Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

она чувствовала себя в точности как кролик под взглядом удава. Руки и 

ноги делались тяжелыми, непослушными, и хотелось полностью подчиниться 

его воле, сделать так, как он говорит, и все будет просто замечательно. 

Она бросила морковь и, судорожно отирая руки о фартук, ринулась в 

комнату. Как всегда в таких случаях, нужная бумага никак не хотела нахо- 

диться, хотя Настя точно помнила, что положила ее в голубую папку. Или в 

зеленую? Черт с ней, можно посмотреть по таблице. Да, первое преступле- 

ние таинственного "палача" было совершено 4 февраля, в Уральске. Около 

одиннадцати часов вечера. В баре "Каравелла". В подсобном помещении. Как 

назывался тот бар, куда они с Павлом пришли из душной жаркой пивнухи? 

Почему она не посмотрела, как он называется! Знать бы, где упадешь... 

Спокойно, Настасья, не дергайся, ты не посмотрела, но там был еще и Ко- 

ротков. Он наверняка не такой растяпа, как ты. Он ехал за тобой на част- 

нике и, вполне возможно, разговаривал с водителем. В этом разговоре, ес- 

ли он был самым обычным, обязательно должно было проскочить или название 

бара, или улица, на которой Коротков выслеживал свою не верную возлюб- 

ленную. 

- В чем дело? - раздался голос Алексея из кухни. - Ты сачкуешь или 

как? 

- Лешенька, прости, милый, - крикнула она, - у меня очередной пожар. 

Пять минут, ладно? 

Леша что-то сказал в ответ, но она уже не слушала, быстро набирая до- 

машний телефон Короткова. Дома Юры не оказалось, его жена Ляля недо- 

вольным голосом сообщила, что он целый день на работе. Но и в кабинете 

на Петровке никто не отвечал. Она огорченно положила трубку и медленно 

поплелась на кухню. Овощи уже тушились в кастрюльке, распространяя по 

всей квартире упоительный аромат, а Леша снова уткнулся в книгу, напи- 

санную женой Владислава Стасова. Настя уселась напротив мужа, вытянула 

ноги, закурила. 

Павел плохо себя почувствовал и вышел в туалет. Его не было довольно 

долго. А перед этим он явно кого-то искал. Настя еще тогда обратила на 

это внимание. Сначала искал в пивнухе, потом в другом баре. И ей даже 

показалось тогда, что он нашел того, кого искал. Почему она не заостри- 

лась на этом? Почему тут же забыла? Потому что в тот момент самым важным 

было вывезти его из-под носа у людей Чинцова. Они оказались в Уральске 

случайно, и она была уверена, что у Павла не может быть никаких нехоро- 

ших замыслов. Откуда им появиться, если они должны были лететь в Екате- 

ринбург? Получается, он нашел того, кого искал, и пошел его убивать, а 

она, майор милиции, старший оперуполномоченный уголовного розыска, сиде- 

ла в двадцати метрах от места преступления и прикрывала убийцу? Ведь ес- 

ли бы она его не прикрывала, если бы не подсела за столик к людям Чинцо- 

ва с целью заморочить им голову пьяной болтовней, Сережа и Николай обя- 

зательно пошли бы следом за Павлом. И никакого убийства не было бы. 

Черт! Надо же так! 

Да нет, не может быть. Бред какой-то. Нет, она ошибается, это был 

вовсе не бар с романтическим названием "Каравелла". Они с Павлом были 

совсем в другом баре, на другой улице. И никого Сауляк не убивал. Ему 

действительно стало плохо, это было видно невооруженным глазом. Он и в 

гостинице, до того как они выехали в город, был болезненно бледным и то 

и дело покрывался испариной. Павел не убивал. Просто по времени совпало. 

Внезапно горло ее сжалось в спазме, она подавилась дымом и закашля- 

лась. Потом, ночью, Павел просил ее посидеть рядом. Клялся, что никогда 

не обидит ее. Откуда вдруг такая сентиментальность? Понял, что сделал ее 

почти соучастницей убийства, и просил за это прощения? А в самолете, 

когда они уже подлетали к Москве, он держал ее за руку, массировал ка- 

кую-то точку, связанную с вестибулярным аппаратом. Она сидела, держась 

за руку убийцы, и даже задремала, расслабившись. А недавно позволила ему 

ночевать в своей квартире. Ночь наедине с убийцей! Ну, Каменская, ты да- 

ешь. 

"Остановись, Анастасия, - одернула себя Настя. - Это только твои по- 

дозрения. Еще неизвестно, тот ли это бар. А если и тот, то, может быть, 

вы уже ушли из него, когда было совершено убийство. Ты же не помнишь 

точно, в котором часу вы оттуда вышли. Ты и на часы-то не посмотрела 

тогда. А если бар все-таки тот самый и время совпадает, то все равно не 

факт, что Павел - убийца. Не нагнетай. Подумай еще раз, подумай как сле- 

дует, проверь все до мелочей". 

Настя изо всех сил уговаривала себя. И чем старательнее уговаривала, 

тем отчетливее понимала: Павел Сауляк - "палач". 

 

 

Глава 18 

 

Антон Андреевич Минаев снял костюм, переоделся в спортивные брюки и 

свитер и собрался было приступить к ужину, когда раздался звонок в 

дверь. 

- Сиди, я открою, - сказала жена, махнув рукой в сторону накрытого 

стола. 

До Антона Андреевича из прихожей донеслись голоса, один из них при- 

надлежал его супруге, другой был тоже женским, но незнакомым. "Соседка, 

наверное, - подумал он. - За солью или спичками". Он уже налил себе пол- 

ную тарелку борща, когда в кухню вошла жена. 

- Антон, выйди к нам, пожалуйста. 

Он недовольно поморщился, поставил тарелку на стол и вышел в прихо- 

жую. Женщина, которую он увидел, сразу ему понравилась. Молодая, лет 

тридцати, в брюках и длинной матерчатой куртке. Лицо милое и какое-то 

застенчивое. 

- Здравствуйте, - робко произнесла она. - Я живу рядом, в соседнем 

доме. У меня просьба такая... Вернее, предложение. Не знаю даже, с чего 

начать... 

- Смелей, - подбодрил ее Минаев. - Мы не кусаемся. Что у вас случи- 

лось? 

- Слава Богу, пока ничего. - Женщина улыбнулась и стала еще милее. - 

Дело в том, что у меня дочка шести лет, в этом году в школу пошла. Пони- 

маете, у нее теперь подружки, одноклассницы, и она все время гуляет с 

ними в нашем сквере, играет. А у меня окна на другую сторону, из них 

сквер не виден. И я все время нервничаю. Понимаете... Она же еще совсем 


Страница 123 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122  [123]  124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"