Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

далеко сторож отбивает на сельской колокольне часы. Он бьет долго, мерно - 

двенадцать ударов. Потом снова темная тишина. Только изредка на Оке 

закричит заспанным голосом буксирный пароход. 

Ночь тянется медленно; кажется, ей не будет конца. Сон в осенние ночи в 

палатке крепкий, свежий, несмотря на то что просыпаешься через каждые два 

часа и выходишь посмотреть на небо - узнать, не взошел ли Сириус, не видно 

ли на востоке полосы рассвета. 

С каждым часом ночь холодеет. К рассвету воздух уже обжигает лицо легким 

морозом, полотнища палатки, покрытые толстым слоем хрустящего инея, 

чуть-чуть провисают, и трава седеет от первого утренника. 

Пора вставать. На востоке уже наливается тихим светом заря, уже видны на 

небе огромные очертания ив, уже меркнут звезды. Я спускаюсь к реке, моюсь 

с лодки. Вода теплая, она кажется даже слегка подогретой. 

Восходит солнце. Иней тает. Прибрежные пески делаются тёмными от росы. 

Я кипячу крепкий чай в жестяном закопченном чайнике. Твердая копоть похожа 

на эмаль. В чайнике плавают перегоревшие в костре ивовые листья. 

Все утро я ловлю рыбу. Я проверяю с лодки переметы, поставленные поперек 

реки еще с вечера. Сначала идут пустые крючки - на них всю наживку съели 

ерши. Но вот шнур натягивает-ся, режет воду, и в глубине возникает живой 

серебряный блеск - это ходит на крючке плоский лещ. За ним виден жирный и 

упористый окунь, потом - щуренок с желтыми пронзительными глазами. 

Вытащенная рыба кажется ледяной. 

К этим дням, проведенным на Прорве, целиком относятся слова Аксакова: 

"На зеленом цветущем берегу, над темной глубью реки или озера, в тени 

кустов, под шатром исполинского осокоря или кудрявой ольхи, тихо 

трепещущей своими листьями в светлом зеркале воды, улягутся мнимые 

страсти, утихнут мнимые бури, рассыплются самолюбивые мечты, разлетятся 

несбыточные надежды. Природа вступит в вечные права свои. Вместе с 

благовонным, свободным, освежительным воздухом вдохнете вы в себя 

безмятежность мысли, кротость чувства, снисхождение к другим и даже к 

самому себе". 

НЕБОЛЬШОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ ОТ ТЕМЫ 

С Прорвой связано много всяких рыболовных происшествий. Об одном из них я 

расскажу. 

Великое племя рыболовов, обитавших в селе Солотче, около Прорвы, было 

взволновано. В Солотчу приехал из Москвы высокий старик с длинными 

серебряными зубами. Он тоже ловил рыбу. 

Старик ловил на спиннинг: английскую удочку с блесной - искусственной 

никелевой рыбкой. 

Мы презирали спиннинг. Мы со злорадством следили за стариком, когда он 

терпеливо бродил по берегам луговых озер и, размахивая спиннингом, как 

кнутом, неизменно выволакивал из воды пустую блесну. 

А тут же рядом Ленька, сын сапожника, таскал рыбу не на английскую леску, 

стоящую сто рублей, а на обыкновенную веревку. Старик вздыхал и жаловался: 

 

- Жестокая несправедливость судьбы! 

и на счастливцев. У счастливцев рыба клюет даже на дохлого червяка. Кроме 

того, есть рыболовы - завистники и хитрецы. Хитрецы думают, что они могут 

перехит-рить любую рыбу, но никогда в жизни я не видел, чтобы такой 

рыболов перехитрил даже самого серого ерша, не говоря о плотве. 

Итак, старику не везло. За один день он обрывал о коряги не меньше десяти 

дорогих блесен, ходил весь в крови и волдырях от комаров, но не сдавался. 

Один раз мы взяли его с собой на озеро Сегден. 

Всю ночь старик дремал у костра стоя, как лошадь: сесть на сырую землю он 

боялся. На рассвете я зажарил яичницу с салом. Сонный старик хотел 

перешагнуть через костер, чтобы достать хлеб из сумки, споткнулся и 

наступил огромной ступней на яичницу. 

Он выдернул ногу, вымазанную желтком, тряхнул ею в воздухе и ударил по 

кувшину с молоком. Кувшин треснул и рассыпался на мелкие части. И 

прекрасное топленое молоко с легким шорохом всосалось у нас на глазах в 

мокрую землю. 

- Виноват! - сказал старик, извиняясь перед кувшином. 

Потом он пошел к озеру, опустил ногу в холодную воду и долго болтал ею, 

чтобы смыть с ботинка яичницу. Две минуты мы не могли выговорить ни слова, 

а потом хохотали в кустах до самого полдня. 

Мы пошли со стариком на Прорву. Луга еще не были скошены. Ромашка 

величиной с ладонь хлестала по ногам. 

Старик шел и, спотыкаясь о травы, повторял: 

- Какой аромат, граждане! Какой упоительный аромат! 

Над Прорвой стояло безветрие. Даже листья ив не шевелились и не показывали 

серебристую изнанку, как это бывает и при легком ветре. В нагретых травах 

"жундели" шмели. 

кустов его вздохи и возгласы: 

- Какое дивное, очаровательное утро! 

Потом я услышал за кустами кряканье, топот, сопенье и звуки, очень похожие 

на мычание коровы с завязанным ртом. Что-то тяжелое шлепнулось в воду, и 

старик закричал тонким голосом: 

- Боже мой, какая красота! 

- Тащите ее подальше от воды! - крикнул я. 

Но старик зашипел на меня и дрожащими руками вынул из кармана пенсне. Он 

надел его, нагнулся над щукой и начал ее рассматривать с таким восторгом, 

с каким знатоки любуются редкой картиной в музее. 

Щука не сводила со старика злых прищуренных глаз. 

- Здорово похожа на крокодила! - сказал Ленька. Щука покосилась на Леньку, 

и он отскочил. Казалось, щука прохрипела: "Ну погоди, дурак, я тебе оторву 

уши!" 

- Голубушка! - воскликнул старик и еще ниже наклонился над щукой. 

Тогда и случилась та неудача, о которой до сих пор говорят по деревне. 

Щука примерилась, мигнула глазом и со всего размаху ударила старика 


Страница 7 из 15:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   14   15   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"