Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Вот и не проявляйте. 

- Хорошо, - легко согласилась Настя, - не буду. Будем считать, что 

торговля не состоялась. 

- Куда мы полетим из Екатеринбурга? 

- Не знаю. - Она беззаботно пожала плечами. - Куда будут билеты, туда 

и полетим. 

- А если на те четыре рейса билетов не будет? 

- Будут, куда денутся, - усмехнулась она. - Экий вы, право слово, 

тревожный, Павел Дмитриевич. 

Самолет набрал высоту и теперь летел ровно, только слегка подрагивая. 

Бессонная ночь дала о себе знать, и Настю стало неумолимо клонить ко 

сну. Веки сделались тяжелыми, но она изо всех сил боролась с соблазном 

закрыть глаза и подремать. И не то чтобы она боялась оставить Павла без 

присмотра, тем и хорош самолет, что из него никуда не денешься, да и Юра 

Коротков здесь, глаз с них не спускает. Но Сауляк ее тревожил, и чем 

дальше - тем больше. От него исходила неведомая опасность, и заснуть ря- 

дом с ним было для Насти равносильно тому, чтобы сложить руки и отдаться 

на милость врага. 

Она снова и снова перебирала в уме все этапы предстоящей операции по 

сбрасыванию хвоста в аэропорту Кольцове, когда над головами пассажиров 

пронесся мелодичный голос стюардессы: 

- Уважаемые пассажиры! По метеоусловиями аэропорта Кольцове наш само- 

лет не может совершить посадку в Екатеринбурге. Посадка будет осу- 

ществлена в аэропорту города Уральска. Экипаж самолета приносит вам свои 

извинения. 

Вот это номер! Сон как рукой сняло. Интересно, что она будет делать в 

Уральске? Рядом - никого, кроме Короткова, но толку-то от него... Доку- 

менты для нее и Павла дожидаются их в Екатеринбурге. А пытаться уехать 

из Уральска, имея документы на фамилию Сауляк, бессмысленно. То есть уе- 

хать, конечно, можно, но это пустая трата времени, сил и денег. Все рав- 

но за ними будет тащиться хвост. Без помощи сотрудников аэропорта они не 

смогут сесть ни на один самолет, не засветившись. 

Она повернула голову и взглянула на Павла. Тот сидел по-прежнему с 

закрытыми глазами, но было видно, как под тонкой кожей век быстро двига- 

ются глазные яблоки. 

- Вы слышали? - спросила она. 

- Слышал. 

- У нас с вами начинаются проблемы. 

- Я понял. 

- Наше путешествие затягивается и перестает быть приятным. 

- Я понял. 

- Я рада, что вы такой понятливый, - сказала она с неожиданной 

злостью. - И в интересах нашей с вами безопасности было бы лучше, если 

бы я знала о ситуации несколько больше, чем знаю сейчас. 

- Что именно вы хотите узнать? 

- Я хочу хотя бы представлять себе, насколько могущественны те люди, 

которые за нами тащатся от самой колонии, и каких действий от них можно 

ожидать. 

- Они могут все. Весь вопрос только в том, как далеко они захотят 

пойти, - ответил он очень тихо, но глаз так и не открыл. 

- И что может повлиять на их желания? 

- Боязнь раскрыть себя. Боязнь огласки, расшифровки. Вы выбрали пра- 

вильную линию. Пока они не поймут, кто вы такая, они нас не тронут. По- 

чему вы сделали себе паспорт с моей фамилией? 

- Пусть думают, что мы родственники. Это их запутает хотя бы на ка- 

кое-то время. 

- Вы играете с огнем. Это была ваша ошибка. 

- А что, быть вашей родственницей опасно? 

- Более чем. Вы даже не догадываетесь, до какой степени это может 

быть опасным. 

- Ну так просветите меня. Собственно, я добиваюсь этого уже вторые 

сутки. 

- Вам не нужно этого знать. Просто помните, что вы совершили большую 

ошибку. 

Тоже приятно, с раздражением подумала Настя. 

Знать, что сделала что-то не так, но не понимать, в чем ошиблась. Ху- 

же не придумаешь. Мстительный сукин сын. 

- С кем вы связаны, с милицией или с криминальными структурами? - 

спросил неожиданно Сауляк. 

- А почему только с ними? Вы считаете, что человек, который меня на- 

нял, должен быть непременно либо милиционером, либо преступником? 

- У вас липовый паспорт. Это могут сделать только милиционеры и прес- 

тупники. 

- Не только, - улыбнулась она. - За два года вы отстали от жизни. Ли- 

повый паспорт можно купить на любом рынке, за большие деньги, конечно, 

но зато без проблем. Находишь человека, платишь бабки, говоришь фамилию 

и отдаешь фотографию. На другой день получаешь заказ. 

- И вы сделали именно так? 

- Именно так. 

- То есть идея взять мою фамилию принадлежала лично вам? Вы сами ее 

выбрали и сами заказали паспорт? 

- Совершенно точно. 

- И ваш наниматель об этом не знает? 

- Я перед ним не отчитываюсь в деталях, ему важен результат, а как 

его добиться - я придумываю сама. 

- Вы плохо придумали. 

- Что поделать. Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Вы 

уверены, что мой наниматель не сделал бы такой ошибки? 

- Я не знаю, кто ваш наниматель. Может быть, и не сделал бы. А мог и 

сделать, если он недостаточно информирован. 

Насте стало не по себе. Генерал Минаев был посвящен в план операции, 

он знал, что Настя взяла себе паспорт с фамилией Сауляк. Но не остановил 

ее. Значит, он недостаточно информирован? Это плохо. Тогда впереди ее 

могут ждать разнообразные неожиданности, одна неприятнее другой. А если 

он знал, что этого делать нельзя? Почему промолчал? Какую игру он зате- 

ял, этот чертов генерал Минаев? Час от часу не легче. 

Самолет пошел на посадку, заложило уши, и разболелась голова. Настя 

из-за слабых сосудов плохо переносила и взлет и снижение, а сейчас из-за 

одолевавших ее дурных предчувствий ей стало совсем тошно. 

Шасси самолета коснулись земли, и самые нетерпеливые из пассажиров 

тут же вскочили и начали одеваться. Настя увидела мелькнувшую впереди 

голову Короткова. Юра встал и, натягивая куртку, повернулся к ней лицом. 

Она едва заметно пожала плечами, что должно было означать: никаких спе- 

циальных указаний нет, в голове пусто, новые идеи не появились, действуй 

на свой страх и риск. 

- Сколько их? - раздался едва слышный голос Павла. 

- Четверо. Двое по отдельности и двое вместе. 

- Поклонник и двое из машины. Кто четвертый? 


Страница 16 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  [16]  17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"