Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

на господина Скрягинса: такое же постное, как у вяленой воблы, 

лицо, но еще более, если так можно сказать, жилистое и 

иссохшее; такие же пустые, рыбьи глаза, хотя в них наблюдалось 

несколько больше живости. В отличие от Скрягинса, господин 

Скуперфильд был абсолютно лыс, то есть на его голове не было ни 

одного волоса; худая кожа настолько туго обтягивала его череп, 

что казалось, будто голова у него была костяная. Губы у него 

были тоненькие, совершенно бескровные. Голос к тому же у него 

был крайне неблагозвучный: какой-то резкий, дребезжащий, 

скрежещущий. Когда он говорил, то казалось, будто кто-то залез 

на крышу дома и скоблит там по ржавому железу тупым ножом. 

Несмотря на то что уши у господина Скуперфильда были так же 

велики, как и у господина Скрягинса, слышал он чрезвычайно 

скверно. Ему постоянно чудилось, будто его кто-то о чем-то 

спрашивает, поэтому он поминутно вертел во все стороны головой, 

прикладывал к уху ладонь и препротивно пищал: "А? Что?.. Вы 

что-то сказали? Я что-то вас плохо расслышал..." -- хотя никто 

и не думал обращаться к нему с вопросом. 

Каждый, кто впервые видел господина Скуперфильда, ни за что 

не поверил бы, что перед ним миллионер, настолько он весь был 

худой и, если так можно выразиться, узловатый. Нужно, однако ж, 

сказать, что худел господин Скуперфильд вовсе не от того, что 

ему нечего было кушать, а от собственной жадности. Каждый раз, 

когда ему приходилось истратить фертинг, он так нервничал, так 

терзался от жадности, что терял в весе. Чтобы возместить эти 

потери, он съедал ежедневно по четыре завтрака, по четыре обеда 

и четыре ужина, но все равно не мог потолстеть, так как ему не 

давала покоя мысль, что он истратил на пищу слишком уж большую 

сумму денег. 

Господин Скуперфильд прекрасно знал, что его жадность вредит 

его же здоровью, но со своей собачьей натурой (так он говорил 

сам) ничего поделать не мог. Он почему-то забрал себе в голову, 

что его и без того колоссальное состояние непрестанно должно 

расти, и если ему удавалось увеличить свой капитал хоть на один 

фертинг, он готов был прыгать от радости; когда же необходимо 

было истратить фертинг, он приходил в отчаяние, ему казалось, 

что начинается светопреставление, что скоро все фертинги, 

словно под воздействием какой-то злой силы, уплывут из его 

сундуков и он из богача превратится в нищего. 

Если другие богачи всецело владели своими деньгами, 

пользовались ими для своих прихотей и удовольствий, то в 

отношении Скуперфильда можно было сказать, что деньги всецело 

владели им. Он полностью находился в их власти, был у своих 

денег покорным слугой. Он старательно лелеял, берег и растил 

свои капиталы, не имея от них никакой хотя бы самой ничтожной 

для себя пользы. 

Никто, впрочем, не видел в поведении Скуперфильда ничего 

особенно ненормального, поскольку в обществе, где наибольшей 

ценностью считались деньги, такое поведение казалось 

естественным, и никому не приходило в голову, что господина 

Скуперфильда давно следовало отвести к врачу и лечить его с той 

же заботливостью, с какой лечат каждого повредившегося в уме. 

Попросив слова, господин Скуперфильд встал, нацепил на нос 

очки и принялся тереть ладонью свою облезшую голову, словно 

старался разогреть застывшие в мозгу мысли. Как раз в этот 

момент ему почудилось, будто кто-то что-то сказал, поэтому он 

приложил, по своей привычке, к уху руку, принялся вертеться в 

разные стороны и заскрипел своим заржавевшим голосом: 

-- А?.. Что?.. Вы, кажется, что-то сказали?.. Я вас что-то 

плохо расслышал... А? 

Убедившись, однако, что все сидят молча, он успокоился и 

сказал: 

-- Господа, прошу слушать меня внимательно, потому что для 

глухих повторять свои слова я по два раза не буду. А?.. И 

попрошу не перебивать меня... Так вот, о чем я хотел сказать?.. 

Гм! Да! Тьфу! Забыл!.. Никто, господа, не знает, о чем я хотел 

сказать? -- Он принялся вертеться по сторонам и бормотать про 

себя: -- Гм! Да! Тьфу! Столько ослов вокруг, и никто не знает, 

о чем я хотел сказать!.. Да! -- воскликнул он вдруг и стукнул 

по полу палкой с костяным набалдашником, которую постоянно 

держал в руках. -- Вот о чем: о деньгах! О чем же еще? Конечно, 

о деньгах. Тьфу! Об этих треклятых трех миллионах, чтоб им 

провалиться сквозь землю!.. Кто сказал, что три миллиона надо 

платить? А?.. Крабс сказал? А кто он, ваш Крабс? Он жулик, ваш 

Крабс! Что я, Крабса не знаю? А?.. Я всех знаю отлично! Все 

жулики! Прошу не перебивать!.. А если бы Крабс сказал, что 

четыре миллиона надо платить, вы бы четыре вынули? А?.. Может 

быть, вовсе не три миллиона надо платить, а только два или 

один? Может, ни одного? А?.. Прошу не перебивать! Я не 

перебивал вас! Может быть, Крабс все это затеял, чтоб положить 

три миллиона в карман? Вы не знаете? А я знаю!.. Прошу не 

перебивать! Я вот поеду в Давилон и поговорю сам с этими Мигой 

и Жулио. Пусть они убираются бесплатно к лешему! Мало им того, 

что они выручили от продажи акций, они еще к нам залезть в 

карман норовят! Это разбой! Я докажу им! Я им по морде дам 

палкой! 

Сказав это, господин Скуперфильд принялся размахивать своей 

тростью с костяным набалдашником и стучать ею по полу, после 

чего начал вылезать из-за стола, чтобы тотчас ехать в Давилон к 

Миге и Жулио. 

Сидевшие рядом капиталисты вскочили и принялись успокаивать 

его, но он не хотел успокаиваться и с такой силой размахивал 

палкой, что некоторым капиталистам изрядно досталось. В конце 

концов его все же усадили на стул, положили на макушку холодный 

компресс, и только после этого он понемногу утихомирился. 

Увидев, что тишина восстановилась, господин Спрутс решил, 

что заседание можно продолжать, и сказал: 

-- Я думаю, все вы понимаете, господа, что дело это 


Страница 63 из 137:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62  [63]  64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"