Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

ев рассчитал время, когда белые "Жигули" должны будут подхватить Павла 

возле аптеки, то нарушать график не следовало. Без пяти двенадцать он, 

полностью одетый, стоял в прихожей. Из кухни еле слышно доносилась музы- 

ка - он оставил включенным радио, чтобы услышать сигналы точного време- 

ни. С шестым сигналом он повернул замок и открыл входную дверь. 

И сразу что-то произошло. Он даже не понял, что именно. На лестнице 

почему-то оказалось слишком много незнакомых людей, что-то хлопнуло, 

щелкнуло и жужжало. Павел инстинктивно зажмурился и снова открыл глаза. 

На один пролет ниже трос дюжих парней держали четвертого, руки которого 

были скованы наручниками. Чуть выше, на ступеньках, стояли еще двое, в 

руках у одного из них Павел заметил пистолет с глушителем. На один про- 

лет выше стояли еще двое с видеокамерой на плече. Таким образом, проис- 

хождение звуков Павел понял: хлопоквыстрел из пистолета с глушителем, 

щелчок - наручники, жужжание - камера. А в целом. Что здесь происходит? 

- Сауляк Павел Дмитриевич? - обратился к нему тот оперативник, что 

стоял чуть выше задержанного. - Мы только что задержали человека, кото- 

рый пытался вас застрелить. Вы хотите дать показания сейчас и здесь или 

проедете с нами на Петровку? 

Проехать на Петровку? Давать показания? А как же белые "Жигули", ко- 

торые должны отвезти его к Минаеву? Он бросил взгляд на часы. Если бе- 

жать бегом, то можно еще успеть к тому моменту, когда машина будет про- 

езжать мимо аптеки. Но кто ж ему позволит сбежать отсюда... 

Тут же возник второй вопрос: его пытались убить? Кто? Впрочем, вопрос 

был в известной мере риторическим. Полтора месяца назад он сам говорил, 

что не удивится, если пол-России выстроится в очередь его убивать. Прос- 

то любопытно, как милиция пронюхала о готовящемся покушении. А они там 

молодцы, не дремлют. Разумеется, все это более чем некстати. И ехать на 

Петровку ему не с руки, но там хоть есть надежда встретить Анастасию. 

Она всегда относилась к нему с пониманием. И она прекрасно знает, что 

желающих убить Павла более чем достаточно. Своими глазами в Самаре виде- 

ла. С ее помощью можно будет попытаться выпутаться из этой истории. Ведь 

сегодня им Павла обвинить не в чем. Только бы те, кто послал к нему это- 

го наемника, не раскололись, только бы то, давнее, не выплыло. 

- Мне все равно, - произнес он, даже не стараясь выглядеть спокойным. 

В конце концов, ему только что сказали, что его хотели убить. Какое уж 

тут спокойствие! - Как лучше для дела, так и поступайте. А кто этот че- 

ловек? 

- Некто Князев Виталий Сергеевич. Вы с ним не знакомы? 

Оперативники, державшие Князева, резко встряхнули его, заставляя под- 

нять голову и дать возможность Павлу увидеть его лицо. 

- Нет, - покачал головой Сауляк. - Впервые вижу. 

Внезапно снова навалилась слабость, ноги подогнулись, многодневная 

усталость соединилась с осознанием только что дыхнувшей в лицо смерти. 

Павел привалился спиной к стене и медленно осел на холодный каменный 

пол. 

Настя не могла припомнить, когда она в последний раз нервничала так 

сильно, как сейчас. Она готовилась к разговору с Павлом и все никак не 

могла решить, как его построить. С чего начать? С каких карт ходить? Ка- 

кие карты показывать, а какие до поры до времени припрятать? Мысли пе- 

рескакивали с одного на другое, она не могла сосредоточиться и от этого 

начинала сердиться и нервничала еще больше. 

Узнав, что Князев задержан с поличным при попытке выстрелить в Сауля- 

ка и все они дружною толпою двигаются с проезда Черепановых на Петровку, 

Настя заметалась по кабинету, потом отчаянно заколотила кулаком в стену, 

отделяющую ее кабинет от кабинета, где сидел Миша Доценко. Миша примчал- 

ся тут же с перепуганным лицом. 

- Что случилось, Анастасия Павловна? 

- Мишенька, посмотрите внимательно кругом и заберите отсюда все пред- 

меты, пригодные для недобросовестного использования. 

- Зачем? - изумился Доценко. 

- Затем, что Сауляк владеет гипнозом. А вдруг я не сумею устоять? Он 

мне прикажет отдать ему табельное оружие - и я отдам. Представляете, что 

будет? 

- А где ваше оружие? 

- В сейфе лежит. 

- Давайте сюда. Я к себе заберу. Нож есть? 

- Есть, в столе лежит. 

- Тоже давайте. 

Миша ушел, унося с собой все, что по его и Настиному разумению мог бы 

использовать Сауляк, вогнав Каменскую в состояние оцепенения. Минуты 

шли, и Настя начала постепенно успокаиваться. В конце концов, не зря же 

говорят: кто осведомлен - тот вооружен. Она уже испытала на себе силу 

его воздействия и сумела с этим справиться. Значит, не так уж и страшно. 

 

 

Глава 20 

 

Задержать Ларкина первоначально планировалось в тот момент, когда он 

придет на встречу с Князевым после убийства Павла. В формуле, произноси- 

мой Михаилом Давидовичем, было указание сразу после убийства Сауляка 

ехать на "Новокузнецкую", открывать палатку и начинать торговать сосис- 

ками как ни в чем не бывало. 

- Ты откроешь палатку и будешь спокойно работать. Никуда не отлучай- 

ся, пока я к тебе не подойду. Я приду примерно в три часа дня. Как 

только ты меня увидишь, не заговаривай со мной, извинись перед покупате- 

лями, если они в этот момент будут, сделай перерыв на полчаса и иди 

вдоль трамвайных путей следом за мной. 

Замысел был понятен. Сразу после убийства Ларкин должен был вывести 

Князева из транса и заблокировать его память. Он никогда не вспомнит 

кудрявого полноватого мужчину в темных очках, который заговорил с ним на 

улице и пригласил к себе домой, рассказывая о планах быстрого обогащения 

при помощи девушек. Он никогда не вспомнит, что ездил на проезд Черепа- 

новых и стрелял в мужчину, который в точно определенное время должен 

быть выйти из точно определенной квартиры. Конечно, лучше всего было бы, 

если бы после убийства Князев приехал домой к Ларкину и Михаил Давидович 

спокойно поработал бы с ним, в тишине и без спешки. Но если чтото не 


Страница 137 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136  [137]  138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"