Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

вопрос капиталист Туле. 

Капиталиста Тупса никак нельзя было причислить к тем 

коротышкам, которых принято называть дуботолками, так как 

голова у него была вполне благообразная и свободно вертелась в 

любую сторону, однако ж соображал он, по всей видимости, так же 

туго, как и господин Дубе. 

-- Думаю, что эти Мига и Жулио -- два очень больших хитреца, 

-- ответил господин Спрутс. -- Они понимают, что всем нам было 

бы чрезвычайно выгодно, если бы они убрались отсюда куда-нибудь 

подальше со своими жульническими гигантскими семенами, и 

поэтому требуют с нас три миллиона. 

-- Три миллиона чего? -- спросил, вскакивая со своего места, 

консервный фабрикант Скрягинс. 

Этот Скрягинс был очень желтый и очень худой коротышка, всем 

своим видом напоминавший сухую воблу. Глаза у него были такие 

же тусклые и потухшие, как у уснувшей рыбы, и оживлялись, 

только когда разговор заходил о деньгах. Вот и теперь, как 

только Скрягинс услышал слова "три миллиона", в глазах его 

засветились беспокойные огоньки и он подскочил с такой 

живостью, словно его кто-нибудь неожиданно ткнул сзади шилом. 

-- Ну, чего три миллиона! -- нетерпеливо ответил Спрутс. -- 

Конечно, не три миллиона старых галош, а три миллиона 

фертингов. 

-- Ах так! -- воскликнул господин Скрягинс, словно только 

теперь понял, о чем шла речь. -- Значит, три миллиона фертингов 

должны дать мы им? 

-- Совершенно верно, -- подтвердил господин Спрутс. -- Мы 

им. 

-- А не они нам? 

-- Нет, нет. Не они нам, а мы им. 

-- Тогда это для нас невыгодно, -- заявил Скрягинс. -- Если 

бы три миллиона дали они нам, это было бы выгодно, а если мы им 

-- невыгодно. 

-- За что же они стали бы давать нам три миллиона? -- 

возразил господин Спрутс. 

-- Это верно, что не за что. 

Глаза Скрягинса снова потухли. Он сел на свое место, но тут 

же снова вскочил, энергично затряс головой и сказал: 

-- Но тем не менее это... это страшно невыгодно! 

Вслед за Скрягинсом выступил житель лунного города 

Брехенвиля миллионер Жадинг. Он сказал: 

-- Господин Скрягинс прав. Тяжело отдавать деньги, когда их 

можно не отдавать, но когда нужно отдать, то легче их вынуть 

все же не из своего кармана, а из чужого... Правильно я говорю? 

Косо взглянув из-под бровей на сидевших вокруг стола 

богачей, господин Жадинг громко захохотал, после чего 

продолжал: 

-- Сумма в три миллиона, безусловно, большая, тут и говорить 

нечего, но если ее разложить на всех богачей, в том числе и на 

мелких, а мелких богачей, как известно, больше, чем крупных 

(известно, что всякой мелкоты значительно больше на свете, чем 

вещей порядочных... Верно я говорю? Ха-ха-ха!), то каждому 

придется заплатить не так уж много... Таким образом, можно 

собрать и не три, а целых четыре миллиона и даже больше. Три 

миллиона отдадим этим авантюристам Миге и Жулио, пусть катятся, 

а остальные деньги возьмем себе за труды. Правильно я говорю? 

-- Неправильно! -- перебил его Спрутс. -- Как только мы 

начнем собирать с разной мелкоты деньги, всем станет известно, 

для чего нам это нужно. Все поймут, что богатым не хочется, 

чтоб появились эти фантастические растения. Вот тогда докажи 

попробуй, что на свете нет никаких гигантских растений. Нет, 

господа, деньги на это дело должны дать только мы с вами: 

только те, кто сейчас находится в этой комнате. И никто -- 

понимаете, никто, -- ни одна живая душа не должна знать, о чем 

у нас здесь разговор был. А вам, господин Жадинг, должно быть 

стыдно! Тут вопрос стоит о сохранении всех наших богатств, а вы 

и в этот момент думаете только о том, чтоб погреть руки, хотите 

прикарманить лишнюю сотню фертингов. Стыдитесь! 

-- Ну что ж, -- замахал руками господин Жадинг, -- сотня 

фертингов, она, что ж... Сотня фертингов -- всегда сотня 

фертингов. Правильно я говорю?.. Сотня фертингов на дороге не 

валяется. Разве вам самому не нужна сотня фертингов? А не 

нужна, так дайте мне ее. Правильно я говорю? 

Миллионер Жадинг долго еще бормотал что-то о сотне 

фертингов, но наконец он унялся. Господин Спрутс решил, что со 

всем этим делом уже покончено, но тут слово попросил господин 

Скуперфильд, являвшийся владельцем огромнейшей макаронной и 

вермишельной фабрики, известной под названием "Макаронное 

заведение Скуперфильда". 

Господин Скуперфильд, точно так же как и господин Жадинг, 

был жителем лунного города Брехенвиля. Нужно сказать, что среди 

брехенвильцев никто не прославился больше, чем эти Жадинг и 

Скуперфильд. Справедливость все же требует упомянуть, что 

прославились они оба не какими-нибудь добрыми делами, а 

исключительно своей скупостью. Жители Брехенвиля никак не могли 

прийти к окончательному решению, кто же из этих двух скупцов 

более скуп, и из-за этого вопроса между ними постоянно 

возникали раздоры. Если кто-нибудь утверждал, что более скуп 

Скуперфильд, то тут же находился другой коротышка, который 

начинал доказывать, что более скуп Жадинг. Оба спорщика 

приводили сотни примеров в подтверждение своей правоты, каждый 

призывал на помощь свидетелей и очевидцев, так или иначе 

пострадавших от скупости того или иного скряги, в спор 

постепенно втягивались все новые и новые коротышки, и дело 

нередко кончалось дракой. 

Читателю небезынтересно будет узнать, что несмотря на 

абсолютное сходство характеров, Жадинг и Скуперфильд были 

полной противоположностью друг другу по виду. Жадинг по своей 

внешности очень напоминал господина Спрутса. Разница была в 

том, что лицо его было несколько шире, чем у господина Спрутса, 

а нос чуточку уже. В то время как у господина Спрутса были 

очень аккуратные уши, у Жадинга уши были большие и нелепо 

торчали в стороны, что еще больше увеличивало ширину лица. Что 


Страница 62 из 137:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61  [62]  63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"