Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Вот если бы можно было отыскать человека, близко стоявшего к 

представительству, - сказал Соэда. 

- Есть такой человек! - воскликнул находчивый приятель. 

- Кто же это? 

- Корреспондент. Хотя корреспондент и не дипломатический работник, он 

по своей должности обязан часто бывать в представительстве, получать там 

информацию. Такой человек, безусловно, должен быть в курсе дела. 

Разве газеты имели своих спецкоров в Европе в сорок четвертом году? - 

выразил сомнение Соэда. 

- Был такой. И довольно известная личность. 

- Кто же? 

- Господин Таки. Ресей Таки. 

- Неужели? - удивился Соэда. 

Таки в свое время занимал пост главного редактора газеты, в которой 

работал Соэда. Пять лет назад он ушел в отставку и занял пост 

директора-распорядителя Ассоциации по культурным связям с зарубежными 

странами. 

- Пожалуй, Таки располагает нужной информацией и тебе не откажет - все 

же вы в некотором роде бывшие сослуживцы. 

- Ты подал мне хорошую мысль, - сказал Соэда. - Постараюсь как можно 

скорее с ним встретиться. 

Соэда лично не был знаком с Таки. К тому же он был обыкновенным 

репортером, а Таки в те времена - газетным асом, главным редактором! 

Поэтому он счел не лишним запастись подходящей рекомендацией и обратился 

за ней к заведующему справочным отделом, который прежде работал в 

непосредственном контакте с Таки. Тот написал рекомендательное письмо 

прямо на обороте своей визитной карточки и посоветовал пойти к Таки на 

службу - в Дом зарубежной культуры, где Таки бывал ежедневно. 

Дом зарубежной культуры находился в тихом районе Токио, поблизости от 

посольств и консульств иностранных государств. Вымощенная камнем дорога, 

повторяя мягкие очертания холмов, постепенно поднималась вверх. Большие 

участки были обнесены увитыми вьющимися растениями оградами, за которыми 

среди деревьев виднелись европейского типа дома с развевающимися на них 

иностранными флагами. Экзотическое зрелище! 

Дом зарубежной культуры был обставлен тоже на европейский лад. Сюда 

приезжали в основном иностранцы, причем, как правило, высокопоставленные. 

Прежде это здание принадлежало одному из старых концернов дзайбацу 

[финансовая клика в довоенной Японии]. 

Соэда толкнул вертящуюся дверь и вошел в приемную, полную посетителей. 

Ему пришлось подождать, пока один из служащих наконец подошел к нему. 

- Чем могу быть вам полезен? - спросил он. 

- Мне хотелось бы встретиться с господином Таки, - сказал Соэда, 

протягивая ему визитные карточки - свою и начальника справочного отдела. 

- Прошу вас пройти в холл, наверх, - сказал служащий, предварительно 

позвонив куда-то по телефону. 

Соэда поднялся на второй этаж. Внизу за окном виднелся ухоженный 

японский сад с большими, удивительной красоты декоративными камнями. 

По-видимому, прежний владелец дома приобрел их за большие деньги. 

В холле находились одни иностранцы. 

Таки заставил себя ждать не менее получаса. Он появился, когда у Соэды 

от нечего делать возникло странное желание поскользить по гладкому 

мраморному полу холла. 

Таки был высокого роста и крепкого телосложения. Его лицо прорезали 

глубокие морщины, волосы с проседью были аккуратно зачесаны. Весь его 

облик, дополненный очками без оправы, напоминал скорее иностранца, нежели 

японца. В общем, внешность господина Таки была столь внушительной, что 

смутила Соэду. 

Он держится с таким достоинством, что, пожалуй, ни в чем не уступит 

иностранцам, среди которых вращается, подумал Соэда. 

- Таки, - представился директор-распорядитель, беря визитную карточку 

Соэды. - Прошу вас. - Он указал на кресло исполненным достоинства жестом. 

- Чем могу быть вам полезен? - спросил он, минуя всякие церемонии. Кстати, 

в этом тоже проявился подход к делу, характерный для иностранцев. 

- Хотел бы спросить вас о некоторых событиях, имевших место в пору 

вашего пребывания в Женеве, - сказал Соэда, глядя Таки прямо в глаза. 

- Неужели вас интересует такая давняя история? - Вокруг глаз Таки за 

сверкающими стеклами очков собрались добродушные морщинки. 

- Меня интересует первый секретарь представительства Кэнъитиро Ногами, 

который, как известно всем, в сорок четвертом году скончался в женевской 

больнице. 

Соэде показалось, что глаза Таки за очками без оправы холодно блеснули 

- холодно и настороженно. 

Он не спешил с ответом. Его рука медленно потянулась к карману, из 

которого он вынул сигару. 

- Вы ведь находились в то время там и были знакомы с Ногами? 

Таки слегка наклонил голову и, щелкнув зажигалкой, закурил. 

- Фамилию Ногами слышал, но непосредственно с ним знаком не был, - 

сказал он наконец, выпустив струйку дыма. 

- Но вы, вероятно, знали о том, что Ногами скончался в швейцарской 

больнице? 

- Да, я слышал об этом. 

- Что вы можете сказать о последних днях Ногами? Он, кажется, очень 

много работал и заболел от переутомления? 

- Видимо, так. 

- Будучи специальным корреспондентом, вы были достаточно информированы 

о внешней политике Японии в то время. Ногами, который вынужден был 

замещать уехавшего по болезни в Японию посланника, приходилось нелегко. 

Ведь он должен был проводить внешнюю политику Японии, находясь между двумя 

лагерями: союзными державами и странами оси. 

- Совершенно верно. Он умер как раз в самое тяжелое время - за год до 

окончания войны. - В голосе Таки звучало едва скрываемое безразличие. 

- Чем занимался господин Ногами в последние дни перед своей кончиной? 

- Не знаю, - поспешно ответил Таки, - да и не должен был знать. Я был 

спецкором, в мои обязанности входила исключительно информация о ходе 

войны, которую я передавал газете через нейтральную страну. Меня абсолютно 

не интересовали последние дни одного из дипломатов, да и в 

представительстве никто меня не информировал об этом. 


Страница 9 из 86:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8  [9]  10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"