Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

а аккуратные ящички с затейливыми ручками. И хранить вещи в них удобнее, 

ничего не путается. 

С каждой минутой эта квартира нравилась Антону Андреевичу все сильнее 

и сильнее. К концу осмотра он больше всего на свете хотел жить здесь. 

- Ну что ж, поговорим о деньгах, - сказал он, закончив осмотр. - 

Сколько вы хотите за свой ремонт? С учетом того, разумеется, что вы его 

делали, во-первых, не сегодня, то есть какое-то время уже пожили в отре- 

монтированной квартире, а во-вторых, здесь не все отвечает нашему вкусу, 

и кое-что нам придется переделывать, то есть вкладывать в это деньги. 

- Я заплатила за него двадцать тысяч долларов. 

- Ото! Золотой у вас ремонт вышел! - фыркнула супруга Антона Андрее- 

вича. - Вы что же, специально самую дорогую фирму выбирали? Мы такой ре- 

монт сделали бы максимум за десять. Ты подумай, Антон, нам теперь при- 

дется раскошеливаться за то, что наша соседка оказалась такой нерачи- 

тельной. Не знаю, не знаю... - Она с сомнением покачала головой. 

- Я согласна на десять, - тихо сказала Ира. - Конечно, вы не должны 

переплачивать. Если вы считаете, что это стоит десять тысяч, пусть будет 

так. 

- Но с учетом того, о чем я вам только что сказал, мы готовы допла- 

тить вам не больше шести тысяч, - строго произнес Минаев, с удовлетворе- 

нием отметив, что свою роль жена сыграла блестяще. - Нам придется поме- 

нять всю плитку в ванной и на кухне, мы с женой не переносим розовый 

цвет. Ну и еще кое-что. 

- Конечно, - сказала Ира еще тише. - Если вы согласны поменяться со 

мной, пусть будет шесть тысяч. Когда Анютка уходит гулять, у меня сердце 

переворачивается. И не пустить ее я не могу, ведь она хочет общаться с 

подружками, и сама не всегда могу идти вместе с ней. Я с ума схожу, по- 

нимаете? Пусть будет шесть тысяч долларов, только бы переехать в вашу 

квартиру. 

На какую-то долю секунды Минаеву стало даже жалко ее. Ремонт, по его 

приблизительным оценкам, стоил тех денег, которые Ира за него заплатила, 

безусловно стоил. Они собираются надуть эту милую женщину на четырнад- 

цать тысяч долларов. Разумеется, никакую плитку они менять не станут, и 

эта очень симпатичная. И вообще ни копейки не вложат в переделку. Все, 

что нужно, Антон Андреевич сможет переделать своими руками, навык есть. 

Ничего, свою выгоду тоже блюсти надо. Этот обмен кому нужен? Ей. Вот 

пусть она и платит за это. 

Они договорились в ближайшее время оформить все необходимые документы 

и распрощались. 

Настя никогда не любила партизанщины в работе. У нее не было склон- 

ности к самостоятельно проводимым авантюрам, и она всегда помнила, что 

начальники на то и существуют, чтобы с ними советоваться и спрашивать у 

них разрешения. Особенно если начальником является такой человек, как 

Виктор Алексеевич Гордеев. Несколько раз она пробовала действовать на 

свой страх и риск, и ни разу из этого ничего хорошего не вышло. Поэтому, 

проведя ночь с воскресенья на понедельник с мыслями о Павле Сауляке, она 

сразу же отправилась к Гордееву делиться своими сомнениями. 

- Нам известна фамилия, которая записана в его новых документах, и мы 

можем, конечно, объявить его в розыск, но... 

- Тебя что-то смущает? - спросил Гордеев. 

- Я не уверена. Не уверена в том, что "палач" - это Сауляк. Я бы хо- 

тела его найти и поговорить с ним. 

- Интересно о чем? - вскинул брови полковник. - Будешь спрашивать 

его, не он ли убил четырех человек? Так он тебе скажет, что он никого не 

убивал. И что дальше? 

- Ну, о чем поговорить с Павлом, я бы нашла. Например, о его возлюб- 

ленной Маргарите Дугенец. Я бы придумала, как убедиться в моих подозре- 

ниях. Поймите, Виктор Алексеевич, если Сауляк - "палач" и если мне 

удастся вызвать его в Москву раньше, чем он довершит задуманное, то мы, 

по крайней мере, его остановим. На его счету четыре жертвы, по моим при- 

кидкам, впереди еще три. 

- И ты даже представляешь себе, где именно? 

- Представляю. Если, конечно, не ошибаюсь в главном. Но у нас не хва- 

тит сил перекрыть три огромные области России. Тем более, я уверена, 

убийца не находится больше суток там, где совершает преступление. Он си- 

дит где-то в стороне, потом приезжает в нужный город, быстро отыскивает 

свою жертву, убивает ее и немедленно возвращается обратно, на базу. Если 

мы перекроем эти три области, то не окажемся ли в ситуации, когда будем 

искать черную кошку в темной комнате? Тем более что кошки в этой комнате 

нет. 

- И что ты предлагаешь? 

- Можно начать с фотографий. Фотографии Сауляка есть, поскольку он 

прошел через нашу систему. Надо попробовать установить, не видел ли 

кто-нибудь его вместе с убитыми. В центральной картотеке есть его 

пальцы, его дактилоскопировали при аресте два года назад. Надо примерить 

его отпечатки к следам, имеющимся на месте преступлений. И самое главное 

- надо понять, откуда он знает этих потерпевших. Откуда он мог знать, 

что это именно они совершили те дикие убийства. Если мы поймем это, мы 

узнаем, кто еще может быть осведомлен об этом. Мы узнаем, кто в принципе 

может обладать этой информацией, и вытрясем из него имена будущих трех 

жертв. Дальше все понятно. Но на это нужно время, Виктор Алексеевич. 

Нужна отсрочка. Поэтому я хочу придумать что-то такое, что временно ос- 

тановит Павла и заставит его приехать в Москву. А когда мы будем готовы 

защитить тех, кого он вознамерился убить, мы его отпустим. Пусть едет их 

убивать. Мы возьмем его с поличным, и никуда он не денется. 

- Неглупо, - кивнул Гордеев. - Очень даже неглупо. Мне нравится. Но 

тут есть масса всяких "но". А вдруг "палач" - не он? 

- Вдруг, - согласилась Настя. - Очень может быть, что и не он. Но 

схема все равно должна оставаться той же. Любыми способами временно ос- 

тановить "палача", пока мы не нащупаем его потенциальные жертвы. Кто 

придет их убивать, того и возьмем. Просто если это Сауляк, то мне понят- 


Страница 125 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124  [125]  126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"