Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

и отправилась в душ. Когда она вернулась в комнату, Павел лежал на мат- 

расе, укрывшись одеялом. На подушке была надета наволочка, однако прос- 

тыня и пододеяльник лежали аккуратно сложенными на кресле. Настя замети- 

ла, что там же, на кресле, лежал джемпер Павла, но никакой другой одежды 

она не увидела и поняла, что он лег не раздеваясь, точно так же, как ло- 

жилась под одеяло она сама, когда ночевала вместе с ним в гостиницах. 

Настя погасила свет и забралась в постель. О том, чтобы уснуть, не 

могло быть и речи, и она, свернувшись в уютный клубочек, продолжала раз- 

мышлять то о "палаче" и о том, как его вычислить, то о Павле и двоих 

преследователях. Сауляк лежал очень тихо, но она никак не могла забыть о 

его присутствии. Иногда ей удавалось ненадолго задремать, но сон был 

неглубоким и тревожным, и она вскоре просыпалась, вздрагивая и чувствуя 

себя все хуже и хуже. В конце концов она оставила бесплодные попытки от- 

дохнуть и стала просто ждать, когда в половине седьмого зазвенит бу- 

дильник. 

Как только электронный звоночек бибикнул в первый раз, Настя тут же 

прихлопнула кнопку ладонью, встала и ушла в ванную. Когда через пятнад- 

цать минут она вышла оттуда, Павла в квартире уже не было. Настя подошла 

к окну и посмотрела вниз. Ни черного "сааба" Сауляка, ни серебристой 

"ауди" на улице не видно. Она недоуменно пожала плечами и стала варить 

кофе. После бессонной ночи голова была чумная и вялая, и мысли в ней ше- 

велились медленно и неохотно. 

Она допивала вторую чашку кофе, когда звякнул дверной звонок. Настя 

вздрогнула и, прежде чем идти открывать, выглянула в окно. "Сааб" Павла 

стоял прямо под окнами. 

- Прошу извинить, - холодно сказал Павел, входя в квартиру, - мне 

нужно было кое-что проверить. Я хотел убедиться, что мне не подсунули 

ничего взрывающегося в машину. Заодно и увел их подальше от вашего дома, 

чтобы вы могли спокойно отправляться на работу. 

- А зачем же вы вернулись? - удивилась Настя. 

- Хотел попрощаться. Завтра я снова уеду, а может быть, и сегодня. 

Вряд ли мы с вами увидимся в ближайшее время, если, конечно, опять 

что-нибудь не случится. Вы оказали мне гостеприимство, и я не хочу быть 

невежливым. Кроме того, я обещал, что утром отвезу вас на работу. 

"Ну, хитрец! Ты же вскочил ни свет ни заря с одной-единственной целью 

- увести эту парочку подальше от меня. Почему же ты так не хочешь, чтобы 

я с ними пообщалась, а? Почему ты так боишься, что я узнаю, кто они та- 

кие?" 

- Это не обязательно, - улыбнулась она. - Я прекрасно доеду до работы 

на метро. Позавтракаете со мной? 

Он отрицательно покачал головой. 

- Если вы не хотите, чтобы я вас отвез, тогда я пойду. 

- Идите, - кивнула она, зябко кутаясь в халат: в прихожей было намно- 

го холоднее, чем в кухне, где уже почти час были включены конфорки. 

- До свидания. 

- Всего доброго, Павел. 

- Берегите себя. 

- Постараюсь. И вы тоже. 

- Будьте осторожны. 

- И вы тоже, - усмехнулась Настя, отметив про себя, что он снова не 

называет ее по имени. Странные все-таки манеры у этого господина Павла 

Сауляка! 

Закрыв за ним дверь, она подошла к окну и стояла там до тех пор, пока 

не увидела, как Павел сел в машину и уехал. И только после этого она 

почти физически ощутила, как напряжение, вызванное его присутствием, 

стало отпускать ее. 

 

 

Часть четвертая 

ЧЕРНАЯ КОШКА В ТЕМНОЙ КОМНАТЕ 

 

 

Глава 15 

 

Настя вплотную занялась деятельностью таинственного "палача" и тут же 

начала делать маленькие открытия. Во-первых, убийство депутата хотя и 

находилось на контроле в министерстве, но не входило в число тех прес- 

туплений, для раскрытия которых была создана группа, ибо не относилось к 

категории серийных. Во-вторых, количество приказов по личному составу в 

некоторых областях было на порядок выше, чем в других, где тоже имели 

место серийные убийства. И в-третьих, все три жертвы "палача" были каз- 

нены как раз в тех регионах, где наблюдалось чрезмерно большое количест- 

во приказов по кадрам. 

Работа была невероятно трудоемкая, требовавшая внимания, тщательнос- 

ти, скрупулезности и хорошей памяти. Все вечера, не говоря уж о выходных 

днях, Настя проводила за компьютером, составляя списки, схемы, таблицы и 

программы обработки данных. В конце концов ей стало казаться, что она 

знает наизусть поименно весь личный состав органов внутренних дел в де- 

сятке областей России. Она постоянно требовала у Коновалова все новые и 

новые данные и получала от него толстые папки и длинные рулоны распеча- 

ток. Прошло почти две недели, пока она не сделала свое четвертое ма- 

ленькое открытие, которое оказалось самым важным. 

Настя пришла в министерство к Коновалову, неся в сумке дискету: она 

помнила, что в кабинете у генерала стоит компьютер, правда, ни разу не 

видела, чтобы Александр Семенович им пользовался. На этот раз долго 

ждать ей не пришлось, генерал принял ее почти сразу. 

- Вот смотрите, - говорила Настя, включив компьютер и вставляя в него 

принесенную с собой дискету, - это карта России. Синими кружочками обоз- 

начены области, в которых есть нераскрытые серийные преступления. Крас- 

ными кружочками - области, в которых в 1993 году шла интенсивная смена 

кадров органов внутренних дел. 

- А черными кружочками что обозначено? - поинтересовался Александр 

Семенович. 

- Подождите, до них я еще дойду. Давайте все по порядку. В той папке, 

с которой, собственно, все и началось, лежали материалы по двенадцати 

сериям убийств, верно? 

- Верно, - подтвердил начальник главка. 

- Вот они, двенадцать синих кружочков. Из эти двенадцати синих кру- 

жочков пять имеют рядом с собой кружочки красного цвета. Вам это ничего 

не напоминает? 

- Пока нет. А что должно напоминать? 

- Всемирную историю, - пошутила Настя. - Поджог рейхстага, например, 

или отдельные эпизоды борьбы против зарождающегося христианства. 


Страница 100 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99  [100]  101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"