Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

отсюда, он еще сам не знал, когда вернется, поэтому старательно выбросил 

все, что может испортиться или заплесневеть, вымыл и отключил холо- 

дильник. По дороге из аэропорта Павел кое-что прикупил, чтобы перебиться 

пару дней, а там видно будет. Все равно послезавтра ему придется ехать к 

Минаеву, а оттуда - как знать! - куда еще? Может быть, на другую кварти- 

ру, записанную на имя Кустова, а может быть, и совсем в другое место. 

Все зависит от того, что такое тут стряслось, из-за чего Минаев так 

срочно вызвал его в Москву. 

Придя домой, Павел первым делом принял ванну, потом постелил на диван 

чистое белье и лег в постель. Почти все время он чувствовал огромную 

слабость и непроходящую потребность прилечь. Он знал, что это не связано 

с каким-либо заболеванием, здоровье у него было отменное, если не счи- 

тать холецистита, который периодически давал очень неприятные обостре- 

ния. Сауляк был невероятно вынослив, мог подолгу ходить и бегать, мог 

сутками обходиться без еды и сна. Но применение гипноза забирало у него 

все силы. Природа поскупилась, одаривая его способностями к воздействию 

на людей, и достижение даже слабенького результата требовало от него не- 

вероятного напряжения, после чего Павел чувствовал себя совсем больным. 

Лежа в постели, он обводил глазами комнату и радовался, что сумел 

сохранить собранную родителями библиотеку. Это сейчас можно купить любую 

книжку, даже самую модную, без всяких проблем. А тогда, тридцать-сорок 

лет назад, хорошие книги и подписные издания доставались далеко не каж- 

дому. В те годы, которые семья провела за границей, им каждый месяц че- 

рез посольство передавали тоненькую книжечку - несколько скрепленных 

вместе листочков белой глянцевой бумаги, на которых были отпечатаны наз- 

вания и цены новых книг, вышедших в разных советских издательствах. Это 

называлось "Белый список". Отец ручкой отмечал интересующие его издания 

и возвращал книжечку в Россию. За годы службы в Венгрии и Чехословакии 

он собрал по "Белому списку" огромную библиотеку. Перед тем как спря- 

таться в колонию, Павел позаботился о том, чтобы библиотека осталась в 

надежных руках. Он оформил опеку над знакомым стариком библиофилом, заб- 

рал его из коммунальной квартиры, битком забитой беженцами и лимитчика- 

ми, и прописал к себе. Он знал, что оставляет квартиру и книги под хоро- 

шим присмотром. И молился только о том, чтобы старик за эти два года не 

умер. Старик, спасибо ему, дожил до освобождения Павла, и генерал Мина- 

ев, пока Сауляк приходил в себя на его даче, быстро все устроил. Павла 

прописали обратно в эту квартиру - поскольку опека была оформлена по 

всем правилам и на его иждивении находился старик, Сауляку, хоть и суди- 

мому, легко разрешили московскую прописку. Антон Андреевич позаботился о 

жилье для старика, и старая квартира в проезде Черепановых снова стала 

безраздельно принадлежать Павлу. 

Он собрался было уже откинуть одеяло, чтобы встать и взять какую-ни- 

будь книгу, но передумал. Слишком их много, хороших книг, чтение которых 

приносит успокоение и забвение. Не время сейчас. Сперва он разберется с 

той проблемой, которая внезапно возникла у Минаева. Потом доведет до 

конца начатое дело. Потом все войдет в привычную колею, Антон Андреевич, 

встав на место Булатникова, будет давать ему задания, а он будет их вы- 

полнять, поручая отдельные звенья комбинации Ларкину, Гарику или Карлу. 

Риты нет больше. Жаль. Кто же ее убил? И почему? 

Павел машинально полез в карман куртки за блокнотом, где у него был 

записан телефон Анастасии. Может быть, убийца Риты уже найден? Ах да, 

Минаев не велел пользоваться телефоном. Ладно, можно подождать. Какая-то 

странная полоса началась в его жизни. Все приходится откладывать на по- 

том. Позвонить насчет Риты - потом. Читать любимые книги - потом. И 

жить, наверное, тоже потом. 

И когда же оно наступит, это расплывчатое "потом"? 

Ко второй встрече Михаила Давидовича Ларкина с торговцем сосисками 

Виталием Князевым оперативники готовились так, как в свое время вся 

страна готовилась к юбилею Октября. Встреча состоялась, длилась она три 

с половиной часа и проходила в Графском переулке, в квартире Ларкина. 

Через два часа после встречи на стол полковника Гордссва легли две кас- 

сеты - видео и магнитофонная. Технику для записи собирали с миру по нит- 

ке, а за "люльку" строителей, при помощи которой всю эту технику присо- 

бачивали, пришлось просто платить наличными, выскребая из карманов деся- 

титысячные купюры. 

На экране видеоплеера Ларкин вполне мирно беседовал с Князевым. Прав- 

да, беседа была какой-то однобокой - говорил в основном Ларкин, а. Кня- 

зев лишь изредка подавал короткие реплики. Зато наблюдать за самим Кня- 

зевым было очень интересно. У него была довольно живая мимика, в начале 

беседы с лица не сходила дурашливая ухмылка, он то и дело хихикал, стро- 

ил Ларкину рожи и подмигивал. И вообще производил впечатление полного 

придурка. Постепенно дурашливость исчезла, лицо разгладилось, Князев 

больше не хихикал и не кривлялся. Он сидел в кресле напротив Ларкина, 

расслабленно положив руки на подлокотники, полуприкрыв глаза и мерно ки- 

вая в такт словам Михаила Давидовича. Потом Князев медленно встал и лег 

на диван, вытянувшись на спине. Со стороны казалось, что он спит, но он 

периодически поднимал то одну, то другую руку и делал какие-то непонят- 

ные жесты, после чего Ларкин одобрительно кивал, и Князев опускал руку. 

И так на трех кассетах. 

Потом поставили видеозапись сначала и включи - ли магнитофон, стара- 

ясь хотя бы приблизительно совместить звук и изображение. Полчаса шел 

разговор ни о чем. На экране Князев ухмылялся и подмигивал, а из магни- 

тофона доносились фразы типа: 

- У такого классного парня, как ты, наверное, нет проблем с девушка- 

ми. Да? 

- Уж конечно. Все мои. 


Страница 135 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134  [135]  136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"