Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

К себе, к таинственному древу: 

Запретный плод вам подавай, 

А без того вам рай не рай. 

 

 

XXVIII. 

 

Как изменилася Татьяна! 

Как твердо в роль свою вошла! 

Как утеснительного сана 

Приемы скоро приняла! 

Кто б смел искать девчонки нежной 

В сей величавой, в сей небрежной 

Законодательнице зал? 

И он ей сердце волновал! 

Об нем она во мраке ночи, 

Пока Морфей не прилетит, 

Бывало, девственно грустит, 

К луне подъемлет томны очи, 

Мечтая с ним когда-нибудь 

Свершить смиренный жизни путь! 

 

 

XXIX. 

 

Любви все возрасты покорны; 

Но юным, девственным сердцам 

Ее порывы благотворны, 

Как бури вешние полям: 

В дожде страстей они свежеют, 

И обновляются, и зреют - 

И жизнь могущая дает 

И пышный цвет и сладкий плод. 

Но в возраст поздний и бесплодный, 

На повороте наших лет, 

Печален страсти мертвый след: 

Так бури осени холодной 

В болото обращают луг 

И обнажают лес вокруг. 

 

 

XXX. 

 

Сомненья нет: увы! Евгений 

В Татьяну как дитя влюблен; 

В тоске любовных помышлений 

И день и ночь проводит он. 

Ума не внемля строгим пеням, 

К ее крыльцу, стеклянным сеням 

Он подъезжает каждый день; 

За ней он гонится как тень; 

Он счастлив, если ей накинет 

Боа пушистый на плечо, 

Или коснется горячо 

Ее руки, или раздвинет 

Пред нею пестрый полк ливрей, 

Или платок подымет ей. 

 

 

XXXI. 

 

Она его не замечает, 

Как он ни бейся, хоть умри. 

Свободно дома принимает, 

В гостях с ним молвит слова три, 

Порой одним поклоном встретит, 

Порою вовсе не заметит: 

Кокетства в ней ни капли нет - 

Его не терпит высший свет. 

Бледнеть Онегин начинает: 

Ей иль не видно, иль не жаль; 

Онегин сохнет, и едва ль 

Уж не чахоткою страдает. 

Все шлют Онегина к врачам, 

Те хором шлют его к водам. 

 

 

XXXII. 

 

А он не едет; он заране 

Писать ко прадедам готов 

О скорой встрече; а Татьяне 

И дела нет (их пол таков); 

А он упрям, отстать не хочет, 

Еще надеется, хлопочет; 

Смелей здорового, больной 

Княгине слабою рукой 

Он пишет страстное посланье. 

Хоть толку мало вообще 

Он в письмах видел не вотще; 

Но, знать, сердечное страданье 

Уже пришло ему невмочь. 

Вот вам письмо его точь-в-точь. 

 

 

Письмо 

Онегина к Татьяне 

 

Предвижу все: вас оскорбит 

Печальной тайны объясненье. 

Какое горькое презренье 

Ваш гордый взгляд изобразит! 

Чего хочу? с какою целью 

Открою душу вам свою? 

Какому злобному веселью, 

Быть может, повод подаю! 

 

Случайно вас когда-то встретя, 

В вас искру нежности заметя, 

Я ей поверить не посмел: 

Привычке милой не дал ходу; 

Свою постылую свободу 

Я потерять не захотел. 

Еще одно нас разлучило... 

Несчастной жертвой Ленской пал... 

Ото всего, что сердцу мило, 

Тогда я сердце оторвал; 

Чужой для всех, ничем не связан, 

Я думал: вольность и покой 

Замена счастью. Боже мой! 

Как я ошибся, как наказан! 

 

Нет, поминутно видеть вас, 

Повсюду следовать за вами, 

Улыбку уст, движенье глаз 

Ловить влюбленными глазами, 

Внимать вам долго, понимать 

Душой все ваше совершенство, 

Пред вами в муках замирать, 

Бледнеть и гаснуть... вот блаженство! 

 

И я лишен того: для вас 

Тащусь повсюду наудачу; 

Мне дорог день, мне дорог час: 

А я в напрасной скуке трачу 

Судьбой отсчитанные дни. 

И так уж тягостны они. 

Я знаю: век уж мой измерен; 

Но чтоб продлилась жизнь моя, 

Я утром должен быть уверен, 

Что с вами днем увижусь я... 

 

Боюсь: в мольбе моей смиренной 

Увидит ваш суровый взор 

Затеи хитрости презренной - 

И слышу гневный ваш укор. 

Когда б вы знали, как ужасно 

Томиться жаждою любви, 

Пылать - и разумом всечасно 

Смирять волнение в крови; 

Желать обнять у вас колени, 

И, зарыдав, у ваших ног 

Излить мольбы, признанья, пени, 

Все, все, что выразить бы мог. 

А между тем притворным хладом 

Вооружать и речь и взор, 

Вести спокойный разговор, 

Глядеть на вас веселым взглядом!.. 

 

Но так и быть: я сам себе 

Противиться не в силах боле; 

Все решено: я в вашей воле, 

И предаюсь моей судьбе. 

 

 

XXXIII. 

 

Ответа нет. Он вновь посланье: 

Второму, третьему письму 

Ответа нет. В одно собранье 

Он едет; лишь вошел... ему 

Она навстречу. Как сурова! 

Его не видят, с ним ни слова; 

У! как теперь окружена 

Крещенским холодом она! 

Как удержать негодованье 

Уста упрямые хотят! 

Вперил Онегин зоркий взгляд: 

Где, где смятенье, состраданье? 

Где пятна слез?.. Их нет, их нет! 

На сем лице лишь гнева след... 

 

 

XXXIV. 

 

Да, может быть, боязни тайной, 

Чтоб муж иль свет не угадал 

Проказы, слабости случайной... 

Всего, что мой Онегин знал... 

Надежды нет! Он уезжает, 

Свое безумство проклинает - 

И, в нем глубоко погружен, 

От света вновь отрекся он. 

И в молчаливом кабинете 

Ему припомнилась пора, 

Когда жестокая хандра 

За ним гналася в шумном свете, 

Поймала, за ворот взяла 

И в темный угол заперла. 

 

 

XXXV. 

 

Стал вновь читать он без разбора. 

Прочел он Гиббона, Руссо, 

Манзони, Гердера, Шамфора, 

Madame de Staлl, Биша, Тиссо, 

Прочел скептического Беля, 

Прочел творенья Фонтенеля, 

Прочел из наших кой-кого, 

Не отвергая ничего: 

И альманахи, и журналы, 

Где поученья нам твердят, 

Где нынче так меня бранят, 

А где такие мадригалы 

Себе встречал я иногда: 

E sempre bene, господа. 

 

 

XXXVI. 

 

И что ж? Глаза его читали, 

Но мысли были далеко; 

Мечты, желания, печали 

Теснились в душу глубоко. 

Он меж печатными строками 

Читал духовными глазами 

Другие строки. В них-то он 

Был совершенно углублен. 

То были тайные преданья 

Сердечной, темной старины, 

Ни с чем не связанные сны, 

Угрозы, толки, предсказанья, 

Иль длинной сказки вздор живой, 

Иль письмы девы молодой. 

 

 

XXXVII. 

 

И постепенно в усыпленье 

И чувств и дум впадает он, 

А перед ним Воображенье 

Свой пестрый мечет фараон. 

То видит он: на талом снеге, 

Как-будто спящий на ночлеге, 

Недвижим юноша лежит, 

И слышит голос: что ж? убит. 

То видит он врагов забвенных, 

Клеветников, и трусов злых, 

И рой изменниц молодых, 

И круг товарищей презренных, 

То сельский дом - и у окна 

Сидит она... и все она! 

 

 

XXXVIII. 


Страница 25 из 30:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24  [25]  26   27   28   29   30   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"