Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

тут как тут, только они переступили порог ресторана. Вечером публика 

здесь была другая. Наряду с обитателями гостиницы, спустившимися просто 

поужинать, можно было увидеть и "крутых", и "деловых", и местных прости- 

туток - полный ресторанный набор среднего пошиба. В зале стоял ровный 

гул, но Настя знала, что в восемь часов начнут работать музыканты, и 

тогда от шума и грохота будет уже не спастись. Но ей придется это выдер- 

жать, как приходилось выдерживать два дня перед этим. 

Она взяла у официантки меню и не открывая протянула Павлу. 

- Сделайте заказ, будьте любезны. 

- Но я не знаю ваших вкусов, - возразил он, пытаясь вернуть ей меню. 

- А я не знаю ваших. Не спорьте, пожалуйста. 

Мне казалось, мы с вами договорились. 

Официантка стояла рядом, держа наготове карандаш и блокнот, и Настя 

злорадно подумала, что в ее присутствии Сауляк выпендриваться не будет. 

Какой бы ни был у него неуступчивый и тяжелый характер, но раз он был 

агентом генерала-комитетчика, то должен четко представлять себе ту чер- 

ту, до которой еще можно любоваться собственной сложностью и неординар- 

ностью, а после которой - уже нельзя, иначе получится во вред делу. При- 

сутствие постороннего человека - официантки - и было этой чертой. Павел 

сделал заказ, почти не раздумывая, закрыл меню и отдал его официантке. 

- Теперь не обессудьте, если что не так, - произнес он, когда девушка 

отошла. - Вам придется есть то, что принесут. 

- Съем. - Настя пожала плечами. - В отличие от вас, я всеядна и неп- 

рихотлива. Просто удивительно, что за два года в зоне вы сохранили рав- 

нодушие к еде. Нука посмотрите, где там мой Ромео? Не пришел еще? 

- Нет, - ответил Сауляк сразу же. 

"Попался, - подумала Настя. - Ты бы хоть ради приличия зал оглядел. 

Теперь понятно, что ты искал глазами Короткова с той самой секунды, как 

мы только вошли в ресторан". 

На этот раз Сауляк съел все, что было заказано, но делал он это с та- 

ким видом, словно отбывал каторгу. Или он действительно не испытывал го- 

лода, или притворялся, но зачем нужна эта игра, Настя не могла понять. 

Ровно в восемь часов на эстраду вышли музыканты. Певица, одетая в ка- 

кое-то немыслимое платье черного цвета с металлическими заклепками, под- 

несла к губам микрофон и начала петь на русском языке известную фран- 

цузскую песню. Голосок у певицы был хиленький, и владела она им плохова- 

то, но популярность мелодии сделала свое дело, и на пятачке перед эстра- 

дой сразу же начали переминаться с ноги на ногу танцующие пары. Настя 

задумчиво курила, глядя на них, и вполголоса напевала ту же самую песню, 

только на языке оригинала. 

- Вы же говорили, что не знаете ни одного иностранного языка, - не 

удержался Сауляк. 

"Второй раз попался, - сосчитала Настя. - Прогресс налицо". 

- Я сказала неправду, - ответила она, безмятежно улыбаясь и глядя в 

лицо Павлу. Ей хотелось поймать его глаза, но они все время куда-то ус- 

кользали. 

- Зачем же? Какой смысл в этой лжи? 

- Меня это развлекает. А вы имеете что-нибудь против? 

- А все остальное - тоже ложь? И срок за мошенничество, и новая роль? 

- А вот этого я вам не скажу. Во всяком случае, пока. Судя по всему, 

вы еще не научились отличать правду от лжи. 

- А вы? Научились? 

- Давно, - рассмеялась Настя. - Если вам интересно, я как-нибудь 

расскажу вам, как это делается. А сейчас я попрошу вас пойти со мной 

танцевать. 

- Я не танцую, - быстро ответил Сауляк. 

- А меня это не интересует. Это вы можете рассказывать девушке, кото- 

рая вам не нравится, но хочет, чтобы вы с ней потанцевали. А когда я 

прошу, вы должны вставать и идти со мной. Более того, я попрошу вас быть 

ласковым со мной до такой степени, чтобы это бросалось в глаза окружаю- 

щим. Вам понятно? 

- Это исключено. И не просите. 

- Вы что-то путаете, Павел Дмитриевич, - сказала она ледяным тоном. - 

Опасность угрожает вам, а не мне. И слушаться должны вы меня, а никак не 

наоборот. Я вам скажу, что мы с вами сейчас будем делать. Мы будем тан- 

цевать, потом вы обнимете меня и поцелуете, а я дам вам за это по морде, 

после чего мы спокойно вернемся за столик, возле столика вы поцелуете 

меня еще раз, чтобы все видели. И только потом мы сядем. Вы все запомни- 

ли? 

- Я не буду этого делать, - глухо сказал Сауляк, откинулся на спинку 

стула, скрестил на груди руки и закрыл глаза. 

- Вы будете это делать, потому что так нужно. И если вы не понимаете, 

зачем это нужно, мне придется вам объяснять, хотя это не очень-то при- 

лично - объяснять такие примитивные вещи человеку с вашей биографией и 

вашим опытом. 

- Что вы хотите сказать? - спросил он, не открывая глаз. - О каком 

опыте вы говорите? 

- Об опыте работы с Булатниковым. 

- Я не намерен это обсуждать. Тем более с вами. 

- Прекрасно. Я тоже не хотела бы затрагивать эту тему, но вы меня вы- 

нудили. Поэтому как только закончится перерыв, мы с вами пойдем танце- 

вать и разыгрывать спектакль. 

- Я не буду вас целовать. 

"Отлично. Значит, танцевать ты уже согласен. Еще один шаг на пути 

прогресса". 

- Вам придется. 

- Нет. 

Настя протянула руку и ласково погладила его пальцы. Веки его дрогну- 

ли, но глаза остались закрытыми. 

- Пашенька, - сказала она тихим и необычно мягким голосом. - Пожа- 

луйста, милый, сделай это. Ради меня. Я очень тебя прошу. 

Веки приподнялись, между редкими ресницами мелькнули ослепительные 

полоски белков, щеки, казалось, ввалились еще глубже, но губы чуть за- 

метно шевельнулись в слабом подобии улыбки. 

- Хорошо. Пойдемте. 

Музыканты заиграли новую песню, перед эстрадой уже толпилось довольно 

много народу, и танцевать можно было только тесно прижимаясь друг к дру- 

гу. Настя закинула руки на плечи Павлу, тогда как он довольно грубо по- 

ложил ладони на ее ягодицы, обтянутые короткой юбкой. 

- Э, полегче, - тихонько попросила она. - Это уже слишком серьезно. 


Страница 13 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12  [13]  14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"