Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Пока Кумико перебирала рисунки, из сада время от времени доносилось 

характерное полязгивание ножниц. Она поглядела в сад. Там бродил старик в 

широкополой шляпе. Тени от высоких кустов падали ему на спину. 

Зря я отказывалась идти сюда, подумала Кумико, хотя ей по-прежнему было 

неприятно, что ее лицо будет изображено на какой-то картине. Она ощутила 

некую неповторимость момента и подумала, что в жизни ей редко приходилось 

чувствовать подобное умиротворение. 

 

 

- Очень рада, - сказала мать, выслушав Кумико. - Вот, оказывается, он 

какой, этот знаменитый художник. 

- Сначала я подумала, что у него, наверно, скверный характер, но он 

оказался удивительно приятным человеком. А какие сандвичи он приготовил - 

объедение. Не хуже настоящего повара, - весело рассказывала Кумико. 

- Выходит, на все руки мастер! 

- Волей-неволей ему пришлось всему научиться, ведь он живет один. 

- Да, ты права. Но говорят, мужчины вообще умеют готовить лучше женщин. 

Кстати, ты не чувствовала неудобства от того, что тебе пришлось так долго 

позировать? 

- Нисколько! Сасадзима был очень любезен, развлекал меня интересной 

беседой. Только я никак не могу понять, почему такой хороший человек до 

сих пор не женат. Я даже осмелилась спросить у него об этом. Он ответил, 

что не хочет на себя брать лишнюю обузу. 

- Среди художников иногда попадаются такие люди. Но как ты решилась 

задать ему этот неприличный вопрос? 

- Он не обиделся. Он вообще очень искренний и доброжелательный человек. 

- Я очень рада, что он тебе понравился. Сначала, когда я дала согласие 

господину Таки, меня, откровенно говоря, беспокоило, как ты к этому 

отнесешься. Значит, завтра опять пойдешь? 

- Пойду. 

На лице у Такако появилось довольное выражение. И не потому, что Кумико 

пошла ей навстречу, а потому, что дочь исполнила просьбу Таки - друга 

своего отца. 

На следующий день, в понедельник, Кумико, как было условлено, в 

одиннадцать часов приехала к Сасадзиме. Она сейчас совсем не жалела, что 

ей пришлось для этих сеансов пожертвовать два дня своего отпуска. 

Как и накануне, дверь открыл ей сам художник. 

- Заходите, - сказал он со своей доброжелательной улыбкой. - Я уже вас 

жду. 

Сегодня предполагалась работа в мастерской художника, но Сасадзима, 

по-видимому, изменил свои планы и вновь провел ее к плетеному креслу на 

террасе. 

- Я решил, что здесь нам будет уютней, чем в мастерской, хотя и 

просторной, но неприветливой. На террасе и позировать будет вам не так 

утомительно: можно любоваться и цветами, и дальней рощей. 

Кумико охотно согласилась. 

Погода стояла хорошая, осеннее солнце еще ярко освещало цветочные 

клумбы. Как и в прошлый раз, по саду бродил старик в широкополой шляпе и 

орудовал садовыми ножницами. 

- Должно быть, ваша матушка вчера беспокоилась? - улыбаясь, спросил 

художник. 

- Напротив. Когда я рассказала ей о своем визите к вам, она совсем 

успокоилась. 

- Вот как! Это очень приятно. Теперь и я спокоен. 

Художник раскрыл этюдник и взял карандаш. Но опять-таки он не сразу 

приступил к работе. 

- Мне сказали, будто вы случайно обратили на меня внимание. Где же мы 

могли с вами встретиться? - полюбопытствовала Кумико. 

- Значит, Таки все же проговорился. - Художник досадливо поморщился. - 

Я увидел вас в электричке. Погодите, где же это было? Что-то не припомню. 

- Художник поднял глаза к потолку, как бы пытаясь вспомнить эту встречу. 

- По-видимому, на центральной линии. Я обычно выхожу на станции 

Огикубо. 

- Верно, верно! Я увидал вас на станции Ееги, - сказал художник. 

Странно, подумала Кумико, именно на Ееги он не мог меня встретить, я 

ведь еду от Касумигасэки до Синдзюку, а там пересаживаюсь на центральную 

линию и никак не могу оказаться на Ееги. Наверно, что-то перепутал, решила 

Кумико, но ничего не сказала. 

- Вы не скучаете вдвоем с матушкой? - переменил тему Сасадзима. 

- Иногда бывает скучно, даже очень. 

- Ваш отец, я слышал, умер за границей? 

- Да, за год до окончания войны он заболел там и умер. Сюда привезли 

только его прах. 

- У меня нет подходящих слов, чтобы выразить вам свое сочувствие. И все 

же ваша матушка должна быть довольна, имея такую прекрасную дочь. 

- К сожалению, я у нее одна. Будь у меня братья, ей было бы веселее. А 

так вы все вдвоем да вдвоем. 

Разговаривая, художник не забывал о деле: внимательно глядел на Кумико, 

делал несколько быстрых штрихов, снова глядел и снова пускал в ход 

карандаш. Кумико привыкла к его быстрым взглядам, они ее уже не тревожили. 

Когда Кумико вернулась домой, мать снова встретила ее вопросом: 

- Ну, как сегодня? 

- Очень хорошо, - ответила Кумико. 

- А как подвигается его работа над картиной? 

- Не знаю. Почему-то он все рисует меня в разных позах. 

- Интересно, как все получится? Мне бы тоже хотелось взглянуть. 

- Пока еще нельзя. Когда Сасадзима на минуту вышел, я потихоньку 

заглянула в этюдник и удивилась, как это он, непрерывно болтая, так много 

сделал рисунков, и, знаешь, на некоторых, я очень похожа. 

- На то он и художник, да еще такой известный. А нельзя ли будет у него 

потом попросить несколько рисунков? 

- Что вы, мама! 

- А что тут дурного? Не все же они ему понадобятся для картины. И 

потом, я все же хочу нанести господину Сасадзиме визит вежливости, хотя 

его просьба исходила от господина Таки, а не от него лично. Кстати, Таки 

сегодня звонил. Он сказал, что Сасадзима несказанно рад, что рисует тебя, 

и о тебе он самого лучшего мнения. 

Если всем доставляют такую радость эти сеансы, подумала Кумико, то она 

готова ходить к художнику не три дня, а больше. 

- Господин Сасадзима прекрасный человек и непосредственный, как 

ребенок, - сказала она. 

- Чем он угощал тебя сегодня? - поинтересовалась мать. 

- Рисом с карри. Причем все так вкусно было приготовлено, лучше, чем у 


Страница 22 из 86:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21  [22]  23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"