Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Когда мы вернулись к дрогам, Питер рассказал мне, что старик Джексон 

стал каким-то странным после смерти сына. 

- Не то чтобы свихнулся, а как будто разорился - все время грустил. 

Когда мы подъехали к запруде, Питер снова остановил лошадей: 

- Вот здесь. У того берега глубоко. Пруд теперь, конечно, зарос. Он 

пошел прямо туда и уже не вернулся. Его старуха и младший сын сразу уехали 

после этого. Она страшно убивалась. Сейчас тут и соломинки не найти, чтобы 

трубку прочистить. Я приехал с телегой, погрузил все ее вещи и отвез их в 

Балунг. Ей-богу, когда она меня увидела, у нее прямо лицо посветлело. А 

когда я уезжал, она не выдержала. Я сказал ей, что старик Джексон был 

настоящий человек. Но моя старуха говорит, что от этого ей еще горше. Не 

знаю... 

Он тронул лошадей, потом сказал: 

- Говорят, что если человек утопился, значит, у него в голове какой-то 

винтик сломался. Может, и так... Не знаю... Только старик Джексон был не 

такой. Он был хороший человек. Ему и нужно-то было всего, чтобы приятель 

сказал: "Не падай духом", - и он выправился бы. Беда в том, что в тот день я 

как раз уехал подковывать лошадей. 

 

 

ГЛАВА 25 

 

Ночевали мы в заброшенной хижине лесоруба. Питер распряг лошадей, затем 

достал из лежавшего на дрогах мешка путы и колокольчик. 

Я поднял колокольчик. Это был тяжелый, пятифунтовый колокол с низким 

музыкальным звоном. Я позвонил, прислушиваясь к звуку, который всегда 

вызывал в моей памяти ясное утро в зарослях, когда каждый листок еще 

увлажнен росой и сороки наполняют лес своим стрекотанием. Потом я уронил его 

на землю с высоты всего в несколько дюймов, но Питер, смазывавший ремни, 

крикнул: 

- Черт! Не делай этого! Нельзя бросать колокольчик, он от этого 

портится. Ну-ка, покажи его мне! - Он протянул руку. 

Я поднял колокольчик и отдал ему. 

- Это монганский колокольчик, самый лучший в Австралии, - пробормотал 

Питер, внимательно осматривая его. - Я заплатил за него фунт и не отдал бы и 

за пять. В ясное утро его слышно за восемь миль. 

- Отец говорит, что самые лучшие колокольчики - кондамайнские. 

- Да, я знаю. Ведь твой отец из Квинсленда. От кондамайнского лошадь 

глохнет. У него чересчур высокий звук. Попробуй все время привешивать лошади 

такой колокольчик, и она оглохнет. Есть только два настоящих колокольца - 

мэнникский и монганский, и монганский лучше. Их делают из особого сплава. Да 

и то не из всякого. Выбирается такой, чтобы давал красивый звон. 

- А на какую лошадь вы его наденете? - спросил я. 

- На Кэт, - ответил Питер. - Она у меня одна подходит для колокольчика. 

У других звон не получается. А у нее широкий шаг, и она потряхивает головой. 

Покачивает ею, когда ходит. Поэтому я надеваю колокольчик на Кэт, а 

Самородка стреноживаю. Он у них самый главный, и остальные держатся около 

него. 

Питер выпрямился: 

- Сначала подвешу им на час торбы с кормом, а то здесь только жесткая 

поросль, лошадям и пощипать нечего. 

- А я пока разведу огонь, хорошо? 

- Ладно. И поставь чайник. Я скоро приду. 

Когда он вошел в дом, огонь был давно разведен и чайник уже кипел. 

Питер бросил щепотку чаю в кипящую воду и поставил чайник на каменную плиту 

перед очагом. 

- Вот так, а где твоя солонина? - спросил он. 

Я уже принес в хижину свои мешки и теперь, вынув завернутое в газету 

мясо, передал его Питеру. Питер развернул солонину, потрогал ее толстым, 

почерневшим от грязи пальцем. 

- Это отличная говядина, - заметил он. - Лучшая часть ссека. 

Он отрезал мне толстый кусок и положил его между двумя огромными 

ломтями хлеба: 

- Вот тебе на заправку. 

Потом наполнил крепким черным чаем две жестяные кружки и протянул одну 

из них мне: 

- Никогда еще не встречал женщины, которая умела бы заварить чай. В 

чашке всегда видно дно, если заваривала женщина. 

Мы сидели у огня, уплетая мясо с хлебом. Откусив кусок хлеба, Питер 

раза два с шумом прихлебывал чай. 

- Ух, - с удовлетворенным видом говорил он и ставил кружку на очаг. 

Выпив последнюю чашку, он выплеснул остатки чая в огонь и сказал: 

- Ну, а как твоя нога ночью? Ты ее бинтуешь или что другое с ней 

делаешь? 

- Нет, - ответил я с удивлением, - ничего с ней не надо делать. Она 

просто лежит себе, и все. 

- Да ну! - воскликнул Питер. - Это здорово! А побаливает она иногда? 

- Нет, - сказал я, - я ее совсем не чувствую. 

- Если бы ты был мой сын, я бы свез тебя к Вану в Балларат. Он чудеса 

делает, этот человек. Он тебя бы вылечил. 

Я уже слыхал об этом китайце, лечившем травами. Большинство людей, 

живших в Туралле и ее окрестностях, считали, что он может помочь, даже если 

все другие врачи оказались бессильны. Отец всегда фыркал, заслышав его имя, 

и называл его "торговцем сорняками". 

- Да, - продолжал Питер, - этот Ван никогда не спрашивает, что у тебя 

болит. Он как посмотрит на человека, так сам сразу определит. Я бы ни за что 

не поверил, ей-богу, но мне Стив Рамзей о нем рассказывал. Помнишь Рамзея - 

парня, у которого живот ничего не варил. 

- Да, - ответил я. 

- Так вот, Ван его вылечил. Когда у меня желудок разболелся, Стив мне и 

посоветовал: "Поезжай к Вану, но не говори, что с тобой. Просто посидишь у 

него, а он подержит твою руку и такие вещи тебе расскажет, что ты прямо 

зашатаешься от удивления". И, ей-богу, так и случилось. Я отпросился на 

неделю и поехал к нему. Он посмотрел на меня так, как Стив говорил. Я ему ни 

слова не сказал: ведь деньги я заплатил, так пусть он сам и доискивается, 

что со мной. Я сижу, и он сидит, держит мою руку и пристально смотрит на 

меня. Потом говорит: "Зачем вы носите эту повязку?" Да, так он и сказал. "Я 

никакой повязки не ношу", - ответил я. "Нет, вы чем-то обвязались". - "На 

мне красный фланелевый пояс, если вы это имеете в виду..." - говорю я. 


Страница 61 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60  [61]  62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"