Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

она чувствовала себя в точности как кролик под взглядом удава. Руки и 

ноги делались тяжелыми, непослушными, и хотелось полностью подчиниться 

его воле, сделать так, как он говорит, и все будет просто замечательно. 

Она бросила морковь и, судорожно отирая руки о фартук, ринулась в 

комнату. Как всегда в таких случаях, нужная бумага никак не хотела нахо- 

диться, хотя Настя точно помнила, что положила ее в голубую папку. Или в 

зеленую? Черт с ней, можно посмотреть по таблице. Да, первое преступле- 

ние таинственного "палача" было совершено 4 февраля, в Уральске. Около 

одиннадцати часов вечера. В баре "Каравелла". В подсобном помещении. Как 

назывался тот бар, куда они с Павлом пришли из душной жаркой пивнухи? 

Почему она не посмотрела, как он называется! Знать бы, где упадешь... 

Спокойно, Настасья, не дергайся, ты не посмотрела, но там был еще и Ко- 

ротков. Он наверняка не такой растяпа, как ты. Он ехал за тобой на част- 

нике и, вполне возможно, разговаривал с водителем. В этом разговоре, ес- 

ли он был самым обычным, обязательно должно было проскочить или название 

бара, или улица, на которой Коротков выслеживал свою не верную возлюб- 

ленную. 

- В чем дело? - раздался голос Алексея из кухни. - Ты сачкуешь или 

как? 

- Лешенька, прости, милый, - крикнула она, - у меня очередной пожар. 

Пять минут, ладно? 

Леша что-то сказал в ответ, но она уже не слушала, быстро набирая до- 

машний телефон Короткова. Дома Юры не оказалось, его жена Ляля недо- 

вольным голосом сообщила, что он целый день на работе. Но и в кабинете 

на Петровке никто не отвечал. Она огорченно положила трубку и медленно 

поплелась на кухню. Овощи уже тушились в кастрюльке, распространяя по 

всей квартире упоительный аромат, а Леша снова уткнулся в книгу, напи- 

санную женой Владислава Стасова. Настя уселась напротив мужа, вытянула 

ноги, закурила. 

Павел плохо себя почувствовал и вышел в туалет. Его не было довольно 

долго. А перед этим он явно кого-то искал. Настя еще тогда обратила на 

это внимание. Сначала искал в пивнухе, потом в другом баре. И ей даже 

показалось тогда, что он нашел того, кого искал. Почему она не заостри- 

лась на этом? Почему тут же забыла? Потому что в тот момент самым важным 

было вывезти его из-под носа у людей Чинцова. Они оказались в Уральске 

случайно, и она была уверена, что у Павла не может быть никаких нехоро- 

ших замыслов. Откуда им появиться, если они должны были лететь в Екате- 

ринбург? Получается, он нашел того, кого искал, и пошел его убивать, а 

она, майор милиции, старший оперуполномоченный уголовного розыска, сиде- 

ла в двадцати метрах от места преступления и прикрывала убийцу? Ведь ес- 

ли бы она его не прикрывала, если бы не подсела за столик к людям Чинцо- 

ва с целью заморочить им голову пьяной болтовней, Сережа и Николай обя- 

зательно пошли бы следом за Павлом. И никакого убийства не было бы. 

Черт! Надо же так! 

Да нет, не может быть. Бред какой-то. Нет, она ошибается, это был 

вовсе не бар с романтическим названием "Каравелла". Они с Павлом были 

совсем в другом баре, на другой улице. И никого Сауляк не убивал. Ему 

действительно стало плохо, это было видно невооруженным глазом. Он и в 

гостинице, до того как они выехали в город, был болезненно бледным и то 

и дело покрывался испариной. Павел не убивал. Просто по времени совпало. 

Внезапно горло ее сжалось в спазме, она подавилась дымом и закашля- 

лась. Потом, ночью, Павел просил ее посидеть рядом. Клялся, что никогда 

не обидит ее. Откуда вдруг такая сентиментальность? Понял, что сделал ее 

почти соучастницей убийства, и просил за это прощения? А в самолете, 

когда они уже подлетали к Москве, он держал ее за руку, массировал ка- 

кую-то точку, связанную с вестибулярным аппаратом. Она сидела, держась 

за руку убийцы, и даже задремала, расслабившись. А недавно позволила ему 

ночевать в своей квартире. Ночь наедине с убийцей! Ну, Каменская, ты да- 

ешь. 

"Остановись, Анастасия, - одернула себя Настя. - Это только твои по- 

дозрения. Еще неизвестно, тот ли это бар. А если и тот, то, может быть, 

вы уже ушли из него, когда было совершено убийство. Ты же не помнишь 

точно, в котором часу вы оттуда вышли. Ты и на часы-то не посмотрела 

тогда. А если бар все-таки тот самый и время совпадает, то все равно не 

факт, что Павел - убийца. Не нагнетай. Подумай еще раз, подумай как сле- 

дует, проверь все до мелочей". 

Настя изо всех сил уговаривала себя. И чем старательнее уговаривала, 

тем отчетливее понимала: Павел Сауляк - "палач". 

 

 

Глава 18 

 

Антон Андреевич Минаев снял костюм, переоделся в спортивные брюки и 

свитер и собрался было приступить к ужину, когда раздался звонок в 

дверь. 

- Сиди, я открою, - сказала жена, махнув рукой в сторону накрытого 

стола. 

До Антона Андреевича из прихожей донеслись голоса, один из них при- 

надлежал его супруге, другой был тоже женским, но незнакомым. "Соседка, 

наверное, - подумал он. - За солью или спичками". Он уже налил себе пол- 

ную тарелку борща, когда в кухню вошла жена. 

- Антон, выйди к нам, пожалуйста. 

Он недовольно поморщился, поставил тарелку на стол и вышел в прихо- 

жую. Женщина, которую он увидел, сразу ему понравилась. Молодая, лет 

тридцати, в брюках и длинной матерчатой куртке. Лицо милое и какое-то 

застенчивое. 

- Здравствуйте, - робко произнесла она. - Я живу рядом, в соседнем 

доме. У меня просьба такая... Вернее, предложение. Не знаю даже, с чего 

начать... 

- Смелей, - подбодрил ее Минаев. - Мы не кусаемся. Что у вас случи- 

лось? 

- Слава Богу, пока ничего. - Женщина улыбнулась и стала еще милее. - 

Дело в том, что у меня дочка шести лет, в этом году в школу пошла. Пони- 

маете, у нее теперь подружки, одноклассницы, и она все время гуляет с 

ними в нашем сквере, играет. А у меня окна на другую сторону, из них 

сквер не виден. И я все время нервничаю. Понимаете... Она же еще совсем 


Страница 123 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122  [123]  124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"