладывается в особенности мышле- 

ния человека с математическим образованием. Вот в этих рамках и надо 

держаться. 

Павел вернулся, и Настя сразу поняла: что-то случилось. Лоб его снова 

был в испарине, губы сжаты в узкую полоску, глаза полузакрыты. Нашел, 

что ли? 

Ей он принес чашку кофе, эклер и стакан с мартини, себе - бутылку 

пепси-колы. Принимая у него из рук чашку, она случайно коснулась его 

пальцев. Они были ледяными. 

- Пашенька, мне начинает нравиться ситуация, когда вы демонстрируете 

мне свою благодарность, - произнесла она как ни в чем не бывало. - Что 

еще я должна сделать, чтобы вы продолжали оставаться таким же милым? 

Он не ответил. Теперь Сауляк снова сидел скрестив руки на груди и 

закрыв глаза. Лицо опять стало сероватым и болезненным, как недавно в 

гостинице. 

- Павел Дмитриевич, вы меня слышите? Вам нехорошо? 

Он медленно поднял веки и отрицательно покачал головой. 

- Я в порядке. 

- Вид у вас совсем больной. Что с вами? 

- Я же сказал, я в порядке. 

Опять-снова-сначала! Только что был вполне нормальным собеседником, 

даже шутить начал, еще немного - и улыбаться бы стал. И вдруг такая пе- 

ремена. Руки его сжались в кулаки с такой силой, что костяшки побелели 

и, казалось, вот-вот должны были прорвать тонкую кожу. 

- Ну как хотите, - пожала плечами Настя, надкусывая эклер. - Будете 

продолжать строить из себя принца в изгнании? 

Сауляк маленькими глоточками отпивал из стакана пепси-колу, уставив- 

шись невидящими глазами кудато в угол зала. Настя обернулась, но ничего 

интересного не увидела. Она поймала себя на мысли, что даже забыла поин- 

тересоваться преследователями. Два дня показали, что Сауляк был прав: 

тактику она избрала правильную. Кардинальных мер к ним применять не бу- 

дут, по крайней мере пока. Но что их ждет в Москве - неизвестно. Поэтому 

расслабляться нельзя, нужно играть в затеянную ею игру до победного кон- 

ца, до того момента, пока она не сдаст Павла с рук на руки генералу Ми- 

наеву. 

- Вы правы. - Внезапно он поставил стакан на стол и поднялся. - Мне 

действительно нехорошо. Мне нужно выйти. 

- На воздух? 

- В туалет. Вы можете быть спокойны, я никуда не сбегу. Если меня не 

будет слишком долго - не волнуйтесь, это со мной бывает. 

- Я не могу отпустить вас одного. 

- Я же сказал - я никуда не денусь. 

- А ваши доброжелатели? Или вы о них забыли? 

- Возьмите их на себя. Вы же считаете себя великой актрисой. 

Настя видела, что ему действительно плохо. И понимала, что, как 

только они расстанутся, он может стать очень уязвимым. Что же делать? 

Конечно, можно встать возле входа в туалет, но если эти парни захотят 

туда войти, она не сможет их остановить. 

- Идите, - кивнула она, вставая. 

Они вместе дошли до выхода из зала. Павел вышел в холл и пошел по 

направлению к туалету, а Настя повернулась и подошла к столику, за кото- 

рым сидели двое из серой "Волги". 

- Ребята, дайте выиграть тысячу долларов, - заявила она, плюхнувшись 

на свободный стул и без разрешения вытаскивая сигарету из лежащей на 

столе пачки. 

- Простите? - вздернул брови мужчина постарше, который вчера возле 

колонии сидел в машине на пассажирском месте. 

Второй, помоложе, щелкнул зажигалкой и дал ей прикурить. Глаза его 

при этом были прикованы к двери, из которой только что вышел Сауляк. 

- Пашка утверждает, что видел вас вчера в Самаре, причем несколько 

раз, и что вы летели в одном самолете с нами. А я говорю, что у него ма- 

ния преследования. Понимаете, - она понизила голос и глупо хихикнула, - 

он немножко не в себе, ему всюду крысы мерещатся. В общем, мы поспорили 

на тысячу долларов, что он вас там не видел. 

- Конечно не видел, - быстро произнес мужчина постарше. - Мы в Самаре 

не были, ему показалось. 

- Ага, мы местные, - подтвердил второй. 

- Ну вот и я о том же. Говорю ему, чтоб лечился, а он ни в какую. Ду- 

мает, я хочу его в дурдом запихнуть. Думает, мне его деньги нужны. А за- 


Страница 26 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25  [26]  27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"