Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

пальцах серебряную вилочку, и глаза его по-прежнему были прикованы к 

блестящему кусочку металла. 

- Пойдемте отсюда, - резко сказала она, поднимаясь. 

Вытащив из вазы розовые гвоздики, она подошла к столу Короткова и 

швырнула цветы ему в лицо. Идя к выходу, она снова чувствовала на себе 

взгляды, одни - насмешливые, другие - осуждающие, третьи - восхищенные. 

Но она точно знала, что по меньшей мере одна пара глаз смотрит ей в спи- 

ну с настороженным недоумением. 

- Кто она такая? Откуда взялась? - нервно выкрикивал Григорий Вален- 

тинович Чинцов. - Вы хоть что-нибудь сумели о ней узнать? 

- Очень многое, Григорий Валентинович, - докладывал помощник Чинцова, 

- но сведения такие противоречивые, что трудно понять, каким из них мож- 

но верить, а каким - нет. Ее фамилия - Сауляк, Анастасия Павловна Сау- 

ляк. Вероятно, это его жена или родственница. Паспортные данные я взял у 

администратора гостиницы в Самаре, но проверить еще не успел. Те, кто 

наблюдают ее в Самаре, утверждают, что у нее очень много денег и она ими 

разбрасывается не считая. По-видимому, с Сауляком у нее был какой-то 

конфликт, потому что они не кинулись друг к другу, когда он вышел из зо- 

ны. Она явно в чем-то оправдывалась, а он ее снисходительно слушал. По- 

хоже, он не ждал, что она будет его встречать. Особа крайне неуравнове- 

шенная и экзальтированная, способная на эксцентричные выходки. В общем, 

женщина с очень нестандартным поведением. И я думаю... 

- Ну-ну, - подбодрил помощника Чинцов, - выкладывай, какие у тебя 

есть идеи. 

- Я думаю, что она может быть одной из тех... 

- Да? 

Чинцов нахмурился, задумчиво потер пальцем переносицу, потом налил в 

стакан из толстого стекла минеральной воды и сделал несколько больших 

глотков. 

- А почему тебе пришла в голову такая мысль? 

- Поведение какое-то необычное. И потом, если они родственники, то 

это тем более возможно. Вы же знаете, это передается на генетическом 

уровне. И я подумал, Григорий Валентинович, что если эта женщина ничего 

не знает, то ее можно было бы использовать. Булатников в свое время ис- 

пользовал Павла, а мы используем ее. Надо только выяснить, как много она 

знает и не опасно ли оставлять ее в живых. 

- Ты не о том думаешь, - сердито откликнулся Чинцов. - Надо в первую 

очередь думать о том, не опасно ли от нее избавляться. Ты как ребенок, 

которого поманили конфеткой, и он уже забыл о том, что нужно делать уро- 

ки. Наша задача сегодня - заставить Павла замолчать навсегда. А эта кра- 

сотка путается у нас под ногами, она засекла машину, и хотя номера на 

ней были съемные, но рожи-то у наших людей в этой машине были настоящие. 

Поэтому пренебрегать ею как свидетелем мы с тобой не можем. Мы должны 

решить, можно ли ее убирать вместе с Павлом или надо ждать, пока они на- 

конец расстанутся. А ты вместо этого начал вынашивать какие-то дурацкие 

замыслы, как бы ее использовать. Не надо нам ее использовать, пойми ты 

это наконец своими куриными мозгами. Нам нужно Павла заткнуть. И все. 

- Хорошо, Григорий Валентинович. 

До ужина они просидели в номере, не обменявшись ни словом. Настя ле- 

жала на диване в гостиной, уставившись в потолок, а Павел ушел в 

спальню, и, чем он там занимался, Настя не знала. В семь часов она под- 

нялась с дивана и без стука вошла в спальню. Сауляк стоял возле окна и 

внимательно наблюдал за улицей, хотя уже стемнело. Интересно, что он там 

может видеть? 

- Надо идти в ресторан, - холодно сказала Настя. - Пора ужинать. 

- Вы удивительно прожорливы, - усмехнулся Павел. 

- Вы что же, по-прежнему отказываетесь от еды? 

- Я не голоден. 

- Не морочьте мне голову, - устало откликнулась она. - Хотите строить 

из себя супермена, который может неделями обходиться без еды и питья, - 

ради Бога, только не в ущерб тому делу, которое мы с вами вместе должны 

сделать. Дайте - мне спокойно довезти вас до Москвы - и можете голодать 

хоть до второго пришествия. 

- Кстати, о нашем общем деле. Как вы собираетесь посадить меня на са- 

молет без паспорта? 

- Со справкой полетите. Вам же дали справку об освобождении. 

- Но лететь по справке - это все равно что плакат на грудь повесить: 

"Я - Сауляк". Вы же хотите довезти меня в целости и сохранности или я 

что-то не так понимаю? 

- Не ваше дело, чего я хочу, - грубо ответила Настя. - Полетите по 

справке. Мне надоели ваши выкрутасы, мне платят, в конце концов, за ра- 

боту, которую я выполняю, а не за то, чтобы я терпела ваш характер. Меж- 

ду прочим, чтобы вас вытащить отсюда живым и невредимым, мне пришлось 

отказаться от роли, о которой я давно мечтала. Но вы, по-моему, не стои- 

те такой жертвы. 

- Вы отказались от роли? Вы актриса? 

- Представьте себе. Мало того что уголовница, так еще и актриса. 

Впрочем, актрисой я стала раньше, чем загремела на нары. 

- Я думал, вы частный детектив или что-то в этом роде. 

- Надо же, оказывается, голодание благотворно сказывается на умствен- 

ной деятельности. Вы еще о чем-то думаете. А я, черт вас возьми, Павел 

Сауляк, думаю только о том, как бы замылить глаза вашим преследователям 

и не дать им поднять на вас руку. И было бы очень неплохо, если бы вы 

тоже думали именно об этом, а не о моей печальной биографии. Кстати, 

имейте в виду, что по документам я ношу вашу фамилию. 

- Зачем? Для чего это нужно? 

- А вы подумайте. Раз вы такой принципиальный и не хотите есть, так 

хоть подумайте. Ладно, выйдите из спальни, мне нужно переодеться. 

Павел вышел. 

Настя быстро стянула брюки и свитер, достала из шкафа колготки, ми- 

ни-юбку и трикотажную майку с глубоким вырезом. Вид у нее в этом наряде 

был дешево-потаскушечный, но с этим придется смириться. Она достала кос- 

метичку и добавила яркости спокойному дневному макияжу. 

Сауляк ничего не сказал по поводу ее внешнего вида, и Настя оценила 

его сдержанность. Она была сама себе противна. Герман Валерьянович был 


Страница 12 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11  [12]  13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"