Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

И говорила нараспев, 

Корсет носила очень узкий, 

И русский Н как N французский 

Произносить умела в нос; 

Но скоро все перевелось; 

Корсет, Альбом, княжну Алину, 

Стишков чувствительных тетрадь 

Она забыла; стала звать 

Акулькой прежнюю Селину 

И обновила наконец 

На вате шлафор и чепец. 

 

 

XXXIV. 

 

Но муж любил ее сердечно, 

В ее затеи не входил, 

Во всем ей веровал беспечно, 

А сам в халате ел и пил; 

Покойно жизнь его катилась; 

Под вечер иногда сходилась 

Соседей добрая семья, 

Нецеремонные друзья, 

И потужить и позлословить 

И посмеяться кой о чем. 

Проходит время; между тем 

Прикажут Ольге чай готовить, 

Там ужин, там и спать пора, 

И гости едут со двора. 

 

 

XXXV. 

 

Они хранили в жизни мирной 

Привычки милой старины; 

У них на масленице жирной 

Водились русские блины; 

Два раза в год они говели; 

Любили круглые качели, 

Подблюдны песни, хоровод; 

В день Троицын, когда народ 

Зевая слушает молебен, 

Умильно на пучок зари 

Они роняли слезки три; 

Им квас как воздух был потребен, 

И за столом у них гостям 

Носили блюда по чинам. 

 

 

XXXVI. 

 

И так они старели оба. 

И отворились наконец 

Перед супругом двери гроба, 

И новый он приял венец. 

Он умер в час перед обедом, 

Оплаканный своим соседом, 

Детьми и верною женой 

Чистосердечней, чем иной. 

Он был простой и добрый барин, 

И там, где прах его лежит, 

Надгробный памятник гласит: 

Смиренный грешник, Дмитрий Ларин, 

Господний раб и бригадир 

Под камнем сим вкушает мир. 

 

 

XXXVII. 

 

Своим пенатам возвращенный, 

Владимир Ленский посетил 

Соседа памятник смиренный, 

И вздох он пеплу посвятил; 

И долго сердцу грустно было. 

"Poor Yorick! (16) - молвил он уныло, - 

Он на руках меня держал. 

Как часто в детстве я играл 

Его Очаковской медалью! 

Он Ольгу прочил за меня, 

Он говорил: дождусь ли дня?.." 

И, полный искренней печалыо, 

Владимир тут же начертал 

Ему надгробный мадригал. 

 

 

XXXVIII. 

 

И там же надписью печальной 

Отца и матери, в слезах, 

Почтил он прах патриархальный... 

Увы! на жизненных браздах 

Мгновенной жатвой поколенья, 

По тайной воле провиденья, 

Восходят, зреют и падут; 

Другие им вослед идут... 

Так наше ветреное племя 

Растет, волнуется, кипит 

И к гробу прадедов теснит. 

Придет, придет и наше время, 

И наши внуки в добрый час 

Из мира вытеснят и нас! 

 

 

XXXIX. 

 

Покамест упивайтесь ею, 

Сей легкой жизнию, друзья! 

Ее ничтожность разумею, 

И мало к ней привязан я; 

Для призраков закрыл я вежды; 

Но отдаленные надежды 

Тревожат сердце иногда: 

Без неприметного следа 

Мне было б грустно мир оставить. 

Живу, пишу не для похвал; 

Но я бы, кажется, желал 

Печальный жребий свой прославить, 

Чтоб обо мне, как верный друг, 

Напомнил хоть единый звук. 

 

 

XL. 

 

И чье-нибудь он сердце тронет; 

И, сохраненная судьбой, 

Быть может, в Лете не потонет 

Строфа, слагаемая мной; 

Быть может (лестная надежда!), 

Укажет будущий невежда 

На мой прославленный портрет 

И молвит: то-то был поэт! 

Прими ж мои благодаренья, 

Поклонник мирных Аонид, 

О ты, чья память сохранит 

Мои летучие творенья, 

Чья благосклонная рука 

Потреплет лавры старика! 

 

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ 

 

Elle йtait fille, йlle etait amoureuse. 

Malfilвtre 

 

I. 

 

"Куда? Уж эти мне поэты!" 

- Прощай, Онегин, мне пора. 

"Я не держу тебя; но где ты 

Свои проводишь вечера?" 

- У Лариных. - "Вот это чудно. 

Помилуй! и тебе не трудно 

Там каждый вечер убивать?" 

- Ни мало. - "Не могу понять. 

Отселе вижу, что такое: 

Во-первых (слушай, прав ли я?), 

Простая, русская семья, 

К гостям усердие большое, 

Варенье, вечный разговор 

Про дождь, про лен, про скотный двор..." 

 

 

II. 

 

- Я тут еще беды не вижу. 

"Да, скука, вот беда, мой друг". 

- Я модный свет ваш ненавижу; 

Милее мне домашний круг, 

Где я могу... - "Опять эклога! 

Да полно, милый, ради бога. 

Ну что ж? ты едешь: очень жаль. 

Ах, слушай, Ленской; да нельзя ль 

Увидеть мне Филлиду эту, 

Предмет и мыслей, и пера, 

И слез, и рифм et cetera?.. 

Представь меня". - Ты шутишь. - "Нету". 

- Я рад. - "Когда же?" - Хоть сейчас. 

Они с охотой примут нас. 

 

 

III. 

 

Поедем. - 

Поскакали други, 

Явились; им расточены 

Порой тяжелые услуги 

Гостеприимной старины. 

Обряд известный угощенья: 

Несут на блюдечках варенья, 

На столик ставят вощаной 

Кувшин с брусничною водой, 

....................................... 

....................................... 

....................................... 

....................................... 

....................................... 

....................................... 

 

 

IV. 

 

Они дорогой самой краткой 

Домой летят во весь опор. (17) 

Теперь послушаем украдкой 

Героев наших разговор: 

- Ну что ж, Онегин? ты зеваешь. - 

- "Привычка, Ленской". - Но скучаешь 

Ты как-то больше. - "Нет, равно. 

Однако в поле уж темно; 

Скорей! пошел, пошел, Андрюшка! 

Какие глупые места! 

А кстати: Ларина проста, 

Но очень милая старушка, 

Боюсь: брусничная вода 

Мне не наделала б вреда. 

 

 

V. 

 

Скажи: которая Татьяна?" 

- Да та, которая грустна 

И молчалива, как Светлана, 

Вошла и села у окна. - 

"Неужто ты влюблен в меньшую?" 

- А что? - "Я выбрал бы другую, 

Когда б я был, как ты, поэт. 

В чертах у Ольги жизни нет. 

Точь-в-точь в Вандиковой Мадоне: 

Кругла, красна лицом она, 

Как эта глупая луна 

На этом глупом небосклоне". 

Владимир сухо отвечал 

И после во весь путь молчал. 

 

 

VI. 

 

Меж тем Онегина явленье 

У Лариных произвело 

На всех большое впечатленье 

И всех соседей развлекло. 

Пошла догадка за догадкой. 

Все стали толковать украдкой, 

Шутить, судить не без греха, 

Татьяне прочить жениха; 

Иные даже утверждали, 

Что свадьба слажена совсем, 

Но остановлена затем, 

Что модных колец не достали. 

O свадьбе Ленского давно 

У них уж было решено. 

 

 

VII. 

 

Татьяна слушала с досадой 

Такие сплетни; но тайком 

С неизъяснимою отрадой 

Невольно думала о том; 

И в сердце дума заронилась; 

Пора пришла, она влюбилась. 


Страница 7 из 30:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"