Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

тоятельствах вам об этом сказать. Теперь понятно? 

- Оказывается, вы не только прожорливы, но и циничны, - усмехнулся 

Сауляк. - Впечатляющий набор душевных качеств. 

- Я не циничная, а просто трезвомыслящая, - возразила Настя. - Давай- 

те рассмотрим другой пример. Мы с вами знакомы уже два дня. За эти два 

дня вы не баловали меня пространными беседами, задали мне минимальное 

количество вопросов, а на мои вопросы отвечали скупо и односложно. Вы 

думаете, я из этого сделаю вывод, что вы вообще человек неразговорчивый, 

неконтактный и необщительный? Да ничего подобного. Дура бы я была, если 

бы так подумала. 

- А какой вывод вы сделали? 

- Я решила, что вы хотите произвести на меня впечатление замкнутого и 

неразговорчивого человека. И теперь моя задача - понять, зачем вам это 

нужно. Если я это пойму, значит, я узнаю правду. 

- И у вас есть варианты? 

На лице Павла проступила заинтересованность. Не напускная, а самая 

настоящая. 

- Масса. Вариант первый. Я вам категорически не нравлюсь, я чем-то 

вас очень сильно раздражаю, и вы просто хотите поменьше со мной об- 

щаться. Хотите, чтобы я не приставала к вам с разговорами и с дурацкими 

вопросами. Вариант второй. Вы не имеете ничего против меня лично, но вы 

плохо себя чувствуете и вам трудно разговаривать. Вы не хотите жало- 

ваться на нездоровье, поскольку я вам человек совершенно посторонний, а 

ваше хорошее воспитание плюс мужская гордость не позволяют вам жало- 

ваться посторонней женщине на недомогание. Вариант третий. Вы хотите ме- 

ня спровоцировать, раздразнить меня своей сухостью, уклончивостью и за- 

гадочностью и заставить вспылить и потерять над собой контроль. Этот ва- 

риант может быть верен в том случае, если вы мне не доверяете и считае- 

те, что я вас обманываю, что я не та, за кого себя выдаю, и от меня ис- 

ходит какая-то опасность. Вариант четвертый. Вы действительна молчаливая 

бука. Есть еще пятый, шестой и седьмой варианты. Но я полагаю, что изло- 

женного вполне достаточно, чтобы вы поняли основную мысль. Важны не сло- 

ва, а стоящие за ними мотивы и побуждения. 

- И в каком же варианте, по-вашему, кроется правда? 

Лицо его как-то неуловимо изменилось, но Настя никак не могла понять, 

что с ним произошло. То ли его действительно заинтересовал разговор, и 

маска холодного безразличия незаметно сползла, уступив место обычному 

любопытству. То ли он умело притворяется, чтобы она не заметила ту, дру- 

гую произошедшую с ним перемену. А может быть, один из названных вариан- 

тов оказался слишком близок к правде, которую он хотел бы скрыть, и его 

это испугало? 

- Еще не знаю, - как можно беззаботнее ответила она. - Для того чтобы 

это выяснить, надо или достаточно долго наблюдать за вами, или проводить 

какие-то специальные проверочные действия. Я этим заниматься не буду. 

Мое дело - доставить вас по назначению. А копаться в вашей душе мне не 

интересно. 

- Если следовать вашему методу, то я должен именно так подходить к 

вопросу о вашем образовании? То вы мне заявляете, что вы - актриса, то 

утверждаете, что закончили физмат. Следует ли из этого вывод, что вы ме- 

ня дезинформируете специально, чтобы заставить поломать голову? 

- Это только один вариант. У вас что, других нет? 

- Вы глупы и неопытны и не запоминаете собственную ложь. 

- Браво! Что еще? 

- Вы действительно актриса, но когда-то учились на физико-математи- 

ческом факультете. 

- Вы способный ученик, Павел Дмитриевич. Примите мои комплименты. И 

где же правда? 

- По крайней мере, у меня есть возможность это выяснить без больших 

трудозатрат. У вас есть карандаш или ручка? 

Настя открыла сумку и протянула ему шариковую ручку. Павел вытащил из 

пластмассового стакана салфетку и написал на ней длинное уравнение. 

- Пожалуйста, продемонстрируйте свое знание математики, - сказал он, 

протягивая салфетку Насте. 

Она быстро просмотрела длинный ряд символов и цифр, потом взяла руч- 

ку, зачеркнула один символ и написала над ним другой. 

- Насколько я понимаю, ваш - пример должен выглядеть вот так. Это же 

задачка из книги Пойа "Математика и правдоподобные рассуждения", верно? 

Я ее сто раз решала. Так что, записывать ход рассуждении или на слово 

поверите? 

- Поверю. - Сауляк взял салфетку, скомкал ее и сунул в пепельницу. - 

Теперь осталось проверить, действительно ли вы актриса. 

- Ну, это уже сложнее, - рассмеялась Настя. - Поскольку вы по образо- 

ванию технарь, то вопрос с математикой решился просто. А как вы намерены 

проверять мое актерское мастерство? 

- Я подумаю. Если вы наелись, может быть, пойдем? 

Понятно. Здесь нет того, кого он ищет. Сейчас он поведет ее еще ку- 

да-нибудь. 

- Куда? - невинно спросила она. - На улице тридцать градусов мороза. 

Вы что же думаете, я силой своего актерского таланта могу заставить себя 

умирать от жары в такой холод? Мне даже система Станиславского не помо- 

жет. 

- Пойдем еще куда-нибудь. Мне здесь надоело. 

Найдем другое заведение. 

Они поднялись, застегнули куртки и стали пробираться к выходу. Двое 

из "Волги" тоже засобирались. У них оставалось еще по пол кружки пива, и 

Настя краем глаза видела, как они допивали янтарную жидкость огромными 

торопливыми глотками. 

А что, не пропадать же добру, коль уплачено. 

После жаркой душной пивнухи стоящий на улице мороз показался Насте 

приятной свежей прохладой. Они прошли буквально несколько метров, она 

даже не успела начать мерзнуть в полное удовольствие, когда Павел шагнул 

в сторону и толкнул дверь еще одного заведения. Это тоже оказался бар, 

но уже не пивной. Здесь обстановка была куда более цивилизованная, и по- 

тише, и почище, и даже было где куртку повесить. Народу, правда, тоже 

было немало, но им удалось найти свободный столик. 

- Зачем мы сюда пришли? - с недоумением спросила Настя, когда они 

уселись. - Вы же не пьете ни кофе, ни спиртное. А здесь кроме алкоголя и 


Страница 25 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24  [25]  26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"