Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Повторяю вам... 

- Хорошо, хорошо, - торопливо перебила его Настя. - Вы не голодны, я 

поняла. Мне не нужно повторять по три раза. Но поскольку мы с вами дого- 

ворились, что вы будете меня слушаться, я прошу вас что-нибудь заказать. 

- Мне все равно, заказывайте сами. 

- Что вы пьете? 

- Ничего. 

- Совсем ничего? 

- Совсем. 

- Хорошо, значит, кампари. 

Она специально выбирала этот столик два дня назад. С ее места прек- 

расно просматривался весь зал и обе двери - в холл и в служебные помеще- 

ния. Ровно в два часа появился Юра Коротков и сел там же, где сидел вче- 

ра и позавчера. Все это было частью спектакля. Коротков внимательно ог- 

лядел зал, нашел глазами Настю, привстал со своего места и поклонился 

ей. Настя демонстративно фыркнула и передернула плечами. 

Официантка принесла закуски и бутылку кампари. 

- Ешьте, - сказала Настя. - Следующее кормление будет не скоро. Поп- 

робуйте, это вкусно. 

Сауляк лениво отрезал кусочек говяжьего языка и неторопливо отправил 

в рот. Лицо его было бесстрастным, и было вовсе не похоже, что он изо 

всех сил борется с голодом, не желая есть оплаченную незнакомой женщиной 

еду. Такое впечатление, что он действительно не хочет есть. 

К их столику снова подлетел прыткий Герман Валерьянович, на этот раз 

у него в руках была бутылка шампанского "Ив Роше". 

- Ваш поклонник уже пришел, - сообщил он, заговорщически улыбаясь. - 

И просил вам передать это шампанское. 

- Да что ж он никак не уймется! - с досадой сказала Настя громко и 

отчетливо, так, чтобы слышно было на весь ресторан. 

Сауляк сидел неподвижно, даже головы не повернул в ту сторону, куда 

смотрела Настя. Она встала и, взяв бутылку за горлышко, медленно отпра- 

вилась через весь зал к столику, за которым сидел Коротков. В ресторане 

в это время было человек тридцать, и все они как один следили глазами за 

высокой худощавой женщиной в черных брюках и голубом пушистом свитере, 

которая плавно двигалась между столиками, неся в руках бутылку французс- 

кого шампанского. 

Подойдя к Короткову, Настя со всего размаху поставила бутылку на 

стол, так что посуда задребезжала. 

- Я не пью шампанское, - громко сказала она. - И не присылайте мне 

его больше. Вам понятно? 

- А что вы пьете? - так же громко спросил Коротков, не вставая с мес- 

та. - Я бы хотел хоть чемнибудь доставить вам удовольствие. 

- Если хотите, можете меня поцеловать, прямо здесь и сейчас, но 

только один раз, и с условием, что вы больше не будете мне надоедать. 

- Ну и стерва же ты, - шепотом произнес Коротков, растягивая губы в 

улыбке. 

Настя поняла, что он имел в виду. Он был немного ниже ее ростом, но 

туфли на каблуках сделали разницу между ними весьма существенной. Она 

усмехнулась, понимая, что на них смотрит весь ресторан, наклонилась, 

сняла туфли и сразу стала заметно ниже, почти сравнявшись с Коротковым, 

который был обут в зимние ботинки на толстой подошве. Юра шагнул к ней, 

обнял, положив одну руку на ее спину, а другую - на затылок. Его лицо 

медленно приближалось, и Насте захотелось зажмуриться и отступить. Но 

отступать было некуда. Губы его были твердыми и прохладными, и, несмотря 

на всю нелепую двусмысленность (или двусмысленную нелепость?) ситуации, 

она не могла не признать, что целуется Юрка хорошо. Боже мой, они были 

знакомы восемь лет, они работали в одном отделе, Коротков неоднократно 

бывал в гостях у Насти и Алексея, выплакивал на ее плече свои обиды по 

поводу любовных неудач. И вот теперь за много километров от Москвы в 

ресторане провинциальной гостиницы они целуются на глазах у изумленной 

публики только лишь потому, что кто-то охотится за освободившимся из 

мест лишения свободы Павлом Сауляком. Чудны дела твои, милицейская 

жизнь! 

Коротков оторвался от ее губ, галантно поцеловал ее руку и спокойно 

сел на место. Настя не торопясь надела туфли на семисантиметровых каблу- 

ках, обворожительно улыбнулась и двинулась в обратный путь к своему сто- 

лику. 

Сауляк сидел неподвижно, вертя в руках маленькую вилку для десерта и 

не сводя с нее глаз. Настя кинула взгляд на его тарелку и отметила, что 

он почти ничего не съел, кроме того единственного кусочка языка. 

- Послушайте, Павел, я понимаю, что у вас могут быть свои принципы и 

соображения, но вы должны поесть. В конце концов, то, что нам с вами 

предстоит, не является прогулкой по дачному участку, и совершенно неиз- 

вестно, где и когда мы с вами сможем поесть в следующий раз. Меньше все- 

го мне хотелось бы, чтобы у нас с вами возникли проблемы изза ваших не- 

умных прихотей и выходок. 

- Значит, вы уверены, что из-за ваших выходок у нас проблем не будет? 

- спросил он, не отрывая взгляда от серебряной блестящей вилочки. 

Ух ты! Заметил, значит. А сидел как каменное изваяние, даже головы не 

повернул, когда она объяснялась с Коротковым. 

- Из-за моих выходок проблемы будут лично у меня, вам понятно? К вам 

это никакого отношения не имеет. А вот если у вас начнутся проблемы со 

здоровьем, то я на своих плечах вас не вытяну. Между прочим, этот чело- 

век тоже вами интересуется, хотя изо всех сил делает вид, что интересу- 

ется исключительно мной. А я делаю вид, что верю ему. Так может быть, вы 

все-таки соизволите отступить от своих принципов и разъяснить мне хотя 

бы в самых общих чертах, кто это так усердно пытается вас достать? 

Сауляк поднял на нее глаза, и Настю внезапно окатила жаркая волна. Ей 

не хотелось шевелиться, ноги и руки словно налились свинцом, веки стали 

опускаться. В эту секунду ей стало совершенно все равно, ответит ли ей 

Сауляк и если ответит, то что именно. Ей стало безразлично, сумеет ли 

она выполнить задание и довезти его до Москвы, до генерала Минаева. 

Больше всего на свете ей сейчас хотелось спать... 

Она собрала все силы и стряхнула с себя оцепенение. Ей даже показа- 

лось, что все это ей привиделось. Сауляк сидел напротив нее, крутя в 


Страница 11 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10  [11]  12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"