Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Ну, а еще кто-нибудь? 

Алиса в это время сидела и читала текст без словаря, будто для 

собственного удовольствия, хотя, как известно, тексты в учебнике ни один 

человек не читает для собственного удовольствия. 

- Садовский, - сказала Алла, - ты сегодня задумчивый. Может, 

расскажешь нам о Лондоне? 

- Нет, - сказал, поднимаясь, высокий темно-рыжий парень с белым 

веснушчатым лицом. 

Был он не то чтобы толстый, но и не тонкий, скорее мягкий. Его 

голубые глаза были окружены рыжими густыми ресницами. И говорил он 

серьезно и медленно - казалось, что он всегда секретничает, даже когда 

отвечает домашнее задание. 

- Нет, - повторил он печально. - Я не смогу ответить. Это совершенно 

исключено. 

- Постарайся выразить свою мысль по-английски, - попросила Алла, 

которая давно уже знала все штучки Садовского. 

- Это он? - спросила Юлька, которая сидела за Катей Михайловой. 

Алиса, не оборачиваясь, отрицательно покачала головой. Такого рыжего 

человека вряд ли нужно искать. Если бы он забирался в будущее, и пираты и 

Алиса отыскали бы его в два счета. 

- Я по-английски не смогу, - сказал еще более печально Садовский. - Я 

не выспался. 

- Почему? 

- Я провел ночь в милиции, - сказал Садовский. - Я был арестован, и 

за дело. 

- Что же ты натворил? 

- Как всегда, - сказал Садовский, - я заботился о людях. Этого не 

поняли. 

- Конкретнее, - сказала Алла. И нахмурилась. 

- Я пожалел тек, кто гуляет парочками по лесу в Сокольниках. Им не на 

чем посидеть. Все скамейки стоят на нашем бульваре. 

- Очень похвально, - сказала Алла. - Садись. 

- Сейчас, только доскажу, а то вы меня неправильно поймете. Как и 

милиция. Я решил посвятить ночь заботе о людях. Я носил скамейки с 

Гоголевского бульвара в ближайшие леса. Я успел перенести девяносто три 

скамейки. И когда я, чтобы ускорить дело, взял сразу две скамейки, меня 

остановил на Смоленской площади милиционер и отвел в милицию. Остаток ночи 

я переносил скамейки обратно. Это очень трудно. Каждая скамейка весит 

около ста двадцати килограммов. 

Алла покорно выслушала все и сказала: 

- Вот что, Садовский. Если ты мне эту трогательную историю сможешь 

пересказать, хотя бы вкратце, по-английски, ты спасен. Если нет - 

получаешь двойку. Подумай. 

Садовский думал целую минуту. Потом вздохнул и сел. 

- Отказываешься? - спросила Алла, отыскивая в журнале его фамилию. 

- Я забыл, как по-английски скамейка... И еще несколько слов. 

Люди, которые не знали Колю Садовского, могли бы подумать при встрече 

с ним, что он лгун. Ничего подобного. Просто у Садовского было странное 

воображение. Оно его уносило в фантастические дали, и он сам не знал, где 

правда, а где ложь. Воображение часто ставило его в дурацкое положение, а 

порой приводило к неприятностям. И учился он так себе, хотя мог учиться 

неплохо. Иногда ему казалось, что он все уроки уже сделал на неделю 

вперед, хотя в самом деле такого с ним ни разу не случилось. 

Нет, подумала Алиса, он в будущем не был. И не только потому, что он 

был рыжим. Он бы, наверно, решил, что будущее ему только приснилось, и 

всем бы рассказал о нем. 

Следующей своей жертвой Алла Сергеевна выбрала Катю Михайлову. Катя 

хорошо учится, но на этот раз ее мысли были заняты кубком Дэвиса по 

теннису, и она отвечала вяло, кое-как, а когда Алла перебила ее и 

спросила, что же представляет лондонский Тауэр, Катя сказала: 

- Тауэр - это башня. 

- Какая башня? - спросила Алла. 

Катя пожала плечами. Не все ли равно, какая там башня! 

- Кто дополнит? - спросила Алла. 

- Тауэр - это замок, - сказала Алиса, не поднимаясь с места. 

Она сказала это по-английски, и все удивились, потому что никто не 

ожидал, что новенькая станет отвечать. 

- Встань, когда отвечаешь, - сказала Алла. 

- Что? - Алиса не поняла. 

- А разве у вас в школе не встают, когда отвечают урок? - спросила 

Алла. 

- Нет, - сказала Алиса, - у нас не встают. 

В классе засмеялись, но Алла сделала вид, что ее это не касается, и 

сказала: 

- Тем не менее встань. 

Алиса встала и стала рассказывать по-английски про замок Тауэр, в 

котором раньше жили английские короли, и про реку Темзу, которая течет у 

этого замка. 

- Ой, - прошептала Юлька своей соседке Кате Михайловой, - она 

по-английски лучше говорит, чем Алла! 

- Очень хорошо, - сказала Алла, когда Алиса кончила говорить. - 

Селезнева может служить вам примером. Ты, Алиса, изучала английский язык 

вне школы? 

- Да, - сказала Алиса. - Языки я изучала до школы. 

- Ты знаешь и другие языки? 

- Я не очень способная, - сказала Алиса. - Я знаю только восемь 

языков. 

- Какие? - спросила Алла. 

В классе стояла гробовая тишина. Смысл разговора был ясен всем, даже 

самым отстающим. 

- Немецкий, финский, чешский, французский, хинди, китайский... 

японский и... и еще один. 

- Ух ты! - сказал Фима Королев. - Скажи нам что-нибудь по-японски. 

Все зашумели, стали просить Алису... только одна Мила Руткевич была 

недовольна, потому что в этот момент она перестала быть первой ученицей в 

классе, а это неприятно. 

- Садись, Селезнева, - сказала Алла, будто ничего не произошло. 

- Проверьте ее, проверьте! - сказал Коля Садовский. 

- Садовский, тебя мы сегодня уже слышали, - сказала Алла. - Теперь 

дай выступить другим. 

Она вызвала Милу Руткевич, а к Алисе пришли две записки. 

Первая была от Бори Мессерера. 

В ней было написано: "Вы бывали в Англии, мадам?" 

Вторую написала Лариса Троепольская, которая к языкам была 

неспособная, зато у нее были большие голубые глаза. Учителя и родители 

утешали себя тем, что с такими красивыми глазами Лариса и без образования 

как-нибудь не пропадет. 


Страница 48 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47  [48]  49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"