Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Уральске его вполне могут закрыть для вылета. Вот влипли они с этим Сау- 

ляком! Но попасть в Кольцове было необходимо. В последнее время органи- 

зация оперативных мероприятий спустилась с уровня управленческих решений 

и приказов на уровень личных контактов. И немалую роль сыграло в такой 

перемене осознание печального факта коррупции и недобросовестности в ми- 

лицейских рядах. Если понимаешь, что доверять безоглядно никому нельзя, 

то и каждую операцию строишь преимущественно с расчетом на приятелей и 

хороших знакомых. Такие знакомые в аэропорту Кольцове у Юры были. А в 

Уральске их не было. Поэтому приходилось ждать милости от погоды. 

Он догнал Настю и Сауляка на остановке автобуса. Народу на остановке 

было много, этот маршрут заканчивался у городского железнодорожного вок- 

зала, и пассажиры с екатеринбургских рейсов в большинстве своем стара- 

лись уехать из Уральска поездом. Но Коротков решил не рисковать попусту. 

Мало ли что Анастасия наплела этому Сауляку. Лучше не попадаться им на 

глаза лишний раз. Коротков быстро нашел лихого водилу-частника и пропел 

ему банальный романс о неверной возлюбленной и коварном сопернике. Па- 

рень сразу согласился с тем, что морду бить, конечно, не стоит, но прос- 

ледить и посмотреть, что да как, никогда не помешает. На том и порешили. 

- Что же она, сюда к своему хахалю прикатила? - поинтересовался сер- 

добольный автовладелец. 

- Нет, она с ним в Екатеринбург летела. Она вроде как в командировку, 

а он с ней за компанию. Теперь вот застряли у вас неизвестно на сколько. 

Я-то следующим рейсом летел, чтобы на глаза им не попадаться. Я же знал, 

в какую организацию ее командировали, так что нашел бы ее быстро. А мой 

самолет тоже здесь посадили, вот и толчемся на одном пятачке, в гостини- 

це. 

- Но ты точно мне обещаешь, что мордобоя и разборок не будет? - на 

всякий случай уточнил водитель, которого звали Виктором. 

- Точно, точно, не сомневайся. Морду ему набить я и дома успею, если 

надо будет. Но я вообще-то не сторонник резких движений, - успокоил его 

Коротков. - Я ведь тоже себе позволяю, не без этого. Сам понимаешь, у 

нас теперь равноправие. Но знать хочу. 

- Это конечно, - согласился Виктор. - Это правильно. Знание - сила. 

О, вот и автобус подвалил. 

Они убедились, что Настя и Сауляк сели в автобус, и поехали следом. 

Минут через пятнадцать они оказались почти в центре города, и здесь им 

пришлось притормаживать у каждой остановки, чтобы не пропустить парочку. 

Наконец в толпе выходящих из автобуса пассажиров Коротков увидел Настю. 

Сауляк вышел из автобуса первым, но руки ей не подал. Юра не обратил на 

это внимания, но глазастый Виктор углядел несостыковочку. 

- Чего ж твоя красавица такого охломона себе выбрала, - неодобри- 

тельно покачал он головой. - Даже со ступенек спуститься не помог. А 

страшонто, Господи! Прям смертный грех. Нет, нам баб никогда не понять. 

У него денег много, что ли? 

- Не знаю, еще не выяснил. Потому и хочу посмотреть повнимательнее, 

что в нем есть такого, чего во мне нет. Как думаешь, куда они могут пой- 

ти? 

- Здесь-то? - Виктор огляделся по сторонам. - Магазины все закрыты 

уже, разве что в ресторан какой-нибудь или в бар. Гляди, они двинулись в 

сторону бульвара, там вообще ничего нет, только киоски стоят. 

- А дальше? 

- Если они пойдут по бульвару до пересечения с проспектом Мира, то 

там два ресторана и баров несколько штук. 

- Давай туда подъедем, - решил Коротков. - Там и покараулим, раз ты 

говоришь, что больше им деваться некуда. 

- Как скажешь, командир, - пожал плечами Виктор, трогаясь. 

Они обогнали Настю, медленно шагающую рядом с Сауляком, и проехали 

метров пятьсот вперед до перекрестка. Через некоторое время Настя и Сау- 

ляк поравнялись с машиной, замедлили шаг, оглядываясь и что-то обсуждая, 

потом свернули направо, как раз туда, где, по словам Виктора, находились 

рестораны и бары. Проспект был ярко освещен, и Короткову хорошо было 

видно, как они прошли оба ресторана и скрылись за невзрачной дверью. 

- Что у вас там? - спросил он Виктора. 

- Пивной бар. Твоя красотка пиво любит, что ли? 

- Терпеть не может. 

- Значит, ради него старается. Ну так что, командир, будем ждать или 

как? 

- Будем, - решительно сказал Короткое. - Я все оплачу, ты не сомне- 

вайся. Минут через несколько зайди туда, погляди, договорились? 

- А тебя одного в машине оставить? - хмыкнул Виктор. 

- Ключи забери, если сомневаешься. А хочешь, возьми с собой мой пас- 

порт. Куда я без него денусь-то? 

- И то сказать, - согласился тот. 

Коротков сказал правду, Настя действительно терпеть не могла пиво. Но 

идея зайти в пивной бар принадлежала Павлу, и она сочла разумным не спо- 

рить с ним. Пусть знает, что она не строптива в мелочах и с ней запросто 

можно договориться, если вести себя дружелюбно. 

В баре этом было шумно, многолюдно и не особенно чисто. Они с трудом 

нашли два места за столиком, где уже расположились двое сомнительного 

вида типов, разговаривавшие на каком-то не известном Насте языке. Прис- 

лушавшись, она поняла, что речь их очень напоминает венгерскую, стало 

быть, скорее всего это были удмурты. 

Пиво здесь продавали нескольких сортов, а к нему - горячие копченые 

сосиски, солянку из квашеной капусты и огромных розовых креветок. Настя 

заметила, что Павел немного оживился, и готова была ради этого даже пить 

ненавистное пиво, заедая его сильно перчеными сосисками, обильно политы- 

ми шашлычным соусом. Павел ел креветки, ловко управляясь с их нежными 

сочными тельцами. 

- Никогда не могла этому научиться, - призналась Настя, глядя, как 

легко и быстро он отделяет мясо от чешуи. - У меня всегда половина мяса 

пропадает. 

- Это потому что у вас ногти длинные, они мешают. 

- Это точно, - вздохнула Настя. - Из-за маникюра приходится приносить 

жертвы. 

- Ну так не приносите, кто вас заставляет? Сами выдумываете себе 


Страница 23 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22  [23]  24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"