Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Паустовский К.Г. Мещерская сторона 

 

 

 

Обыкновенная земля 

Первое знакомство 

Старинная карта 

Несколько слов о приметах 

Возвращение к карте 

Мшары 

Лесные реки и каналы 

Леса 

Луга 

Небольшое отступление от темы 

Еще о лугах 

Старики 

Родина талантов 

Мой дом 

Бескорыстие 

 

 

 

Мещерская сторона 

 

 

МЕЩЁРСКАЯ СТОРОНА 

Повесть 

ОБЫКНОВЕННАЯ ЗЕМЛЯ 

Но в нем, как и в этих картинах, заключена вся прелесть и все незамет-ное 

на первый взгляд разнообразие русской природы. 

Что можно увидеть в Мещёрском крае? Цветущие или скошенные луга, сосновые 

боры, поемные и лесные озера, заросшие черной кугой, стога, пахнущие сухим 

и теплым сеном. Сено в стогах держит тепло всю зиму. 

Мне приходилось ночевать в стогах в октябре, когда трава на рассвете 

покрывается инеем, как солью. Я вырывал в сене глубокую нору, залезал в 

нее и всю ночь спал в стогу, будто в запертой комнате. А над лугами шел 

холодный дождь и ветер налетал косыми ударами. 

В Мещёрском крае можно увидеть сосновые боры, где так торжественно и тихо, 

что бубенчик-"болтун" заблудившейся коровы слышен далеко, почти за 

километр. Но такая тишина стоит в лесах только в безветренные дни. В ветер 

леса шумят великим океанским гулом и вершины сосен гнутся вслед 

пролетающим облакам. 

В Мещёрском крае можно увидеть лесные озера с темной водой, обширные 

болота, покрытые ольхой и осиной, одинокие, обугленные от старости избы 

лесников, пески, можжевельник, вереск, косяки журавлей и знакомые нам под 

всеми широтами звезды. 

Что можно услышать в Мещёрском крае, кроме гула сосновых лесов? Крики 

перепелов и ястребов, свист иволги, суетливый стук дятлов, вой волков, 

шорох дождей в рыжей хвое, вечерний плач гармоники в деревушке, а по ночам 

- разноголосое пение петухов да колотушку деревенско-го сторожа. 

Но увидеть и услышать так мало можно только в первые дни. Потом с каждым 

днем этот край делается все богаче, разнообразнее, милее сердцу. И, 

наконец, наступает время, когда каждая и на над заглохшей рекой кажется 

своей, очень знакомой, когда о ней можно рассказывать удивитель-ные 

истории. 

областью, а на севере - с такой-то". Я не буду называть широт и долгот 

Мещёрского края. Достаточно сказать, что он лежит между Владимиром и 

Рязанью, недалеко от Москвы, и является одним из немногих уцелевших лесных 

островов, остатком "великого пояса хвойных лесов". Он тянулся некогда от 

Полесья до Урала. В него входили леса: Чернигов-ские, Брянские, Калужские, 

Мещёрские, Мордовские и Керженские. В этих лесах отсиживалась от татарских 

набегов древняя Русь. 

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО 

Впервые я попал в Мещёрский край с севера, из Владимира. 

За Гусем-Хрустальным, на тихой станции Тума, я пересел на поезд 

узкоколейки. Это был поезд времен Стефенсона. Паровоз, похожий на самовар, 

свистел детским фальцетом. У паровоза было обидное прозвище: "мерин". Он и 

вправду был похож на старого мерина. На закруглениях он кряхтел и 

останавливался. Пассажиры выходили покурить. Лесное безмолвие стояло 

вокруг задыхавшегося "мерина". Запах дикой гвоздики, нагретой солнцем, 

наполнял вагоны. 

Пассажиры с вещами сидели на площадках - вещи в вагон не влезали. Изредка 

в пути с площадки на полотно начинали вылетать мешки, корзины, плотничьи 

пилы, а за вещами выскаки-вал и их обладатель, нередко довольно древняя 

старуха. Неопытные пассажиры пугались, а опытные, скручивая козьи ножки и 

поплевывая, объясняли, что это самый удобный способ высаживаться из поезда 

поближе к своей деревне. 

Узкоколейка в Мещёрских лесах - самая неторопливая железная дорога в 

Союзе. 

Станции завалены смолистыми бревнами и пахнут свежей порубкой и дикими 

лесными цветами. 

На станции Пилево в вагон влез косматый дед. Он перекрестился в угол, где 

дребезжала круглая чугунная печка, вздохнул и пожаловался в пространство: 

- Чуть что, сейчас берут меня за бороду - езжай в город, подвязывай лапти. 

А того нет в соображении, что, может, ихнее это дело копейки не стоит. 

Посылают меня до музею, где совет-ско правительство собирает карточки, 

прейскуранты, все такое прочее. Посылают с заявлением. 

- Чего брешешь? 

- Ты гляди - вот! 

Дед вытащил измятую бумажку, сдул с нее махру и показал бабе-соседке. 

- Манька, прочти,- сказала баба девчонке, тершейся носом об окно. 

Манька обтянула платье на исцарапанных коленках, подобрала ноги и начала 

читать хриплым голосом: 

- "Собчается, что в озере живут незнакомые птицы, громадного росту, 

полосатые, всего три; неизвестно, откуль залетели,- надо бы взять живьем 

для музею, а потому присылайте ловцов". 

- Вот,- сказал дед горестно,- за каким делом теперь старикам кости ломают. 

А все Лешка-комсомолец, Язва - страсть! Тьфу! 

его сырые потоки и безнадежно опаздывал, отдуваясь на пустых полустанках. 

- Вот оно существование наше,- повторил дед.- Летошний год гоняли меня в 

музею, сегодняшний год опять! 

- Чего в летошний год нашли? - спросила баба. 

- Торчак! 

- Чегой-то? 

- Торчак. Ну, кость древнюю. В болоте она валялась. Вроде олень. Роги - с 

этот вагон. Прямо страсть. Копали его цельный месяц. Вконец измучился 

народ. 

- На кой он сдался? - спросила баба. 

- Ребят по ем будут учить. 

Об этой находке в "Исследованиях и материалах областного музея" сообщалось 

следующее: 

целы, но крайне непрочны вследствие полнейшей мацерации (размачивания) 


Страница 1 из 15: [1]  2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"