Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

парнем надежным и ловким, с тобой можно иметь дело. Тебе я доверяю, а 

другим - нет. 

- Уж это точно. - Снова ухмылка и подмигивание. 

- И если мы с тобой договоримся, то можем сделать хорошие деньги. Ты 

мне поверь, у тебя большой выбор знакомых девушек, а у меня есть идеи, 

как сделать так, чтобы они принесли нам с тобой большой и красивый до- 

ход. Ну как, согласен? 

- А то! 

Примерно минут через тридцать текст Ларкина слегка видоизменился, хо- 

тя тематика осталась той же. 

- Если ты будешь меня слушаться, у нас все будет хорошо. Просто от- 

лично. Ты должен довериться мне, ты должен поверить, что я хочу тебе 

добра, и ты должен меня слушаться во всем. Потому что только я знаю, что 

для тебя правильно, а что нет. И если ты станешь послушным орудием в мо- 

их руках, мы вместе сделаем невозможное. Мы станем самыми сильными и бо- 

гатыми, и все будут нам подчиняться. Но для этого ты должен меня слу- 

шаться. Ты должен забыть все, что внутри тебя есть твоего собственного, 

личного, ты должен забыть все свои мысли и ощущения и довериться мне... 

Князев уже не паясничал, сидел спокойно и изредка кивал в такт. Потом 

он лег на диван, а Ларкин продолжал: 

- С этой минуты ты будешь слушаться только меня. В твоей голове 

больше не будет ни одной мысли, которую ты придумал сам. В ней будет 

звучать мой голос, и он будет давать тебе приказания, а ты будешь их вы- 

полнять... 

И еще через час: 

- Завтра ты должен будешь убить человека, который в определенное вре- 

мя выйдет из определенной квартиры. Это необходимо для того, чтобы мы с 

тобой могли начать наше дело и стать самыми сильными и богатыми. Этот 

человек может нам с тобой помешать, и его непременно надо убить, прежде 

чем мы начнем наше дело. Завтра ты поедешь к дому девятнадцать в проезде 

Черепановых, найдешь корпус три, поднимешься на пятый этаж и будешь 

ждать. Ровно в двенадцать из квартиры на пятом этаже выйдет мужчина... 

- Проезд Черепановых, девятнадцать, корпус три - адрес Сауляка, - 

почти закричала Настя. - Он что, приехал? И Ларкин собирается его убить 

руками этого ухмыляющегося идиота? 

Гордеев резко выключил магнитофон и сорвал телефонную трубку. Нес- 

колько минут в его кабинете стоял такой крик, что впору было уши зажи- 

мать. 

- Твои люди спят на ходу! - орал он генералу Коновалову. - Ты для че- 

го выставил посты на всех вокзалах и аэропортах? Чтобы они там девок 

клеи - ли? Сауляк приехал, его дружки об этом знают, я об этом знаю, а 

ты - нет. Хотя ты должен был знать в первую очередь. Твое счастье, Алек- 

сандр Семенович, что у меня в кабинете женщина сидит, а то ты бы не та- 

кое от меня сейчас услышал. Вся операция чуть было не провалилась из-за 

твоих бездельников! Как вы могли его пропустить, я тебя спрашиваю? Фото- 

графия у каждого на руках, обе фамилии известны, а он прошел мимо вас 

как мимо столбов. Я откуда знаю? А это не твое дело, Александр Семено- 

вич. Ты и той информацией, которую я тебе дал, распорядиться как следует 

не смог. Я тебе своего лучшего сотрудника дал в бригаду, она такую ог- 

ромную работу для тебя проделала, а все для чего? Чтобы ты все провалил 

на последнем этапе, потому что не обеспечил выделение нормальных толко- 

вых ребят на транспортные точки? Да плевать я хотел на то, что это не 

твои люди, а Щуплова. Ты лично должен был проконтролировать, каких ребят 

Щуплов дает. Ты что же, все заповеди сыщицкие позабывал в своем теплом 

кресле? 

Настя понимала, что имеет в виду ее начальник. Дело, которое принима- 

ешь и ведешь с самого начала, над которым думаешь день и ночь, теряя ап- 

петит и сон, в конце концов становится твоим собственным настолько, что 

ты никого к нему не подпускаешь, не проверив предварительно надежность и 

добросовестность человека. Такое расследование - это творение, плод мук 

и радостей, как книга для писателя или картина для художника. Разве мо- 

жет так быть, чтобы писатель с легким сердцем бросил книгу, не дописав 

три последние главы и перепоручив это первому встречному? Мол, как напи- 

шет, так и ладно. И если уж так случится, что писатель по объективным 

причинам не может сам дописать эти три последние главы, тогда он непре- 

менно выберет самого способного литератора, долго и тщательно будет 

разъяснять ему замысел книги и подробно перечислять, что должно быть на- 

писано в тех последних главах. Все, что сможет, надиктует, а остальное 

тысячу раз перечитает и перепроверит. И в оперативной работе, если по 

вымученному и выстраданному тобой делу приходится какой-то кусок работы 

поручать другому, ты не жалеешь ни сил, ни времени, чтобы все ему рас- 

толковать, предупредить о возможных ошибках и осложнениях. И ревниво 

вглядываешься в этого человека, пытаясь понять, не разрушит ли он то, 

что ты с таким трудом и так долго выстраивал. Конечно, у генерала Коно- 

валова нет возможности давать указания генералу Щуплову, дескать, этого 

сотрудника ставить на задание, а этого - нет. Щуплов сам в своем ве- 

домстве хозяин. Но ведь можно было послать своих ребят на вокзалы и пос- 

мотреть, как работают щупловские орлы, не дремлют ли, не валяют ли дура- 

ка. И, заметив непорядок, написать докладную, потребовать усилить дис- 

циплину, выделить других сотрудников, более опытных. Да мало ли способов 

контролировать, чтобы партнер не завалил твою операцию! А генерал Коно- 

валов контролировать не стал, и именно об этом сейчас, багровея от гне- 

ва, кричал в телефонную трубку Виктор Алексеевич Гордеев. 

А Настя, почти полностью отключившись от резкой телефонной перебран- 

ки, думала о дурашливом Виталии Князеве и интеллектуально недостаточном 

Кирилле Базанове. И чем больше думала, тем яснее становилось все, что 

произошло за последний месяц. Но это было так чудовищно! И совершенно 

невероятно... 

Павел Сауляк знал цену не только минутам, но и секундам. И если Мина- 


Страница 136 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135  [136]  137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"