Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

столовой. 

Бедняга Скуперфильд, который растерял все свои капиталы еще 

до того, как у него отобрали фабрику, не знал, как ему теперь 

быть. Сначала он ходил обедать к своим знакомым, но потом 

убедился, что знакомым это особенного удовольствия не 

доставляет, и кончил тем, что поступил работать на свою бывшую 

макаронную фабрику. Никто не препятствовал ему в этом. Все 

знали, что макаронное дело он любит, и надеялись, что работать 

он станет исправно и добросовестно. 

После того как Скуперфильд проработал несколько дней 

подручным на тестомешалке, ему поручили работу на макаронном 

прессе. Здесь обязанностью Скуперфильда было следить, как из 

макаронного пресса бесконечным пучком лезли макаронные 

трубочки, и регулировать их плотность и толщину. Если тесто 

становилось слишком жидким -- а это сразу отражалось на толщине 

трубочек, -- он давал сигнал тестомешальщикам подбавить муки; 

если же тесто становилось слишком густым, он давал сигнал 

прибавить водички. Как только трубочки достигали надлежащей 

длины, Скуперфильд нажимал кнопку, в результате чего приходил в 

движение электрический нож и разрезал трубочки, которые падали 

в паровой котел, где их обдавало влажным горячим паром, после 

чего они попадали на конвейер, который тащил их в сушилку. 

Поработав у макаронного пресса с недельку, Скуперфильд придумал 

пристроить к прессу небольшое колесико с выступом. Колесико, 

вращаясь, время от времени нажимало на кнопку выступом и тем 

самым автоматически включало электрический нож. Благодаря этой 

рационализации Скуперфильду уже не нужно было нажимать каждый 

раз на кнопку, когда макаронина достигала необходимой длины, и 

он смог работать уже не на одном, а сразу на двух прессах. Он 

говорил, что на этом не остановится и добьется того, чтоб 

машина автоматически регулировала густоту макаронного теста и 

сама добавляла сколько нужно муки и воды. Теперь, когда 

работать приходилось ему самому, Скуперфильд хорошо понял, как 

важно облегчать труд рабочего. В общем, работать ему 

понравилось, тем более что вокруг всегда были коротышки, с 

которыми можно было поговорить, перекинуться шуткой, 

посоветоваться о каком-нибудь деле. 

Теперь, окончив свой трудовой день, он часто покупал большую 

булку и, сунув ее под мышку, отправлялся гулять в зоопарк. Он 

очень любил смотреть на животных, особенно на водоплавающих 

птиц. Увидев плавающих посреди пруда уток, он смеялся от 

радости и кричал: 

-- Смотрите, утки! Утки! 

И принимался бросать кусочки булки на берег пруда. Утки 

сейчас же подплывали к берегу и начинали клевать угощение. Со 

временем они так привыкли к этому, что стали узнавать 

Скуперфильда и, завидев издали его черный цилиндр, спешили к 

берегу, что приводило Скуперфильда в умиление. Скормив уткам 

полбулки, он говорил обычно: 

-- Теперь идите, миленькие, поплавайте, а завтра я вам еще 

принесу. 

И уходил на площадку молодняка. Там он отдавал остатки булки 

маленьким медвежатам и, если поблизости публики было немного, 

просил у сторожа разрешения погладить кого-нибудь из зверят. 

Сторож иногда разрешал. Тогда Скуперфильд перелезал через 

ограду, гладил всех зверушек по очереди и, поцеловав на 

прощание какого-нибудь хорошенького медвежонка, совершенно 

счастливый отправлялся домой. 

В дни отдыха он уезжал с кем-нибудь из своих новых приятелей 

за город: в лес или на реку. Там он дышал свежим воздухом, 

слушал пение птичек, глядел на цветочки. Со временем он 

запомнил названия многих цветов, и для него они были теперь не 

просто синенькие, красненькие или желтенькие цветочки, а 

незабудки, ромашки, кувшинки, ландыши, колокольчики, ноготки, 

фиалочки, одуванчики, васильки, мускарики или анютины глазки. С 

тех пор как Скуперфильд стал называть цветочки по именам, они 

сделались для него как бы близкими и родными, и он еще больше 

радовался, когда видел их. 

-- Как прекрасен мир! -- говорил он. -- Как хороша природа! 

Раньше я ничего этого не видел: ни цветов, ни травки, ни милых 

пичужек, ни красивой реки с ее чудесными берегами. Мне всегда 

было некогда. Я только и думал, как бы нажить побольше денег, а 

на все остальное у меня не оставалось времени, провалиться мне 

на этом самом месте, если я вру! Зато теперь я знаю, что 

настоящие ценности -- это не деньги, а вся эта красота, что 

вокруг нас, которую, однако, в карман не спрячешь, не съешь и в 

сундук не запрешь! 

Многие богачи, которые вместе с фабриками потеряли также 

свои доходы, вынуждены были поступить на работу и в конце 

концов поняли, что это даже лучше, чем по целым дням и ночам 

трястись над своими капиталами, теряя сон и аппетит и думая 

лишь о том, как бы облапошить кого-нибудь и не дать другим 

облапошить себя. 

Были, однако же, богачи, которые хотя и потеряли заводы и 

фабрики, но зато сохранили свои капиталы. Рабочие считали, что 

эти деньги по праву принадлежат народу, так как богачи нажили 

их обманным путем, заставляя работать на себя других. Поэтому 

рабочие издали приказ все эти неправедно нажитые денежки сдать 

в общую кассу и построить на них большие театры, музеи, 

картинные галереи, стадионы, плавательные бассейны, больницы и 

прогулочные пароходики. 

Пришлось богачам сдавать свои капиталы в общую кассу. 

Некоторые из них, однако, схитрили и часть своих денег 

припрятали для себя. Среди подобного рода хитрецов оказался и 

всемирно известный мануфактурщик Спрутс. Никто не знал в 

точности, сколько у него денег. Поэтому половину своего 

капитала он сдал, а другую половину оставил себе. Он 

рассчитывал, что, имея денежки, ему можно будет жить 

по-прежнему, не трудясь. 

Жить, однако же, без труда и оставаться честным вообще 

невозможно. Каждый коротышка нуждается в услугах других, -- 


Страница 128 из 137:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127  [128]  129   130   131   132   133   134   135   136   137   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"