Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Четыре шкуры опоссума, растянутые мехом вниз на задней стене дома и 

прибитые гвоздями, поблескивали и предвечерних солнечных лучах. На нижней 

ветке, росшей вблизи акации, висел, слегка раскачиваясь, шкаф для мяса. 

У двери в дом лежал ствол древовидного папоротника, служивший 

ступенькой, а рядом на двух колышках был прибит кусок железного обода, о 

который входившим полагалось счищать грязь с башмаков. 

Позади дома, под навесом из коры, державшимся на четырех тонких 

столбах, стояла двуколка, и упряжь, свисая, лежала на крыле. 

Питер остановил лошадей подле навеса, и я слез с дрог. Двое ребятишек 

стояли и внимательно смотрели, как я спускался и ставил костыли под мышки. 

Один из них, мальчуган лет трех, был совершенно голый. Питер, 

свертывавший вожжи, прежде чем забросить их на спину Кэт, с интересом 

посмотрел на него и весело улыбнулся. 

- Ну и ну! - воскликнул он. Потом протянул грубую, мозолистую руку и 

стал поглаживать парнишку по спине. - Какой гладенький малыш! 

Мальчик, уставившись в землю, с серьезным видом сосал палец. Он 

подчинился ласке Питера спокойно, но с некоторой опаской. 

- Вот так гладенький малыш! - В голосе Питера звучало почти удивление; 

пальцы его продолжали ласкать плечи ребенка. 

Другому мальчонке было лет пять. На нем были длинные бумажные чулки, но 

подвязки порвались, и чулки свисали на ботинки, как кандалы. Веревочные 

подтяжки поддерживали заплатанные штаны, а у рубашки без единой пуговицы был 

только один рукав. Волосы его, наверно, никогда не причесывали. Они торчали 

дыбом, как шерсть у испуганной собаки. 

Тед, распрягавший лошадей, обошел вокруг головных и, увидя сына, 

остановился, окинул его критическим взглядом и крикнул: 

- Ну-ка, подтяни носки! Подтяни носки! Питер подумает, что ты у меня 

птица какой-то новой породы! 

Мальчуган наклонился и подтянул чулки, а Тед не спускал с него глаз. 

- Теперь отведи Алана в дом, а мы кончим распрягать. Скажи маме, мы 

сейчас придем. 

Женщина, повернувшаяся от очага, когда я вошел, посмотрела на меня с 

таким выражением, как будто она вот-вот завиляет хвостом. Лицо у нее было 

полное, располагающее к себе; она подошла ко мне торопливо, вытирая мягкие, 

влажные руки о черный запачканный мукой передник. 

- Ах ты, бедный мальчик! - воскликнула она. - Ты калека из Тураллы, да? 

Ты, наверно, хочешь посидеть? 

Она обвела глазами комнату, прижав пальцы к полным губам, чуть 

нахмурившись, как бы в нерешительности. 

- Вот на этот стул. Садись сюда. Я сейчас подложу - подушку под твою 

бедную спинку! 

Желая помочь мне сесть, она подхватила меня под локоть и подняла мою 

руку так высоко, что я с трудом удержал костыль под мышкой. 

Я споткнулся, она с тревожным восклицанием схватила обеими руками мою 

руку и взглянула в сторону стула, как бы измеряя расстояние между мною и 

этим спасительным прибежищем. 

Я с трудом добрался до стула, опираясь всей тяжестью на второй костыль, 

движение которого она не затрудняла, - другую мою руку она продолжала 

держать высоко в воздухе. Я опустился на стул смущенный, чувствуя себя 

крайне неловко и всей душой желая очутиться снова на воздухе среди мужчин, 

которые не обращали внимания на мои костыли. 

Миссис Уилсон отодвинулась немного и взирала на меня с удовлетворением, 

- так женщина смотрит на курицу, которую она только что ощипала. 

- Ну вот, - весело сказала она, - теперь тебе лучше? 

Я пробормотал "да", ощущая облегчение от того, что освободился из 

тисков ее руки, и посмотрел на дверь, через которую вскоре должны были войти 

Питер и Тед. 

Миссис Уилсон начала расспрашивать меня о моей "страшной болезни". Ей 

не терпелось знать, болит ли у меня нога, ноет ли спина и натирает ли меня 

мать жиром ящерицы. 

- Он так все пропитывает, что даже проходит сквозь стекло бутылки, - 

внушительно сообщила она. 

Она решила, что во мне слишком много кислоты и что мне следовало бы 

всегда носить в кармане картофелину - это хорошее средство. 

- Картофелина, засыхая, вытягивает из человека кислоту, - объяснила 

она. 

Она заговорила о том, что я могу расхвораться здесь в зарослях, но что 

мне нечего беспокоиться, - ведь у Теда есть двуколка. Потом она взяла 

кастрюлю с вареной бараниной, стоявшую на двух железных перекладинах над 

огнем, поднесла к носу и пожаловалась на то, как трудно в зарослях сохранить 

мясо свежим. 

Она мне начала нравиться, когда забыла о том, что я хожу на костылях, и 

заговорила о собственных болезнях. Разговаривая, она все время хлопотала на 

кухне: выложила дымящуюся баранину на большое блюдо на столе, достала 

горячий картофель из другой кастрюли и принялась мять его. Затем, с трудом 

выпрямившись, словно это причинило ей боль, она сообщила мне с таинственным 

видом, как бы делясь со мной секретом, что не доживет до старости. 

Я заинтересовался и спросил - почему; на это она ответила, что все ее 

органы переместились. 

- У меня уже никогда больше не будет детей, - сказала она и добавила 

после минутного молчания: - И слава богу! 

Она вздохнула и отсутствующим взглядом посмотрела на мальчугана со 

спущенными чулками, который внимательно прислушивался к нашему разговору, 

- Сбегай принеси штаны и рубашку Джорджи, - неожиданно обратилась она к 

нему. - Они уже высохли. Я не хочу, чтобы он умер от простуды. 

Мальчик - его звали Фрэнк - в одну минуту принес одежду, висевшую 

где-то на ветке за домом, и миссис Уилсон одела Джорджи, который серьезно 

поглядывал на меня все время, пока длилась эта процедура. 

Наконец мать одернула на малыше рубашку и отпустила его, 

строго-настрого наказав: 

- Смотри, скажи мне, когда тебе захочется куда-нибудь. Я тебе задам, 

если не будешь проситься! 


Страница 66 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65  [66]  67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"