Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Вот не думал, что Кумико уже такая взрослая. 

- А как вы нашли свою супругу? 

- Ничего, - коротко ответил Ногами. - Кстати, мы тут с тобой болтаем, а 

ведь ты, наверно, очень занят на конгрессе... 

- Не стоит об этом беспокоиться. 

- И все же извини. 

Асимура неотрывно глядел на Ногами. Прямо наваждение какое-то: он сидит 

рядом с человеком, о смерти которого было официально объявлено в прессе. 

Асимура до сих пор помнил содержание некролога с фотографией Ногами. 

Ногами усмехнулся. 

- Не гляди на меня с таким недоверием, Реити. Это я - живой и здоровый, 

смотри, и ноги целые. - И он шутливо топнул ногами о землю. 

- Но почему же тогда... 

- Хочешь спросить, почему было опубликовано сообщение о смерти? 

- Да, ведь это было официальное правительственное сообщение, а не 

корреспонденция газетного репортера. 

- Совершенно верно. Следовательно, Кэнъитиро Ногами в этом мире больше 

не существует. - Он устало откинулся на спинку скамьи и устремил свой взор 

на проплывавшие в небе облака. - Я, как человек, существую и, видишь, сижу 

с тобой рядом, дипломата же Кэнъитиро Ногами нет, он умер, о чем вполне 

официально и сообщило японское правительство. 

Лицо Асимуры стало мрачным. 

 

 

 

20 

 

Здесь, на холме, небо казалось бескрайним. Отороченные светлой каймой 

серые облака плыли на запад. 

Кэнъитиро Ногами сидел не шевелясь. Козырек бросал тень на его лицо, 

изборожденное глубокими морщинами. Под подбородком, на шее, залегли 

складки - следы прожитых лет. 

Асимура глядел на Ногами и думал: дядя совсем перестал быть японцем - и 

по одежде, и по гражданству. 

- Что-то я не понимаю, - наконец вымолвил он. - Вы по своей воле 

отказались от японского гражданства? 

- Конечно, - не задумываясь, ответил Ногами. - Никто меня не заставлял 

этого делать. 

- Но должна же быть какая-то причина. Мне непонятно, почему ваша 

"официальная смерть" заставила вас отказаться от японского гражданства. 

- Это было неизбежно. 

- Почему? 

- Видишь ли, Реити, условия, вероятно, могут чрезвычайно сильно 

воздействовать на поведение человека. И то, что прежде казалось весьма 

устойчивым, как ни странно, начинает претерпевать изменения. Условия 

господствуют над волей человека... Но я, кажется, заговорил в стиле 

примитивного материализма. 

- Какие же условия изменили ваше поведение? 

- Война, - коротко ответил Ногами. - Только война. О подробностях же 

ничего сказать не могу. 

- Неужели и теперь, когда война давно окончилась, необходимо что-то 

держать в секрете? 

- Что касается меня - да! 

- Но ведь и Черчилль, и Идеи обнародовали свои военные мемуары. И 

только вы... 

- Учти, я не столь видная фигура. Я был всего лишь секретарем в 

скромном представительстве за границей. Большие люди могут позволить себе 

обнародовать такое, что маленьким людям вроде меня делать запрещается. 

- Значит, вы отказались от японского гражданства ради блага Японии? 

- Прекратим этот разговор. Я же нахожусь не на исповеди. Не будем 

больше говорить обо мне. Достаточно того, что я тебе сказал, вот ты и 

делай свои заключения, исходя из этого. 

Ногами поглядел в сторону гор, где вдали, среди сосен, чернел памятник 

Нитирэну [монах, основавший буддистскую секту Нитирэн-сю в эпоху Камакура 

(1192-1333)]. 

- А тебя я сюда позвал совсем не для этого, - добавил он, повернувшись 

к Асимуре. 

- Понятно, - сказал Асимура, - я больше не буду приставать к вам с 

расспросами. 

- Вот и чудесно. 

- И все же, что вы намерены сейчас делать? 

- Хочу немного пожить в Японии. 

- Это было бы замечательно. 

- Да, если б обстоятельства позволили, я бы остался в Японии. Здесь так 

хорошо, так красиво. Поэтому я и явился сюда, словно призрак. 

- Может показаться, что вы приехали, чтобы только полюбоваться 

японскими пейзажами... А с вашей супругой вы не намерены увидеться? 

- Не говори глупостей. - Ногами грустно усмехнулся. - Она ведь уверена, 

что я умер и в этом мире ей осталось одиночество. И вдруг перед ней явится 

привидение в моем облике. 

- Значит, вы решили встретиться только со мной? 

- Да, поскольку ни с женой, ни с дочерью видеться не имею права. 

- Но с Кумико вы все же виделись? 

- Я-то ее видел, но она даже не знала об этом, - тихо ответил Ногами. 

- Я догадывался о вашем приезде еще до того, как вы увидели Такако и 

Кумико. 

- Вот как! - удивился Ногами. - Кто же тебя натолкнул на такие догадки? 

- Сэцуко. 

- Каким образом? 

- В нарском храме Тоседайдзи в книге посетителей она обнаружила запись, 

сделанную вашим почерком. 

- Вот оно что! - Ногами забарабанил пальцами по колену. - Кажется, я 

поступил неосмотрительно. Понимаешь, когда я приехал в Нару, у меня 

возникло неодолимое желание где-нибудь оставить по себе память. И вот, 

совершил непростительную глупость: расписался в книге посетителей, словно 

школьник, который вырезает ножом свои инициалы на дереве... Значит, Сэцуко 

догадалась? 

- У вас слишком специфический почерк, с другим не спутаешь. 

- Сам виноват. Я ей еще в детстве не раз показывал образцы моей 

каллиграфии, да и вкус к посещению древних храмов ей привил. Значит, она 

догадалась по почерку? 

- Ну, тогда она еще сомневалась. Да и кто бы мог в это поверить после 

официального сообщения министерства иностранных дел о вашей смерти. 

- Это так. 

- Сэцуко поделилась своим открытием с Кумико. И тогда еще один человек 

отправился в Нару, чтобы выяснить все до конца. 

- Кто же? Надеюсь, не Такако? 

- Газетный репортер Соэда. 

- Кто? - Ногами презрительно скривил губы. 

- Дело не в том, что он репортер. Соэда, по-видимому, будущий муж 

Кумико. 

Ногами постарался подавить раздражение, вызванное этим сообщением. Он 

стал судорожно шарить по карманам в поисках сигарет, наконец нашел их, 

предложил Асимуре, сам взял одну и щелкнул зажигалкой. Его пальцы слегка 


Страница 60 из 86:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59  [60]  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"