Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

костей. Кости разламывались прямо в руках, но по мере высыхания твердость 

костей восстанавливалась". 

Был найден скелет исполинского ископаемого ирландского оленя с размахом 

рогов в два с половиной метра. 

запомнился мне особенно резко. 

СТАРИННАЯ КАРТА 

Там, где на карте были болота, кое-где уже шумел молодой сосновый лес; на 

месте иных озер оказались трясины. 

Но все же пользоваться этой картой было надежнее, чем заниматься 

расспросами местных жителей. С давних пор так уж повелось у нас на Руси, 

что никто столько не напутает, когда объясняет дорогу, как местный житель, 

особенно если он человек разговорчивый. 

руке избу-пятистенку, возьми от той избы на правую руку по стежке через 

пески, дойдешь до Прорвы и вали, милый, край Прорвы, вали, не сумлевайся, 

до самой до горелой ивы. От нее возьмешь чуть-чуть к лесу, мимо Музги, а 

за Музгой подавайся круто к холмищу, а за холмищем дорога известная - 

через мшары до самого озера. 

- А сколько километров? 

- А кто его знает? Может, десять, а может, и все двадцать. Тут километры, 

милый, немереные. 

Я пытался следовать этим советам, но всегда или горелых ив оказывалось 

несколько, или не было никакого приметного холмища, и я, махнув рукой на 

рассказы туземцев, полагался только на собственное чувство направления. 

Оно ночти никогда меня не обманывало. 

Туземцы всегда объясняли дорогу со страстью, с неистовым увлечением. 

Меня это вначале забавляло, но как-то мне самому пришлось объяснять дорогу 

на озеро Сегден поэту Симонову, и я поймал себя на том, что рассказывал 

ему о приметах этой запутанной дороги с такой же страстью, как и туземцы. 

Каждый раз, когда объясняешь дорогу, будто снова проходишь по ней, по всем 

этим приволь-ным местам, по лесным проселкам, усеянным цветами 

бессмертника, и снова испытываешь легкость на душе. Эта легкость всегда 

приходит к нам, когда путь далек и нет на сердце забот. 

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПРИМЕТАХ 

Чтобы не заблудиться в лесах, надо знать приметы. Находить приметы или 

самим создавать их - очень увлекательное занятие. Мир примет бесконечно 

разнообразен. Бывает очень радостно, когда одна и та же примета 

сохраняется в лесах год за годом - каждую осень встречаешь все тот же 

огненный куст рябины за Лариным прудом или все ту же зарубку, сделанную 

тобой на сосне. С каждым летом зарубка все сильнее заплывает твердой 

золотистой смолой. 

Приметы на дорогах - это не главные приметы. Настоящими приметами 

считаются те, которые определяют погоду и время. 

не по положению созвездий и даже не по петушиным крикам, а по часам. 

Предсказания погоды передаются по радио. В городах большинство наших 

природных инстинктов погружается в спячку. Но стоит провести две-три ночи 

в лесу, и снова обостряется слух, зорче делается глаз, тоньше обоняние. 

Приметы связаны со всем: с цветом неба, с росой и туманами, с криком птиц 

и яркостью звездного света. 

В приметах заключено много точного знания и поэзии. Есть приметы простые и 

сложные. Самая простая примета - это дым костра. То он подымается столбом 

к небу, спокойно струится вверх, выше самых высоких ив, то стелется 

туманом по траве, то мечется вокруг огня. И вот к прелести ночного костра, 

к горьковатому запаху дыма, треску сучьев, перебеганию огня и пушистому 

белому пеплу присоединяется еще и знание завтрашней погоды. 

роса. Она бывает такой обильной, что даже блестит ночью, отражая свет 

звезд. И чем обильнее роса, тем жарче будет завтрашний день. 

Это всё очень несложные приметы. Но есть приметы сложные и точные. Иногда 

небо вдруг кажется очень высоким, а горизонт сжимается, кажется близким, 

до горизонта как будто не больше километра. Это признак будущей ясной 

погоды. 

Иногда в безоблачный день вдруг перестает брать рыба. Реки и озера 

мертвеют, как будто из них навсегда ушла жизнь. Это верный признак 

близкого и длительного ненастья. Через день-дна солнце изойдет в багровой 

зловещей мгле, а к полудню черные облака почти коснутся земли, задует 

сырой ветер и польются томительные, нагоняющие сон обложные дожди. 

ВОЗВРАЩЕНИЕ К КАРТЕ 

Я вспомнил о приметах и отвлекся от карты Мещёрского края. 

Изучение незнакомого края всегда начинается с карты. Это занятие не менее 

интересное, чем изучение примет. По карте можно странствовать так же, как 

по земле, но потом, когда попадаешь на эту настоящую землю, сразу же 

сказывается знание карты - уже не бродишь вслепую и не тратишь времени на 

пустяки. 

На карте Мещёрского края внизу, в самом дальнем углу, на юге, показан 

изгиб большой полноводной реки. Это Ока. К северу от Оки тянется лесистая 

и болотистая низина, к югу - давно обжитые, населенные рязанские земли. 

Ока течет по рубежу двух совершенно разных, очень непохожих пространств. 

Рязанские земли хлебные, желтые от ржаных полей, кудрявые от яблоневых 

садов. Околицы рязанских деревень часто сливаются друг с другом, деревни 

разбросаны густо, и нет такого места, откуда бы не была видна на горизонте 

одна, а то и две-три еще уцелевшие колокольни. Вместо лесов по склонам 

логов шумят березовые рощи. 

Рязанская земля - земля полей. К югу от Рязани уже начинаются степи. 

в своей глубине громадные торфяные болота. 

На западе Мещёрского края, на так называемой Боровой стороне, среди 

сосновых лесов лежат в мелколесье восемь боровых озер. К ним нет ни дорог, 

ни троп, и добраться до них можно только через лес по карте и компасу. 

У этих озер одно очень странное свойство: чем меньше озеро, тем оно 


Страница 2 из 15:  Назад   1  [2]  3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"