Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Черное озеро названо так по цвету воды. Вода в нем черная и прозрачная. 

В Мещёре почти у всех озер вода разного цвета. Больше всего озер с черной 

водой. В иных озерах (например, в Черненьком) вода напоминает блестящую 

тушь. Трудно, не видя, представить себе этот насыщенный, густой цвет. И 

вместе с тем вода в этом озере, так же как и в Черном, совершенно 

прозрачная. 

Этот цвет особенно хорош осенью, когда на черную воду слетают желтые и 

красные листья берез и осин. Они устилают воду так густо, что челн шуршит 

по листве и оставляет за собой блестящую черную дорогу. 

Но этот цвет хорош и летом, когда белые лилии лежат на воде, как на 

необыкновенном стекле. Черная вода обладает великолепным свойством 

отражения: трудно отличить настоящие берега от отраженных, настоящие 

заросли - от их отражения в воде. 

В Урженском озере вода фиолетовая, в Сегдене - желтоватая, в Великом озере 

- оловянного цвета, а в озерах за Прой - чуть синеватая. В луговых озерах 

летом вода прозрачная, а осенью приобретает зеленоватый морской цвет и 

даже запах морской воды. 

Но большинство озер все же - черные. Старики говорят, что чернота вызвана 

тем, что дно озер устлано толстым слоем опавших листьев. Бурая листва дает 

темный настой. Но это не совсем верно. Цвет объясняется торфяным дном озер 

- чем старее торф, тем темнее вода. 

Я упомянул о Мещёрских челнах. Они похожи на полинезийские пироги. Они 

выдолблены из одного куска дерева. Только на носу и на корме они склепаны 

коваными гвоздями с большими шляпками. 

Челн очень узок, легок, поворотлив, на нем можно пройти по самым мелким 

протокам. 

ЛУГА 

Между лесами и Окой тянутся широким поясом заливные луга. 

чашей. 

В лугах тянется на много километров старое русло Оки. Его зовут Прорвой. 

Это заглохшая, глубокая и неподвижная река с крутыми берегами. Берега 

заросли высокими, старыми, в три обхвата, осокорями, столетними ивами, 

шиповником, зонтичными травами и ежевикой. 

щавеля и таких исполинских грибов-дождевиков, как на этом плесе. 

опасных и колких силков. 

осокорей едва трепещет, розовая от заката, и в омутах гулко бьют 

прорвинские щуки. 

По утрам, когда нельзя пройти по траве и десяти шагов, чтобы не промокнуть 

до нитки от росы, воздух на Прорве пахнет горьковатой ивовой корой, 

травянистой свежестью, осокой. Он густ, прохладен и целителен. 

Каждую осень я провожу на Прорве в палатке по многу суток. Чтобы получить 

отдаленное представление о том, что такое Прорва, следует описать хотя бы 

один прорвинский день. На Прорву я приезжаю на лодке. Со мной палатка, 

топор, фонарь, рюкзак с продуктами, саперная лопатка, немного посуды, 

табак, спички и рыболовные принадлежности: удочки, донки, переметы, 

жерлицы и, самое главное, банка с червяками-подлистниками. Их и собираю в 

старом саду под кучами палых листьев. 

На Прорве у меня есть уже свои любимые, всегда очень глухие места. Одно из 

них - это крутой поворот реки, где она разливается в небольшое озеро с 

очень высокими, заросшими лозой берегами. 

Там я разбиваю палатку. Но прежде всего я таскаю сено. Да, сознаюсь, я 

таскаю сено из ближайшего стога, по таскаю очень ловко, так, что даже 

самый опытный глаз старика колхозника не заметит в стогу никакого изъяна. 

Сено я подкладываю под брезентовый пол палатки. Потом, когда я уезжаю, я 

отношу его обратно. 

Палатку надо натягивать так, чтобы она гудела, как барабан. Потом ее надо 

окопать, чтобы во время дождя вода стекала в канавы по бокам палатки и не 

подмочила пол. 

Палатка устроена. В ней тепло и сухо. Фонарь "летучая мышь" висит на 

крючке. Вечером я зажигаю его и даже читаю в палатке, но читаю обыкновенно 

недолго - на Прорве слишком много помех: то за соседним кустом начнет 

кричать коростель, то с пушечным гулом ударит пудовая рыба, то 

оглушительно выстрелит в костре ивовый прут и разбрызжет искры, то над 

зарослями начнет разгораться багровое зарево и мрачная луна взойдет над 

просторами вечерней земли. И сразу же стихнут коростели и перестанет 

гудеть в болотах выпь - луна подымается в насторожен-ной тишине. Она 

появляется, как владетель этих темных вод, столетних ив, таинственных 

длинных ночей. 

Шатры черных ив нависают над головой. Глядя на них, начинаешь понимать 

значение старых слов. Очевидно, такие шатры в прежние времена назывались 

"сенью". Под сенью ив... 

и блеск сентябрьских звезд, и горечь воздуха, и далекий костер в лугах, 

где мальчишки сторожат коней, согнанных в ночное,- все это полночь. Где-то 

далеко сторож отбивает на сельской колокольне часы. Он бьет долго, мерно - 

двенадцать ударов. Потом снова темная тишина. Только изредка на Оке 

закричит заспанным голосом буксирный пароход. 

Ночь тянется медленно; кажется, ей не будет конца. Сон в осенние ночи в 

палатке крепкий, свежий, несмотря на то что просыпаешься через каждые два 

часа и выходишь посмотреть на небо - узнать, не взошел ли Сириус, не видно 

ли на востоке полосы рассвета. 

С каждым часом ночь холодеет. К рассвету воздух уже обжигает лицо легким 

морозом, полотнища палатки, покрытые толстым слоем хрустящего инея, 

чуть-чуть провисают, и трава седеет от первого утренника. 

Пора вставать. На востоке уже наливается тихим светом заря, уже видны на 

небе огромные очертания ив, уже меркнут звезды. Я спускаюсь к реке, моюсь 

с лодки. Вода теплая, она кажется даже слегка подогретой. 

Восходит солнце. Иней тает. Прибрежные пески делаются тёмными от росы. 


Страница 10 из 15:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9  [10]  11   12   13   14   15   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"