Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Павел слегка замедлил шаг, и Настя сообразила, что он хочет купить газе- 

ты, но не может заставить себя попросить у нее денег. Самто он без гро- 

ша. На принятие решения у нее были буквально доли секунды. Проявить бла- 

городство и не заставлять его унижаться? Или сделать вид, что не замети- 

ла, чтобы он почувствовал свою зависимость от нее? Как правильно посту- 

пить, чтобы не сдать одним махом с таким трудом завоеванные позиции? 

- Что, Павел Дмитриевич, в вас проснулась тяга к печатному слову? - 

насмешливо спросила она, перекладывая сумку из одной руки в другую. - Я 

куплю вам газеты просто из принципа. Может быть, в них найдется рубрика 

"Как себя вести", и из нее вы с удивлением узнаете, что сумку с продук- 

тами у дамы полагается забирать и нести ее самостоятельно. Вас этому ни- 

когда не "учили? 

Павел молча забрал у нее сумку, при этом губы его сжались еще крепче 

и превратились в узкую полоску. Настя купила несколько газет, как цент- 

ральных, так и местных, и тоненькую книжечку с кроссвордами. 

- Если вы будете продолжать строить из себя вселенскую скорбь и вели- 

кого молчальника, я, по крайней мере, кроссворды поразгадываю. Вы кто по 

образованию? - спросила она, запихивая газеты в сумку. 

- Технарь, - коротко ответил он. 

- Прелестно. Будете помогать отгадывать слова, которых я не знаю. 

- А у вас какое образование? 

- Университет, физмат. 

- Да что вы? Там открыли актерское отделение? 

- По-моему, пока нет. Откуда такой вопрос? 

- Вы же говорили, что вы актриса. 

- Да что вы? - передразнила его Настя, весело улыбаясь. - А мне ка- 

жется, что ничего подобного я не говорила. Вам показалось. 

Его лицо вмиг застыло, глаза на секунду закрылись, словно он пытался 

стряхнуть с себя наваждение, справиться с собой. "Разозлился, - подумала 

она. - Это хорошо. Пусть считает меня дурой, самое главное, чтобы он не 

понимал меня. Если он будет считать меня дурой, то обязательно захочет 

понять, что у меня в голове. Почему вчера я говорила одно, а сегодня - 

совсем другое? Просто вру и не запоминаю, вопреки старой истине о том, 

что у лжеца должна быть хорошая память? Или плету какую-то каверзу? Он 

должен хотя бы заинтересоваться мной. Нормальное человеческое любо- 

пытство, не ограниченное страхом перед возможными препятствиями. Страх 

перед неудачей может заставить его забыть о любознательности. Ведь он 

азарта начисто лишен. Если страха не будет, если я в его глазах ничего 

сложного из себя не представляю, ему обязательно захочется разобрать ме- 

ханизм, чтобы посмотреть, как он устроен. Вот на этом любопытстве я тебя 

и зацеплю, "и никуды ты, милок, не денисси", как говорилось в одном из- 

вестном телесериале. Кажется, это был "Вечный зов"..." 

Придя в номер, Настя сразу включила кипятильник, чтобы сделать кофе, 

и занялась обедом. На этот раз Сауляк не говорил, что не голоден, и от 

еды не отказывался, но ей казалось, что ему кусок в горло не лезет. Неу- 

жели у него совсем нет аппетита? Странно как-то. Может, у него болит 

что-нибудь, желудок, например, или печень? 

- Павел Дмитриевич, у вас проблемы со здоровьем? - спросила она, с 

удовольствием поедая салат с креветками и грибами. - Вы что-то совсем 

плохо едите. 

- У меня все в порядке. 

"Как же, все у тебя в порядке, - мысленно прокомментировала Настя. За 

последние сутки она уже привыкла вести с Павлом такие молчаливые беседы. 

- То-то ты вчера дверь не запер, когда ванну принимал. Типичное поведе- 

ние сердечника, который боится, что в горячей воде ему может стать пло- 

хо. Я и сама никогда не запираюсь в ванной, мало ли что - крикну, Лешка 

прибежит. А то пока он дверь ломать будет, глядишь, и опоздает. Может, 

конечно, ты и не сердечник, но какая-то хворь у тебя точно есть. Не хо- 

чешь говорить? Супермена из себя строишь? Ну строй, строй". 

После обеда она улеглась на кровать, подложила под спину подушку и 

занялась разгадыванием кроссвордов. В комнате повисла тишина, нарушаемая 

только шелестом газетных страниц - Павел изучал прессу. 

- Если у вас тяга к политическим новостям, можете включить телевизор, 

- сказала Настя, не отрываясь от кроссворда. - Вы мне не помешаете. 

- Вы очень любезны, - ответил Сауляк спокойно, но в его голосе она 

уловила едва заметный сарказм. Хорошо, значит, он просыпается от своей 

спячки, уже появились эмоции. 

Телевизор он включил спустя минут пятнадцать, когда началась информа- 

ционная программа по каналу ОРТ. Ничего интересного там не сказали, было 

воскресенье - день не особо богатый на сенсации и политические скандалы. 

Павел пощелкал переключателем и нашел местный канал, по которому шла ка- 

кая-то публицистическая передача. Ведущий пытался разжечь дискуссию меж- 

ду двумя приглашенными чиновниками, один из которых был представителем 

мэрии, а другой - из городской думы. Но дискуссии не получалось, оба го- 

ворили об одном и том же и во всем друг с другом соглашались. Речь шла о 

том, в какой мере городские власти должны отвечать за деятельность орга- 

нов управления и их руководителей. Ведущий лез из кожи вон, вероятно, 

ему покоя не давали лавры известного тележурналиста, на передаче у кото- 

рого два крупных политика чуть не подрались. Отчаявшись расшевелить гос- 

тей собственными усилиями, ведущий достал козырную карту, решив, по-ви- 

димому, что в положении обороняющихся они поведут себя более агрессивно. 

- Как вам известно, - начал он, обращаясь к зрителям, - в нашем горо- 

де уже два года существует объединение родителей, чьи дети стали жертвой 

кровавого маньяка, который до сих пор не разоблачен и не привлечен к от- 

ветственности за свои злодеяния. Объединение охватывает матерей и отцов 

не только из нашего города, но и из некоторых соседних городов, где ору- 

довал преступник. И у этих людей существует совершенно определенная точ- 

ка зрения на меру ответственности муниципальных властей за состояние 


Страница 21 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20  [21]  22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"