Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

не бывало жестоким, и бог заботился о коровах и лошадях. Если животные 

страдали, то только по вине человека: в этом мы были твердо уверены. Мы 

часто размышляли о том, что стали бы делать на месте коровы или лошади, и 

всегда решали, что перескакивали бы одну за другой все изгороди, пока не 

очутились бы в таком месте, где вдруг одни только заросли и ни одного 

человека; там мы жили бы счастливо до самого конца и умерли бы, покоясь на 

мягкой зеленой траве в тени деревьев. 

Засуха началась из-за того, что осенью не было дождей. Зимой, когда они 

пошли, земля оказалась слишком холодной, семена не дали ростков, а 

многолетние травы были все съедены до корней голодным скотом. Весна выдалась 

сухая, и, когда настало лето, на пастбищах, обычно покрытых зеленой травой, 

ветер поднимал тучи пыли. 

Стада коров и лошадей, оставленных владельцами пастись у широких дорог, 

опоясывающих округу, бродили по окрестностям в поисках корма. Ломая заборы, 

они проникали на выгоны, еще более оголенные, чем дороги, чтобы сорвать 

засохшую былинку или ветку кустарника. 

Фермеры не имели возможности прокормить старых лошадей, давно 

отправленных на покой в дальние выгоны, и не находя в себе мужества 

пристрелить животных, ставших неотъемлемой частью фермы, выпускали их на 

дорогу, предоставляя им самим находить корм. Фермеры покупали для них жетоны 

и считали свой долг выполненным. 

Местные власти разрешили пасти на дорогах только скот с медными 

жетонами на шее; каждый жетон стоил двадцать пять шиллингов и давал право 

целый год пасти животное у дорог. 

Летними ночами, когда лошади и коровы шли па водопой к придорожному 

водоему, позвякивание цепочек, которыми прикреплялись жетоны, слышалось 

издалека. Вдоль дорог, разветвлявшихся от места водопоя на протяжении многих 

миль, бродили небольшие стада коров и табуны лошадей; животные обнюхивали 

пыльную землю в поисках корней, съедали сухой конский навоз, оставшийся на 

дороге после лошадей, кормленных сечкой. Каждое стадо держалось обособленно, 

всегда двигаясь по одним и тем же дорогам, всегда обшаривая одни и те же 

лужайки. По мере того как засуха продолжалась и жара делалась все более 

невыносимой, стада и табуны становились все малочисленное. Каждый день 

слабейшие спотыкались и падали, а другие обходили облако пыли, указывавшее 

на тщетные усилия животного подняться; оставшиеся в живых все шли и шли, 

медленно волоча ноги, опустив головы, пока жажда не заставляла их повернуть 

и снова пуститься в долгий обратный путь к месту водопоя. 

Вдоль дорог, по которым двигался скот, на ветвях эвкалиптов 

покачивались сороки, разевая клювы; вороны, завидя умирающее животное, 

собирались стаями, каркая и кружась; и над всем этим, над лишенной травы 

землей, застилая горизонт, висела угрожающая завеса лесного пожара, стоял 

запах горящих эвкалиптовых листьев. 

Каждое утро фермеры обходили свои выгоны, поднимая упавших животных. 

- Я потерял еще трех прошлой ночью, - говорил отцу проходящий мимо 

фермер. - Сегодня, верно, еще пара свалится. 

Целые стада молочного скота погибали на арендованных выгонах. Коровы 

лежали на боку, и земля у их копыт была вся в серпообразных выбоинах - 

свидетельство тщетных попыток животных подняться. День за днем под палящим 

солнцем они силились встать... а пыль висела над ними и растворялась в 

воздухе. И далеко за выгоном слышалось их тяжелое дыхание и глубокие вздохи, 

порой тихие стоны. 

Фермеры, надеясь на дождь, ожидая чуда, которое спасет их, так и 

оставляли животных лежать по многу дней. Когда уже видно было, что корова 

вот-вот умрет, хозяин ударами убивал ее и переходил к более выносливым 

животным, которые делали тщетные попытки встать, то и дело поднимая и снова 

роняя тяжелую голову, широко открывая немигающие глаза. 

Фермеры обвязывали этих коров веревками, поднимали их с помощью 

лошадей, подпирали с боков досками, поддерживали их в вертикальном положении 

своими сильными плечами, пока животное не оправлялось настолько, чтобы 

стоять самостоятельно и прожить еще день. 

Мужчины, прислонившись к воротам, глядели на пылающие солнечные закаты, 

а за спиной у них стояли открытые настежь сараи с пустыми кормушками; за 

постройками на выгонах чернела оголенная земля. В часы, когда привозили 

письма и газеты, фермеры собирались у здания почты, рассказывали друг другу 

о своих потерях, обсуждали, как достать денег, чтобы купить сена, как 

продержаться до дождей. 

Отец переживал трудные дни. Он как раз объезжал несколько лошадей 

миссис Карузерс, и они находились у нас все время. Миссис Карузерс присылала 

сечку для прокорма животных. Раз в неделю Питер Финли оставлял четыре мешка 

у наших ворот; отец брал пригоршню сечки, пересыпал из одной руки в другую, 

выдувая ртом солому, пока на ладони не оставалась маленькая горстка овса. 

Чем больше оказывалось овса, тем довольнее был отец... 

- Хороший корм, - говорил он. 

Наполняя из мешка ведра, сделанные из керосиновых бидонов, он просыпал 

много сечки на пол сарая. Каждый вечер приходил отец Джо с кухонной щеткой и 

сумкой для отрубей, тщательно сметал всю сечку с пола и уносил домой. Он 

старался хоть как-нибудь прокормить свою корову и лошадь. Сечка стоила фунт 

стерлингов за мешок, да и то достать ее было трудно, а отец Джо получал 

всего один фунт в неделю и, конечно, не мог покупать корм по такой цене. Джо 

ходил в заросли за травой, росшей на болотах, но болота высыхали, и трава 

вскоре исчезла. 

Мы с Джо все время говорили о лошадях, которые лежали на земле. Мы 

терзали себя мучительными описаниями медленных смертей на выгонах, в 

зарослях, везде вокруг нас. 

По какой-то необъяснимой причине смерть животных на выгонах не 


Страница 45 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  [45]  46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"