Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- В середине салона - парень в мохнатой шапке из волка. Он подходил 

вчера утром к колонии, но увидел "Волгу" и смылся. Не знаю, может быть, 

он с ними вместе. 

- Кто из них кажется вам наиболее опасным? 

- Все. Я не экстрасенс, мысли на расстоянии не читаю. 

Сауляк резко повернулся к ней, и Настю снова окатило жаркой волной. 

- Вы что, гипнотизер? - спросила она, улыбаясь через силу. 

- Нет. С чего вы взяли? 

- Взгляд у вас... 

- Какой? 

- Нехороший. Вставайте, будем одеваться. 

- Вы слишком нервная. Впрочем, я слышал, все актрисы истерички в 

большей или меньшей степени. 

- Аш-игрековый компонент, - пробормотала она, вытаскивая из-под си- 

денья свою сумку. 

- Как вы сказали? 

- Про таких, как я, психиатры говорят, что у нас сильно выражен 

аш-игрековый компонент. "Аш" и "игрек" - две первые буквы латинского на- 

писания слова "истерия". 

- Так вы еще и психиатр? - усмехнулся Сауляк. 

- Нет, но курс психодиагностики я прослушала. 

- По-моему, вы такая же актриса, как я - чемпион по кикбоксингу. 

- По-моему, тоже. Пошли к выходу. И давайте не ссориться, ладно? 

Аэропорт в Уральске был маленьким, тесным, грязным и бестолковым. 

Пробравшись сквозь толпу пассажиров, стоящих в очереди на регистрацию и 

посадку, они вышли на улицу. Здесь было намного холоднее, чем в Самаре, 

дул пронизывающий ветер, забивая глаза мелкой колючей снежной крупой. 

Пассажирам их рейса было предложено устроиться в гостиницу аэропорта, 

так как, судя по сводкам синоптиков, рейсы в Екатеринбург возобновятся 

не раньше завтрашнего дня. Этим любезным приглашением воспользовались не 

многие, так как до Екатеринбурга можно было за десять часов доехать по- 

ездом. Но Настя точно знала, что никаким поездом она Сауляка не повезет. 

Даже если рядом все время будет Коротков, они не смогут ничего сделать, 

пожелай их навязчивые друзья сотворить какую-нибудь гадость. В поезде 

человек защищен минимально. Лучше уж торчать здесь, в Уральске, и терпе- 

ливо ждать самолета. Кроме того, скрыться от преследователей Настя могла 

только в порту Кольцове, там ее ждали, там ей дадут новые документы. 

Значит, во что бы то ни стало нужно попасть именно туда; и не с улицы, а 

из зоны прилета. 

В гостинице им предложили два койко-места в разных шестиместных номе- 

рах - мужском и женском. Этот вариант Настю не устраивал категорически, 

пришлось доставать еще одну стодолларовую купюру, после чего администра- 

тор, лучезарно улыбаясь, протянула ей ключ от стандартного двухместного 

номера с телефоном и санузлом. Вероятно, в аэропортовской гостинице это 

был номер самой высшей категории. 

В номере она швырнула сумку на пол, скинула куртку и плюхнулась на 

кровать. Сауляк аккуратно повесил свою одежду в шкаф и уселся в кресло. 

Со своего места Насте не было его видно, но она могла бы голову дать на 

отсечение, что он опять сидит скрестив руки и закрыв глаза. 

- Вы будете продолжать голодовку? - с сарказмом спросила она Павла. 

- А вы уже успели проголодаться? - отпарировал он. - Вас прокормить - 

никаких денег не хватит. 

- У меня нормальный аппетит здорового человека, не отягощенного мука- 

ми совести, - весело ответила Настя. - А глядя на вас, можно подумать, 

что вам кусок в горло не лезет. От страха, что ли? 

- Завидую вашему оптимизму. Впрочем, не зря же говорят, что многия 

горести - от многих знаний. 

- Поделитесь со мной вашими знаниями, может, и у меня аппетит пропа- 

дет. Сэкономим на еде. 

Он не ответил, но Настя с удовлетворением подумала, что произносимые 

им фразы стали длиннее, чем вчера. Ничего, со временем она его разгово- 

рит, нужно только терпение и немного выдумки. Одну особенность Павла Са- 

уляка она уже высчитала: он не может мгновенно перестраиваться. Вчера в 

ресторане, когда она неожиданно назвала его Пашенькой и заговорила с ним 

ласково-просительно, он отступил от избранной жесткой линии поведения. 

Не потому, что поддался на ее мягкость, а потому что растерялся. И имен- 

но этим можно объяснить тот фортель, который он выкинул, танцуя с ней. 

Этот человек теряется, когда чего-то не понимает. Что ж, будем исходить 

из этого. 

Некоторое время она лежала молча, подняв кверху руки и придирчиво 

рассматривая маникюр. Потом перевернулась на живот, оперлась подбородком 

на руки и в упор стала разглядывать Павла. Тот никак не реагировал, даже 

не пошевелился, словно окаменел. 

- Как вы думаете, они сидят внизу или караулят нас на улице? - спро- 

сила она. 

- Скорее всего, кто-то из них сидит внизу, а ктото - в холле на нашем 

этаже. Они же друг от друга тоже прячутся. 

- Здесь не Москва, надолго их не хватит. Надо их всех куда-нибудь 

увести, пусть потолкутся на одном пятачке. 

- Хотите поэкспериментировать? - Он приоткрыл глаза, но голову не по- 

вернул. 

- А что? Не вам же одному. Я люблю развлечения, скука меня угнетает и 

лишает работоспособности. Собеседник из вас никакой, а если нельзя разв- 

лекаться с единомышленниками, то можно попробовать использовать для это- 

го врагов. Как вы считаете? 

- Тот, кто вас нанял, по-видимому, полный идиот, - процедил Сауляк. - 

И где только он вас откопал? 

- Не грубите, Павел Дмитриевич. Если бы я не встретила вас вчера воз- 

ле ворот вашего богоугодного заведения, вы бы уже стыли в придорожной 

канаве и легкий февральский снежок тихо падал бы на ваше бездыханное те- 

ло. Может быть, вы и правы, я не настолько опытна, чтобы довезти вас до 

места назначения целым и невредимым, но по крайней мере, лишние сутки 

жизни я вам подарила. Хоть бы за это спасибо сказали. 

- Сутки жизни, как и деньги, лишними не бывают. 

- О, да вы еще и философствуете? Вашему самообладанию можно позавидо- 

вать. Вы знаете, что за вами идет охота, вы вверили свою жизнь неопытной 

и глупой истеричке, стало быть, шансов уцелеть у вас - минус ноль целых, 

семь десятых. А вы мелко склочничаете, считаете копейки, которые я трачу 


Страница 17 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16  [17]  18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"