Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

но, как его вытащить в Москву, а если это кто-то другой - то придется 

еще голову поломать. 

- И все-таки почему ты не хочешь объявить его в розыск? 

- Потому что не уверена, что он получил информацию о своих жертвах не 

от работника милиции. Если за Павлом стоит какой-то милиционер, снабжаю- 

щий его сведениями о неразоблаченных убийцах, то наше объявление в ро- 

зыск яйца выеденного стоить не будет. Этот милиционер предупредит Павла 

и поможет ему скрыться. А ведь у нас с вами на самом деле нет ничего, 

что можно было бы предъявить Сауляку сейчас. Ни вещдоков, ни свиде- 

тельских показаний. Ну объявим мы его в розыск, ну найдут его и под кон- 

воем привезут в Москву. И что дальше? Обвинить его не в чем, у меня в 

голове только пустые домыслы и ничем не подкрепленные подозрения. А если 

у него есть сообщник, то для того, чтобы отвести от Павла подозрения, он 

обязательно сам совершит очередное убийство как раз тогда, когда Сауляк 

будет в Москве давать показания. Вот вам и весь расклад. 

- Не знаю, деточка, - с сомнением произнес Гордеев. - Мне в принципе 

нравится все, что ты говоришь. В этом есть рациональное зерно. Но меня 

смущает одно обстоятельство. Очень смущает. 

- Какое? 

- А ты сама не догадываешься? 

- Догадываюсь. Виктор Алексеевич, нам приходится выбирать, чем жерт- 

вовать. Вы хотите сказать, что, пока я буду вытаскивать Сауляка в Моск- 

ву, он еще кого-нибудь убьет? Иными словами, реализация моей затеи может 

привести к еще одной жертве? Но ведь то же самое может случиться, если 

мы объявим его в розыск. Как знать, может быть, он именно сейчас уже ду- 

шит свою очередную жертву. Но если мы объявим его в розыск, привезем в 

Москву, не сможем ничего доказать и вынуждены будем отпустить с миром, 

то всех, кого он не убил сейчас, он все равно убьет, только чуть позже. 

Если мы сделаем так, как я предлагаю, то после отъезда из Москвы он уже 

никого больше не убьет. Следующая жертва, пятая, все равно неизбежна, 

выманиваем мы его или ищем. Он скорее всего нас опередит. Но зато шестую 

и седьмую мы спасем. 

- Хорошо, уговорила. Через два часа жду план. Теперь другое. Что по 

убийствам Юрцева, Лученкова и прочих? 

Настя молчала, уткнувшись взглядом в полированную поверхность длинно- 

го стола для совещаний. Она ничего не успевала, разрываясь между работой 

в бригаде у Коновалова и десятком других преступлений, от работы по ко- 

торым ее никто не освобождал. 

- Понятно, - подвел итог Гордеев. - Очень плохо, Иди. И через два ча- 

са приходи с планом. 

Она понуро вышла из кабинета и пошла к себе. Однако дойдя до своей 

двери, передумала и прошла чуть дальше, к комнате, где сидел Юра Корот- 

ков. 

- Я тебя искала вчера, - сказала она, открыв дверь. - Твоя благовер- 

ная ответила, что ты на работе. 

- Извини. - Он смущенно улыбнулся. - Лялька мне передала, что ты зво- 

нила, но я вернулся очень поздно, будить тебя не рискнул. А что ты хоте- 

ла? 

- Ты только не удивляйся. Помнишь, как в Уральске мы с Сауляком в бар 

ходили? Ты тогда нас вместе с каким-то частником караулил. 

- Помню. И что? 

- Ты не обратил внимания, как называлась улица? 

- Водитель сказал - проспект Мира. А что? 

Проспект Мира. Черт возьми. И бар "Каравелла", где был обнаружен пер- 

вый убитый, тоже располагается на проспекте Мира. 

- А название бара не запомнил? 

- Что-то морское. Не то "Парус", не то "Прибой"... Зачем тебе? Решила 

удариться в ностальгические воспоминания о господине Сауляке? 

- А может, "Каравелла"? 

- Точно. Именно "Каравелла". Да что случилосьто, Ася? На тебе лица 

нет. 

- Ничего, Юрочка. Выволочку от Колобка получила за Юрцева и компанию. 

- Да брось ты, - махнул рукой Коротков. - В первый раз, что ли? Коло- 

бок на тебя никогда всерьез не сердится, если и ругает, то больше в вос- 

питательных целях. Он тебя сроду за бездельницу не держал. И не увили- 

вай, будь любезна, от моих вопросов. Я их задал и терпеливо жду ответа. 

- В этом баре убийство произошло. Как раз когда мы с Павлом там сиде- 

ли. Ну или примерно тогда. Кстати, ты же на улице торчал все это время. 

Ну-ка напряги память, кого ты там видел входящим и выходящим. 

- Просишь невозможного, подруга, - развел руками Юра. - Месяц прошел, 

даже больше. И потом, я же тебя высматривал и ваших наблюдателей, больше 

никем и не интересовался. 

- Наблюдателей, - задумчиво повторила она. - Наблюдателей. А это 

мысль, Корстков. Не дай ей пропасть втуне. 

- Что ты имеешь в виду? 

- А ты подумай. 

Владислав Стасов в очередной раз убедился в том, что его дочь 

по-прежнему первая ученица в классе, выслушал массу комплиментов от 

классной руководительницы и с чувством глубокого удовлетворения покинул 

здание школы, где только что провел больше часа, присутствуя на роди- 

тельском собрании. Его бывшая жена Маргарита на эти собрания вообще ни- 

когда не ходила. Почему-то каждый раз именно в дни родительского собра- 

ния она бывала ну просто жутко занята. 

Он подошел к своей машине и уже достал было ключи, чтобы открыть 

дверцу, как сбоку к нему подошли трое молодых мужчин с очень неприветли- 

выми лицами. Даже, можно сказать, недоброжелательными. Один из них креп- 

ко взял Стасова за плечо, второй вырвал у него из правой руки ключи от 

машины, из левой - "дипломат", а третий тихим, но довольно выразительным 

голосом сказал: 

- Вам придется проехать с нами. 

- Далеко ли? - поинтересовался Владислав. 

Впрочем, спрашивал он просто для проформы. Он и так примерно предс- 

тавлял себе, куда ему придется проехать. 

- Не очень далеко, - противно ухмыльнулся тот. - Но сопротивляться не 

советую. Нас все-таки трое, и документы у нас в полном порядке. А у вас? 

- Да у меня, в общем-то, тоже. - Он сделал неловкую попытку пожать 

плечами, но железная рука, впившаяся в его бицепс, существенно ограничи- 

вала свободу телодвижений. - С какой стати я должен с вами ехать? 


Страница 126 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125  [126]  127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"