Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

служащего какой-нибудь фирмы. Отличали его лишь косматые, небрежно 

причесанные волосы. Держал он себя учтиво, с достоинством и довольно 

сдержанно. 

Соэда подал свою визитную карточку, из которой Сэцуко узнала, что зовут 

его Сеити и служит он в солидной газете. Одет он был скромно, но со 

вкусом. Высокий рост и мужественное лицо создавали впечатление 

определенной надежности. Он вовсе не был похож на тип газетчика, готового 

погнаться за любой сенсацией. 

После того как хозяйка и гости перекинулись несколькими словами о 

погоде и обменялись последними новостями, Кумико заговорила о цели их 

визита: 

- Сестрица, я тебе уже говорила, что Соэда заинтересовался тем, что 

тебя поразило в Наре. Тебе не трудно все это повторить? 

- А вам мое открытие не показалось странным? - спросила Сэцуко у Соэды. 

- Нет, просто меня оно очень заинтересовало, - серьезно ответил юноша. 

Сэцуко взглянула на Соэду, большие глаза юноши излучали 

доброжелательность. 

- Кое-что о судьбе господина Ногами мне удалось выяснить, - продолжал 

Соэда. - Нашел я и официальное сообщение о его кончине, и, полагаю, это 

сомнения не вызывает. Тем не менее рассказ Кумико о том, что вы обнаружили 

в нарских храмах, вызвал у меня странное чувство. 

- Почему? - удивленно спросила Сэцуко. 

- В общем-то, серьезной причины нет, - спокойно ответил Соэда, - но 

меня удивило совпадение: фамилия, написанная почерком Ногами, обнаружена 

именно там, где он любил бывать при жизни. И мне захотелось услышать от 

вас подробности вашего посещения Нары. 

Почему этот юный репортер заинтересовался Ногами, соображала Сэцуко. 

Может, он просто хочет больше узнать об отце своей невесты? Но тогда зачем 

ему было искать встречи с ней? Обо всем, что он хотел узнать, он мог бы 

спросить у Кумико и ее матери. 

- Но все-таки, почему вас это заинтересовало? - спросила Сэцуко. 

- Для меня важно все, что касается людских судеб, - ответил Соэда. 

Сэцуко эти слова не показались высокопарными, может потому, что гоноша 

держался удивительно скромно, а может благодаря серьезному тону, каким они 

были сказаны. 

В самом деле, задача газетчика, видимо, в том и состоит, чтобы изучать 

человеческие судьбы. И Сэцуко показалось, что этот юноша испытывает то же 

самое странное чувство, какое охватило ее, когда она увидела так 

поразивший ее почерк. Правда, чувство это, вероятно, возникло у него по 

другой причине, в результате хладнокровного анализа фактов. И хотя у 

Сэцуко не было каких-то особых оснований для такого предположения, она 

поверила в это инстинктивно, приглядываясь к Соэде. 

В общих чертах Соэда уже кое-что знал со слов Кумико, но только в общих 

чертах, и Сэцуко ничего не оставалось, как подробно рассказать о своем 

путешествии в Нару. Соэда слушал внимательно, делая иногда короткие 

заметки в блокноте. 

- Любопытно, что фамилия, написанная почерком, столь похожим на почерк 

господина Ногами, обнаружена в тех храмах, какие он больше всего любил. Я, 

конечно, не думаю, что отец Кумико жив. И все же у меня возникло желание 

более подробно узнать о его последних днях, - сказал Соэда, выслушав 

рассказ Сэцуко. - Дело в том, что я уже давно хочу заняться исследованием 

деятельности японских дипломатов во время войны и ваш рассказ вновь 

возбудил профессиональное любопытство репортера к этой теме. 

Из этих слов Сэцуко сделала вывод, что Соэду в первую очередь 

интересует не лично Ногами, а связанные с ним проблемы внешней политики 

того периода. 

- Пока о работе, которую вели японские дипломаты в нейтральных странах, 

еще ничего не написано, - продолжал Соэда. - После окончания войны прошло 

уже шестнадцать лет, и было бы интересно послушать тех, кто еще жив, а 

затем написать об этом. 

- Прекрасная мысль, - сказала Сэцуко, - и вам, несомненно, удастся 

написать увлекательную книгу. 

- Это не так просто, - покачал головой Соэда. 

- Нет-нет, я уверена, у вас получится замечательная книга! - горячо 

воскликнула Сэцуко. 

- Я решил начать с господина Мурао из министерства иностранных дел, - 

сказал Соэда. - По словам мамы Кумико, он больше чем кто-либо осведомлен о 

последних днях господина Ногами. Ведь они работали вместе, и именно Мурао 

привез его прах в Японию. Жаль, конечно, что только прах. Уж если 

господину Ногами было суждено умереть, то лучше, чтобы это произошло в 

Японии, а не на чужбине. 

Соэда как будто подслушал мысли Сэцуко. Ведь и она часто так думала. 

Кумико не вмешивалась в разговор сестры с Соэдой, она только слушала, 

печально опустив голову. 

Было уже три часа, когда Соэда и Кумико простились с хозяйкой дома. 

Освещенные осенним солнцем деревья отбрасывали длинные тени. Сэцуко долго 

глядела юноше и девушке вслед, пока они не скрылись за поворотом изгороди, 

увитой красным амарантусом... 

На следующий день Соэда попытался добиться приема у господина Мурао. К 

телефону подошел секретарь и спросил, по какому делу ему нужен Мурао. 

Соэда ответил, что хотел бы встретиться по личному вопросу. 

- Господин Мурао сейчас очень занят, поэтому прошу изложить суть дела 

мне. Тогда я смогу выяснить, когда он сможет вас принять, - настаивал 

секретарь. 

- О цели встречи я хотел бы сообщить самому господину Мурао, - 

упорствовал Соэда. 

Секретарь, по-видимому, переключил аппарат, потому что в трубке 

раздался другой голос: 

- Мурао слушает. По какому делу вы хотите со мной встретиться? 

- Я хотел бы получить у вас кое-какую информацию, - сказал Соэда, 

назвав себя и газету, которую он представлял. 

- Навряд ли я смогу быть вам полезен. По сложным вопросам внешней 

политики вам лучше обратиться к более высокому начальству. 

- На мой вопрос можете ответить только вы, - настаивал Соэда. 

- Что же это за вопрос? - Голос Мурао звучал не слишком дружелюбно, 


Страница 6 из 86:  Назад   1   2   3   4   5  [6]  7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"