Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

телерепортаж сам собой прекратится. Порывы ветра между тем 

становятся все сильней. Я едва удерживаю микрофон в руках. 

Боюсь, что провод не выдержит... 

Не успел Болтик произнести эти слова, как послышался треск. 

Экраны телевизоров мгновенно погасли. Через несколько секунд на 

них замелькали какие-то полосы, и появившаяся перед 

телезрителями дикторша сказала с приятной улыбкой: 

-- А теперь, дорогие друзья, приглашаем вас потанцевать... 

Уберите мебель. Стулья поставьте у стен или совсем вынесите из 

комнаты, стол можно отодвинуть в угол... 

Послышалась музыка. На экране появились танцующие пары. 

Зрителей на этот раз вовсе не интересовали танцы. Однако 

телевизоров никто не выключал. Каждый надеялся, что вот-вот 

начнется передача про космонавтов. 

И лунатики, конечно, не обманулись в своих ожиданиях. В те 

дни как по радио, так и по телевидению то и дело передавались 

какие-нибудь новости о космонавтах, о гигантских растениях, о 

невесомости. Особенно поразил всех рассказ о полицейском 

Хныгле, который, попав в состояние невесомости, выстрелил из 

дальнобойной крупнокалиберной винтовки, в результате чего 

реактивная сила понесла его с такой скоростью, что он за 

каких-нибудь полчаса совершил кругосветное путешествие, то есть 

облетел вокруг внутреннего ядра Луны и упал примерно в том же 

месте, откуда вылетел. 

Этот головокружительный полет произвел столь сильное 

впечатление на самого Хныгля, что бедняга долго не мог прийти в 

себя, а когда его доставили в телестудию и попросили рассказать 

телезрителям о своем кругосветном путешествии, он не мог 

произнести ничего связного, а только твердил: 

-- Я-то, это, как его... это вот: бах! А потом пши-и! Пши-и! 

И крутил перед собой руками, причем с лица его не сходило 

идиотское выражение. 

Лицо его, впрочем, приобрело несколько осмысленное 

выражение, когда диктор объявил, что недалеко от города найдена 

дальнобойная винтовка Хныгля. Телезрители без труда разглядели, 

что сидевший за столом Хныгль с интересом прислушивался к 

словам диктора, а когда в павильон принесли винтовку, он 

выскочил из-за стола, потянулся всем телом к своему ружью, 

глаза его засветились радостью. Но как только винтовка 

очутилась у него в руках, произошла страшная перемена. Руки у 

него задрожали, весь он затрясся с такой силой, будто сквозь 

него пропускали электрический ток, лицо исказилось, словно от 

боли, и побелело. Губы его беззвучно зашевелились, винтовка 

вывалилась из рук, и, потрясая перед лицом кулаками, словно 

угрожая кому-то, он закричал страшным голосом: 

-- Никогда! Слышите? Никогда! 

Пнув ногой винтовку так, что она отлетела в угол, и 

опрокинув несколько стульев, он выбежал из телевизионного 

павильона. Больше его не видели. 

Эта сцена произвела неизгладимое впечатление на 

телезрителей, а в особенности на полицейских, которые смотрели 

в тот день передачу. Многие из них впервые поняли, что теперь 

наконец настала пора, когда нельзя уже безнаказанно хвататься 

за оружие и палить из него в кого попало. Всем стало ясно, что 

по-прежнему жить скоро будет нельзя. 

Нечего и говорить, что полицейские боялись теперь и близко 

подходить к ракете, а не то что стрелять возле нее. Деревенские 

жители могли беспрепятственно приходить к космонавтам и 

получать у них семена гигантских растений. Теперь гигантские 

семена сажали не только в деревне Нееловке, но и в селе 

Голопяткине, Бесхлебове, Голодаевке, Непролазном и во многих 

других. Знайка распорядился, чтоб лунатикам давали не только 

нужные им семена, но снабжали их приборами невесомости, а также 

антилунитом и объясняли им, как всем этим пользоваться, чтоб 

защититься от полицейских. 

Вскоре к космонавтам прибыли несколько рабочих со 

скуперфильдовской макаронной фабрики. Они сказали, что решили 

прогнать с фабрики Скуперфильда, а макароны будут делать сами 

без всяких хозяев. Чтоб осуществить этот план, им нужно 

устроить на фабрике невесомость, так как в противном случае 

полицейские могут помешать им и даже вовсе прогонят их с 

фабрики. 

Получив от космонавтов прибор невесомости и достаточное 

количество антилунита, скуперфильдовские рабочие укрепили на 

фабрике все станки для раскатки теста, макаронные и 

вермишельные месилки, сушилки, парилки, прессы и печи с таким 

расчетом, чтобы все эти механизмы могли работать в условиях 

невесомости. Эффект от всех этих мероприятий получился 

огромный. Ни мука, ни макаронное тесто теперь ничего не весили, 

механизмы же в условиях невесомости работали во много раз 

быстрей. Благодаря этому выпуск макаронных изделий на фабрике 

увеличился в несколько раз, и теперь макароны можно было 

продавать значительно дешевле. 

Бедняки, у которых постоянно не хватало денег на покупку 

еды, очень радовались. Они говорили, что скуперфильдовские 

макароны (все почему-то по-прежнему называли макароны этой 

фабрики скуперфильдовскими, хотя теперь они делались без какого 

бы то ни было участия Скуперфильда)... Так вот, все говорили, 

что скуперфильдовские макароны, а также вермишель и лапша стали 

не только намного дешевле, но и вкусней. И это, как потом 

выяснилось, была абсолютная правда, так как макаронное тесто, 

изготовляемое в условиях невесомости, лучше подходило, 

становилось пышней, что отражалось на вкусовых качествах 

готовой продукции. 

 

Глава тридцать третья. ПОНЧИК ПЕРЕВОСПИТЫВАЕТСЯ 

 

С тех пор как Пончик стал работать крутильщиком на чертовом 

колесе, его характер сильно переменился. Раньше он жил без 

всяких забот: ел да пил, а в свободное от еды время слонялся по 

набережной и вертелся на чертовом колесе или морском 

параболоиде, не задаваясь мыслью о том, какая сила приводит все 


Страница 119 из 137:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118  [119]  120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"