Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

добирался до песчаного дна. Вода там была мне по грудь, когда я сидел. 

В статье, напечатанной в "Приятелях", ничего не говорилось о том, что 

надо сгибать руки и выбрасывать их вперед так, чтобы они легко тли по воде, 

не оказывая ей сопротивления. По картинкам у меня сложилось представление, 

что процесс плавания заключается в движении вытянутых рук поочередно вверх и 

вниз. 

Я добился того, что мог держаться на воде, с силой колотя руками, но 

двигаться вперед я еще не умел. Только на втором году, поговорив у наших 

ворот о плавании с одним "сезонником", я научился правильно двигать руками. 

После этого я стал плавать с каждым разом все лучше, и пришел день, 

когда я почувствовал, что могу поплыть куда угодно. Я решил испытать себя 

над "ямами". 

Был жаркий летний вечер, и озеро казалось синим, как небо. Я сидел 

голый на берегу, наблюдая за черными лебедями, которые далеко на воде то 

поднимались, то опускались, плавая по крошечным волнам, и препирался с тем 

Другим Мальчиком, который хотел, чтобы я отправился домой. 

"Ты проплыл не меньше ста ярдов вдоль берега, - увещевал он меня. - 

Никто в школе не способен этого сделать". 

Но я не обращал на нею внимания, пока он не сказал: 

"Смотри, как здесь пустынно". 

Одиночество пугало меня. Вокруг озера не росли деревья. Оно лежало 

совсем открытое небу, и над ним всегда царило полное безмолвие. Изредка 

раздавался крик лебедя, но это был печальный звук, лишь подчеркивающий 

уединенность озера. 

Немного погодя я сполз в воду и, загребая руками, чтобы держаться 

прямо, продолжал двигаться вперед, пока не добрался до края обрыва в темную, 

холодную синеву. Тут я остановился, двигая руками и глядя вниз, в чистую 

воду; в глубине на крутых склонах подводной террасы видны были длинные 

бледные стебли водорослей, извивающиеся, как змеи. 

Я посмотрел в небо надо мной, - оно казалось таким огромным: пустой 

купол неба и пол из синей воды. Я был совсем один в мире, и мне было 

страшно. 

Постояв немного, я вздохнул и бросился в "яму". На секунду моих 

повисших ног коснулись водоросли, потом соскользнули, и я поплыл по воде, 

которая простиралась подо мной вниз до бесконечности. 

Мне хотелось повернуть назад, но я продолжал плыть вперед, медленно, 

ритмично двигая руками, повторяя себе снова и снова: "Не бойся, не бойся, не 

бойся!" 

Постепенно я стал поворачивать, и, когда увидел, как далеко отплыл от 

берега, меня на мгновение охватил ужас, и я стал торопливо болтать руками в 

воде, но внутренний голос продолжал упорно нашептывать свои слова, я 

успокоился и снова поплыл медленно. 

Я вышел на берег, чувствуя себя исследователем, вернувшимся домой после 

долгого путешествия, полного опасностей и лишений. Берег озера уже не 

казался мне уединенным местом, где жил страх; это был чудесный зеленый 

уголок, освещенный солнечными лучами, и я, насвистывая, стал одеваться. 

Я научился плавать. 

 

 

ГЛАВА 22 

 

Около наших ворот росли огромные эвкалипты. На земле под деревьями, 

усеянной листьями, сучьями и ветками, там и сям виднелись следы костров. 

"Сезонники" и бродяги, проходившие мимо, часто отдыхали здесь, сбросив с 

плеч дорожные мешки, или останавливались на минуту, чтобы окинуть 

внимательным взглядом дом и кучу дров у крыльца, прежде чем зайти и 

попросить поесть. 

Те из них, кто не раз проходил мимо нашего дома, хорошо знали мою мать. 

Она всегда давала им хлеба, мяса и чаю, не требуя за это нарубить дров. 

Отец сам исколесил Квинсленд с мешком за плечами и хорошо знал жизнь 

этих людей. Он всегда называл их "путешественниками". Бородатых обитателей 

зарослей он именовал "лесными птицами", а тех, кто приходил с равнин, - 

"полевыми птицами". Отец умел сразу различать их и без труда угадывал, есть 

ли у них что-нибудь за душой или нет. 

Когда такой бродяга останавливался у наших ворот на ночлег, отец всегда 

делал вывод, что у парня нет ни гроша. "Если бы у него водились денежки, он 

дошел бы до постоялого двора". 

Из конюшни отец часто наблюдал, как они подходили с чайниками к нашей 

двери, и, если "сезонник", протягивая чайник матери, оставлял себе крышку, 

отец улыбался и говорил: "Бывалый". 

Однажды я спросил его, почему они не отдают матери крышку вместе с 

чайником. 

- Когда бродишь по дорогам, - отвечал отец, - иногда попадаются люди, 

которым и паршивой тряпки жалко, вот к ним и нужен особый подход. Положим, 

тебе надо чаю и сахару, это тебе всегда нужно. Кладешь чуть-чуть заварки на 

дно чайника - совсем немножко, так, чтобы хозяйка видела, что чаю у тебя 

мало. Когда она подойдет к двери, ты чаю у нее не просишь, нет. Ты просишь 

кипятку и говоришь: "Заварка в чайнике, хозяйка". Она берет чайник, но 

крышку ты из рук не выпускаешь и, как бы невзначай, как будто ты только что 

об этом вспомнил, обронишь: "Положите-ка сахарку, если не жалко". Наливая 

кипяток в чайник, она видит, что заварки в нем так мало, что и на плевок не 

хватит, и кладет свою. Ей, может, и не хотелось бы тратиться, но неприятно 

давать чай как помои, и приходится подбавлять. Потом она насыпает сахару, и 

у парня есть все, что надо. 

- А почему они так держатся за крышку? - продолжал я свои расспросы. 

- Видишь ли, никогда не получишь столько чаю, если чайник закрыт. Когда 

нет крышки и видно, что тебе дают, хозяйке неловко смотреть тебе в глаза, 

если чайник неполный. 

- Мама не такая, правда, папа? 

- Черт возьми! Конечно, нет! Она башмаки с себя снимет и отдаст, только 

позволь ей. 

- А что, так бывало? - спросил я, живо представляя себе, как мать 

снимает ботинки и отдает бродяге. 

- Видишь ли... такого случая не было. Она может отдать им старую одежду 

или обувь, но ведь это все делают. Им больше всего нужна еда, особенно мясо. 


Страница 54 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53  [54]  55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"