Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

вдруг... Не появились ли у Кирилла в то время новые знакомые, не заве- 

лись ли у него деньги - короче, стандартный набор вопросов. Базанов у 

нас семьдесят второго года рождения, стало быть, в осенний призыв девя- 

ностого года он в аккурат служить отправился, в ноябре девяносто второго 

вернулся, весной девяносто третьего находился в Москве. И вот тут, Ста- 

сенька, начинаются всякие непонятные невероятности, или невероятные не- 

понятности, не знаю, как лучше выразиться. Матушка нашего Базанова при- 

поминает, что двенадцатого апреля девяносто третьего года Кирилл дома 

разбил стакан, да так неудачно, что порезал всю ладонь на правой руке. 

Вроде бы нес стакан с чаем из кухни к себе в комнату, споткнулся и рас- 

тянулся прямо в прихожей, со всей силой собственного веса вдавив ладонь 

в осколки. Мать точно помнит, что это было двенадцатого апреля, потому 

что раньше в этот день вся страна праздновала День космонавтики, а Кирю- 

ша, когда совсем маленький был, очень трепетно относился ко всему, что 

связано с космосом. Ну, впрочем, как и все мальчишки. Только почти у 

всех это с возрастом проходит, а он задержался в развитии. И когда мать 

ему руку-то йодом поливала, он чуть не визжал от боли, а она приговари- 

вала: "Что ж ты, Кирочка, боль-то терпеть не умеешь. Не по-мужски это. 

Вон космонавты твои ничего небось не боятся, видишь, храбрые какие, а ты 

потерпеть немножко не можешь. Ну ты уж потерпи в честь праздника, это же 

твой любимый праздник". При этой сцене присутствовали отец Базанова, его 

младшая сестра и соседка, которую попросили прийти посмотреть порезы, не 

осталось ли в них стекла. Соседка у них медсестрой работает. Приходит 

твой друг Юра Коротков в Институт психиатрии, просит Базанова показать 

ладони, видит следы порезов, заметные такие следы, потому что порезы бы- 

ли глубокие. И спрашивает, мол, как же ты так, братец? Догадайся, что 

ему Базанов отвечает. 

- И что? 

- А ничего, Стасенька. Не помнит он. 

- То есть как это не помнит? - нахмурилась Настя. - Как можно этого 

не помнить? 

- А вот так и не помнит. Коротков ему: а как из армии пришел - пом- 

нишь? Помнит, рассказывает, как до Москвы добирались, как родители его 

встретили, даже помнит, в каком его мать была платье и какая прическа у 

сестры. Как Новый 1993 год встречали - помнит. Как 8 марта в том году 

праздновали - помнит. Как руку порезал в середине апреля - не помнит. А 

что на майские праздники делали - снова помнит. Как у Винокура: здесь 

играем, здесь не играем, здесь рыбу заворачивали, а тут опять играем. 

Между прочим, мне кто-то из специалистов говорил, что у олигофренов за- 

частую бывает великолепная память, они книжки могут целыми страницами 

наизусть заучивать без всякого труда, и это им иногда помогает и школу 

нормально закончить, и даже институт. У Базанова, похоже, с памятью все 

хорошо. А в середине апреля - провал. Когда шантажиста-то прикончили, 

помнишь? 

- Да, - вмиг онемевшими губами произнесла Настя. - Его убили двенад- 

цатого апреля. Утром, около одиннадцати часов. Что же получается? Вспыш- 

ка острого психоза, убийство человека - и потом амнезия? 

- А что, не может быть? 

- Может. Но не получается. Если это болезнь, то и после убийства Лу- 

ченкова у него должна развиться амнезия, Базанов должен забыть все собы- 

тия, связанные с убийством. А он все помнит. Все в деталях. Причем пом- 

нит настолько ясно и отчетливо, что совершенно не путается в показаниях. 

- Ладно, погоди делать выводы, послушай меня. 

Я тебе еще не все рассказал. Если бы ты не так увлеченно работала в 

бригаде у Семеныча, ты бы все это и раньше узнала. Коротков, между про- 

чим, пить-есть забыл, не говоря уже о поспать; носится по всему городу, 

добывает информацию, а ты не проявляешь к ней никакого интереса и вообще 

как будто забыла, что кроме твоего "палача" и другие преступления есть. 

И их тоже раскрывать надо. Так вот, недели примерно три назад или чуть 

больше матушка нашего Кирочки Базанова видела сына в обществе мужчины 

приятной наружности. Мужчина этот был ей незнаком, в том смысле, что их 

не знакомили и имени его она не знала. Но лицо показалось ей знакомым. 

Она напрягла память и припомнила, что видела этого товарища однажды, и 

тоже вместе с Кирочкой. Точнее, не столько вместе, сколько в одном и том 

же месте. И было это довольно давно, незадолго до того, как Кирочка руку 

поранил. 

- Незадолго - это как? - уточнила Настя. 

- Ну совсем незадолго. Накануне. Так вот мама Кирюше и говорит, дес- 

кать, кто этот твой знакомый? 

Симпатичный такой. А он не понимает, о ком идет речь. Мама ему напо- 

минает, мол, тот, с которым ты шел от магазина в сторону парка, да ты 

его давно знаешь, я вас почти три года назад вместе видела. А у сына лю- 

бимого в глазах пустота и одно сплошное непонимание. Так ничего она от 

него и не добилась, но, надо сказать, не сильно и старалась, потому как, 

во-первых, никакого принципиального значения это для нее не имело, а 

во-вторых, она все время помнит, что сын у нее олигофрен, хоть и в сте- 

пени легкой дебильности, но все-таки не нормально развитый, и требовать 

у него точных и четких объяснений глупо. Наш Коротков, конечно, и об 

этом Базанова спросил. Ну, у него принципиальности-то и терпения по- 

больше будет, чем у Кирочкиной мамы, и он насел на беднягу со всем своим 

оперативным мастерством и энтузиазмом. Да, вспомнил Кирочка этого прият- 

ного во всех отношениях дядечку. Но с трудом. Подошел, говорит, попросил 

стотысячную купюру разменять. Базанов в это время как раз с работы шел, 

а на улице человек этот к нему подходит. Кирилл в карманах порылся, де- 

нег наскреб, пересчитал их, купюры, как назло, были мелкие, он все время 

со счета сбивался. В конце концов выяснилось, что до ста тысяч ему не 

хватает около пятнадцати тысяч рублей, дяденька извинился, стотысячную 


Страница 106 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105  [106]  107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"