Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

поэтому-то лунатики стали переселяться внутрь Луны и теперь 

живут не с наружной, а с внутренней ее стороны, так как на 

самом деле Луна внутри пустая, вроде резинового мяча, и на 

внутренней ее поверхности можно так же прекрасно жить, как и на 

внешней. 

Эта Знайкина книжка наделала много шума. Все коротышки с 

увлечением читали ее. Многие ученые хвалили эту книжку за то, 

что она интересно написана, но все же высказывали недовольство 

тем, что она научно не обоснована. А действительный член 

академии астрономических наук профессор Звездочкин, которому 

тоже случилось прочитать Знайкину книжку, просто кипел от 

негодования и говорил, что книга эта -- вовсе не книга, а 

какая-то, как он выразился, чертова чепуха. Этот профессор 

Звездочкин был не то чтобы какой-нибудь очень сердитый субъект. 

Нет, он был довольно добрый коротышка, но очень, как бы это 

сказать, требовательный, непримиримый. Во всяком деле он ценил 

больше всего точность, порядок и терпеть не мог никаких 

фантазий, то есть выдумок. 

Профессор Звездочкин предложил академии астрономических наук 

устроить обсуждение Знайкиной книги и разобрать ее, как он 

выразился, по косточкам, с тем чтоб никому больше неповадно 

было такие книги писать. Академия дала согласие и послала 

приглашение Знайке. Знайка приехал, и обсуждение состоялось. 

Оно началось, как и полагается в таких случаях, с доклада, 

который вызвался сделать сам профессор Звездочкин. 

Когда все приглашенные на обсуждение коротышки собрались в 

просторном зале и расселись на стулья, на трибуну взошел 

профессор Звездочкин, и первое, что от него услышали, были 

слова: 

-- Дорогие друзья, разрешите заседание, посвященное 

обсуждению Знайкиной книги, считать открытым. 

После этого профессор Звездочкин громко откашлялся, не спеша 

вытер платочком нос и принялся делать доклад. Изложив коротко 

содержание Знайкиной книги и похвалив ее за живое, яркое 

изложение, профессор сказал, что, по его мнению, Знайка 

допустил ошибку и принял за кирпичи то, что в действительности 

было не кирпичи, а какая-то слоистая горная порода. Ну, а раз 

кирпичей на самом-то деле не было, сказал профессор, то не 

было, следовательно, и никаких коротышек-лунатиков. Их же и не 

могло быть, потому что если бы они и были, то не смогли бы жить 

на внутренней поверхности Луны, так как давно всем хорошо 

известно, что все предметы на Луне, точно так же как и у нас на 

Земле, притягиваются к центру планеты, и, если бы Луна в 

действительности была внутри пустая, никто все равно не смог бы 

удержаться на ее внутренней поверхности: его тотчас притянуло 

бы к центру Луны, и он беспомощно болтаются бы там в пустоте, 

пока не погиб с голоду. 

Выслушав все это, Знайка поднялся со своего места и сказал 

насмешливо: 

-- Вы рассуждаете так, будто вам уже когда-нибудь 

приходилось болтаться в центре Луны! 

-- А вы будто болтались? -- огрызнулся профессор. 

-- Я не болтался, -- возразил Знайка, -- но зато я летал в 

ракете и наблюдал за предметами в состоянии невесомости. 

-- При чем тут еще состояние невесомости? -- буркнул 

профессор. 

-- А вот при чем, -- сказал Знайка. -- Да будет вам 

известно, что во время полета в ракете у меня была бутылка с 

водой. Когда наступило состояние невесомости, бутылка свободно 

плавала в пространстве, как и каждый предмет, который не был 

прикреплен к стенам кабины. Все было нормально, пока вода 

целиком наполняла бутылку. Но когда я половину воды выпил, 

начались странности: оставшаяся вода не держалась на дне 

бутылки и не собиралась в центре, а равномерно растекалась по 

стенкам, так что внутри бутылки образовался воздушный пузырь. 

Значит, вода притягивалась не к центру бутылки, а к ее стенкам. 

Это и понятно, так как притягивать друг друга могут лишь массы 

вещества, а пустота ничего притянуть к себе не может. 

-- Попал пальцем в небо! -- сердито проворчал Звездочкин. -- 

Сравнил бутылку с планетой! По-вашему, это научно? 

-- Почему же не научно? -- авторитетно ответил Знайка. -- 

Когда бутылка свободно перемещается в межпланетном 

пространстве, она находится в состоянии невесомости и во всем 

уподобляется планете. Внутри нее все будет происходить так же, 

как и внутри планеты, то есть внутри Луны, в том случае, 

конечно, если Луна изнутри пустая. 

-- Вот, вот! -- подхватил Звездочкин. -- Только объясните, 

пожалуйста, нам, почему вы втемяшили себе в голову, что Луна 

внутри пустая? 

Слушатели, которые пришли послушать доклад, засмеялись, но 

Знайка не смутился этим и сказал: 

-- Вы бы сами легко втемяшили себе это в голову, если бы 

немного подумали. Ведь если Луна сначала была огненно-жидкая, 

то она начала остывать не изнутри, а с поверхности, так как 

именно поверхность Луны соприкасается с холодным мировым 

пространством. Таким образом, остыла и отвердела в первую 

очередь поверхность Луны, в результате чего Луна стала 

представлять собой как бы огромный шарообразный сосуд, внутри 

которого продолжало находиться -- что?.. 

-- Еще не остывшее расплавленное вещество! -- закричал 

кто-то из слушателей. 

-- Верно! -- подхватил Знайка. -- Еще не остывшее 

расплавленное вещество, то есть, попросту говоря, жидкость. 

-- Вот видите, сами говорите -- жидкость, -- усмехнулся 

Звездочкин. -- Откуда же в Луне взялась пустота, если там была 

жидкость, садовая вы голова? 

-- Ну, об этом совсем нетрудно догадаться, -- невозмутимо 

ответил Знайка. -- Ведь раскаленная жидкость, окруженная 

твердой оболочкой Луны, продолжала остывать, а остывая, она 

уменьшалась в объеме. Вы, надо полагать, знаете, что каждое 

вещество, охлаждаясь, уменьшается в объеме? 

-- Надо полагать, знаю, -- сердито буркнул профессор. 


Страница 3 из 137:  Назад   1   2  [3]  4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"