Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

считался с опасностью окончательного разрушения склонов, которые могли 

обрушиться на машину. Она, конечно, выбралась бы и из такого положения, 

но все же рисковала потерять свободу маневра. Так или иначе, но борющий- 

ся циклоп старался выйти на свободное пространство, и уже было непонятно 

в кипящих водоворотах, где огонь его излучателя, где дым пожара, где об- 

рывки тучи, а где обломки обваливающихся скал. 

Казалось, битва приблизилась к кульминации. В следующий момент прои- 

зошло нечто невероятное. Экран вспыхнул, засверкал страшной ослепляющей 

белизной, покрылся оспой миллиардов взрывов, и в новом приливе антимате- 

рии оказалось уничтоженным все, что окружало циклопа. Воздух, обломки, 

пар, газы, дым - все это, превращенное в жесткое излучение, расколов 

надвое ущелье, замкнуло в объятия аннигиляции тучу и вылетело в прост- 

ранство, словно извергнутое самой планетой. 

"Непобедимый", которого от эпицентра этого чудовищного удара отделяло 

семьдесят километров, заколебался, транспортеры и энергоботы экспедиции, 

стоящие под аппарелью, оттащило в сторону, а через несколько минут со 

стороны гор примчался рычащий вихрь, опалил мгновенным жаром лица людей, 

ищущих укрытия за машинами, и, подняв стену клубящегося песка, погнал ее 

дальше, в огромную пустыню. 

Какой-то обломок, очевидно, зацепил зонд, несмотря на то что он нахо- 

дился теперь в тридцати километрах от центра катаклизма. Связь не прер- 

валась, но качество изображения резко ухудшилось, экран густо покрылся 

помехами. Прошла минута, и, когда дым немного осел, Рохан, напрягая гла- 

за, увидел следующий этап борьбы. 

Борьба не закончилась, как он решил за минуту до этого. Если бы ата- 

кующими были живые существа, избиение, которому они подверглись, навер- 

но, заставило бы следующие шеренги повернуть вспять или хотя бы остано- 

виться у ворот огненного ада. Но мертвое боролось с мертвым, атомный 

огонь не угас. И тогда Рохан в первый раз понял, как должны были выгля- 

деть битвы, когда-то разворачивавшиеся на пустынной поверхности Региса 

III, в которых одни роботы сокрушали и уничтожали других, какими метода- 

ми отбора пользовалась мертвая эволюция и о чем говорил Лауда, утверж- 

давший, что псевдонасекомые победили, как наиболее приспособленные. Од- 

новременно у него мелькнула мысль, что нечто подобное здесь уже происхо- 

дило, что мертвая неуничтожимая, закристаллизованная, зафиксированная 

солнечной энергией память биллионной тучи должна содержать сведения о 

подобных схватках, что именно с такими отшельниками-одиночками, такими 

бронированными гигантами, с атомными мамонтами из рода роботов должны 

были сотни веков назад драться эти мертвые капельки, которые казались 

ничем рядом с пламенем все уничтожающих разрядов, пробивающих скалы на- 

вылет. То, что сделало возможным их существование, и стало причиной ги- 

бели огромных чудовищ, чьи плиты были распороты, как ржавые лохмотья, 

разметаны по огромной пустыне с засыпанными песком скелетами электрон- 

ных, некогда чрезвычайно точных механизмов - это какая-то неправдоподоб- 

ная, не имеющая названия отвага, если можно применить такое слово к 

кристалликам гигантской тучи. Но какое другое слово он мог здесь приме- 

нить? И невольно он не мог не восхититься ее дальнейшими действиями, 

вспоминая о гекатомбе, которую только что видел. 

Туча продолжала атаку. Теперь над ее поверхностью на всем обозревае- 

мом сверху пространстве слегка выступали отдельные, наиболее высокие пи- 

ки. Все остальное, вся страна ущелий исчезла под разливом черных волн, 

мчащихся концентрическими кольцами со всех сторон горизонта, чтобы рух- 

нуть в глубь огненной воронки, центром которой являлся невидимый за ог- 

ненным трепещущим щитом циклоп. Этот оплаченный, казалось бы, бессмыс- 

ленными жертвами напор не был, однако, лишен некоторых шансов на успех. 

Рохан и все люди, теперь уже пассивно наблюдавшие зрелище, которое 

разворачивалось на экране, отдавали себе в этом отчет. Энергетические 

возможности циклопа практически неисчерпаемы, но, по мере того как про- 

должалась аннигиляция, несмотря на мощные защитные средства, несмотря на 

антирадиационное покрытие, маленькая часть звездных температур все же 

воспринималась излучателем, возвращалась к своему источнику, и внутри 

машины должно было становиться все жарче и жарче. Ни один человек уже 

давно не выдержал бы внутри циклопа. Наверное, его керамитовая броня 

вишнево светилась, но они видели под куполом дыма только голубой сгусток 

пульсирующего огня, который медленно полз к выходу из ущелья, так что 

место первой атаки тучи осталось на расстоянии трех километров к северу, 

обнажив свою ужасающую, спекшуюся, покрытую слоем шлака и лавы поверх- 

ность. 

Хорпах приказал выключить репродукторы, до сих пор наполнявшие рубку 

оглушающим грохотом, и спросил Язона, что произойдет, когда температура 

внутри циклопа превысит предел устойчивости электронного мозга. 

Ученый не колебался ни мгновения: 

- Излучатель будет выключен. 

- А силовое поле? 

- Поле - нет. 

Огненная битва перенеслась уже на равнину, к выходу из ущелья. Чер- 

нильный океан бурлил, разбухал, кружился и огромными скачками обрушивал- 

ся в пылающий зев. 

- Пожалуй, сейчас... - сказал Кронотос, всматриваясь в онемевшую, 

клубящуюся на экранах картину. 

Прошла еще минута. Вдруг сияние огненной воронки резко ослабло. Туча 

закрыла его. 

- Шестьдесят километров от нас, - ответил техник на вопрос Хорпаха. 

Астрогатор объявил тревогу. Команда разбежалась по местам. "Непобеди- 

мый" втянул аппарель, пассажирский подъемник и захлопнул люки. 

Экран снова вспыхнул. Огненная воронка появилась опять. На этот раз 

туча не атаковала. Как только ее обрывки, охваченные пламенем, посветле- 

ли, остальная часть начала отступать к ущельям, вползая в их залитый 

тенью лабиринт, и перед глазами людей предстал внешне совершенно целый 


Страница 39 из 56:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38  [39]  40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"