Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Она подкатила мою коляску поближе к отцу, выпрямилась и улыбнулась. 

- Что ж, - сказала она, - сейчас у нас снова в доме двое мужчин, и мне 

уже не придется так много работать как раньше. 

 

 

ГЛАВА 11 

 

После обеда отец повез меня в моей коляске по двору. Когда он подкатил 

ее к клетке Пэта, я с беспокойством подумал, что пол ее нечищен и что надо 

им заняться; потом я посмотрел на Пэта: старый какаду сидел нахохлившись на 

своей жердочке и пощелкивал клювом - я хорошо знал этот звук. Я просунул 

сквозь сетку палец и почесал его опущенную головку; на пальце осталась белая 

пыльца от перьев, и я ощутил запах попугая, неизменно напоминавший мне о 

малиновых крыльях, мелькающих в зарослях. Пэт осторожно захватил мой палец 

своим крепким клювом, и я почувствовал быстрые, упругие прикосновения 

сухого, словно резинового язычка. 

- Эй, Пэт, - сказал он моим голосом. 

Королевский попугай в соседней клетке все еще прыгал взад и вперед на 

своем шестке, но Том - мой опоссум - уже спал. Отец вытащил его из 

маленького темного ящика, в котором спал зверек; Том открыл свои большие 

спокойные глаза, посмотрел на меня и снова свернулся калачиком на ладонях 

моего отца. 

Мы направились к конюшне, откуда доносилось фырканье лошадей, которым в 

ноздри набилась сечка, и громкие удары копыт по неровному каменному полу. 

Нашей конюшне было не меньше шестидесяти лет, и казалось, что она 

вот-вот рухнет под тяжестью своей соломенной крыши. Она наклонилась набок, 

несмотря на то что была подперта стволами кряжистых эвкалиптов с развилиной 

наверху, на которых покоились балки крыши" Стены были сделаны из горбылей, 

изготовленных из спиленных по соседству деревьев, и сквозь щели между ними 

можно было заглянуть в темное помещение, где сильно пахло конским навозом и 

соломой, пропитанной мочой. 

Привязанные веревками к железным кольцам в стене, лошади склонялись над 

кормушками, которые были выдолблены из целых бревен и обтесаны топором. 

Рядом с конюшней, под той же тяжелой соломенной кровлей, в которой с 

гомоном и криком строили гнезда воробьи, находился сарай для хранения корма; 

грубый дощатый пол был усеян просыпанными зернами и сечкой. В соседнем 

помещении хранилась сбруя: на деревянных крючках, прибитых к горбылям, 

висели хомуты, дуги, вожжи, уздечки, седла. На особом колышке висело 

специальное седло, которым отец пользовался, объезжая лошадей; начищенные 

воском покрышки потника блестели и сверкали. 

На полу у стены, на тесаном бревне, поддерживавшем горбыли, были 

расставлены банки со смазочным маслом, бутылки со скипидаром, "раствором 

Соломона" и различными лекарствами для лошадей. Специальные полочки 

предназначались для щеток и скребниц; рядом с ними на гвоздях висели два 

кнута. 

Все под той же соломенной крышей помещался и каретный сарай, где стояли 

трехместная бричка и дрожки. Дрожки были приставлены к стене, и длинные, 

сделанные из орехового дерева оглобли, пропущенные через стрехи, торчали над 

крышей. 

Задняя дверь конюшни вела на конский двор - круглую площадку, 

огороженную грубо отесанными семифутовыми столбами и брусьями. Ограда была 

сделана наклонно - с таким расчетом, чтобы брыкающаяся лошадь не могла 

раздробить о брусья ноги моего отца или ударить его о столб. Перед конским 

двором рос старый красный эвкалипт. В пору цветения стаи попугайчиков 

клевали его цветы, порой они висели на ветках головой вниз, а если их 

вспугивали, начинали кружиться над деревом, оглашая воздух пронзительными 

криками. У его ствола были свалены сломанные колеса, заржавленные оси, 

рессоры, негодные хомуты, пострадавшие от непогоды сиденья экипажей. Из 

порванных подушек торчал серый конский волос. Между могучими корнями 

валялась целая груда старых заржавленных подков. 

В углу двора росло несколько акаций, и земля под ними была густо 

усыпана конским навозом. Тут в жаркие дни располагались в тени лошади, 

которых объезжал отец. Они стояли, опустив головы, отставив заднюю ногу, и 

отгоняли хвостом мух, привлеченных запахом навоза. 

Неподалеку от акаций была калитка, выходившая на покрытую грязью 

дорогу, за которой еще сохранился небольшой участок зарослей, служивших 

убежищем для нескольких кенгуру, упрямо не желавших отступить в менее 

населенные места. В тени деревьев укрылось небольшое болотце, где водились 

черные утки и откуда в тихие ночи доносился крик выпи. 

- Водяной сегодня разгулялся, - говорил отец, но меня эти звуки пугали. 

Лавка, склад, почта и школа находились примерно в миле от нас - на 

дороге, где на расчищенных участках расположились богатые молочные фермы, 

принадлежавшие миссис Карузерс. 

Над поселком возвышался большой холм - гора Туралла. Он густо оброс 

кустарником и папоротниками, а на вершине его находился старый кратер, в 

который детвора скатывала большие камни; они катились, подпрыгивая и ломая 

папоротники, пока где-то далеко внизу не достигали дна. 

Мой отец не раз взбирался верхом на гору Туралла. Он говорил, что 

лошади, объезженные на склонах горы, крепче держатся на ногах и стоят на 

несколько фунтов дороже, чем лошади, объезженные на равнине. 

Я поверил этому твердо и непоколебимо. Все, что отец говорил о лошадях, 

запечатлевалось в моем сознании и становилось такой же неотъемлемой частью 

моего существа, как мое имя. 

Подкатывая мою коляску к конюшне, отец рассказывал мне: 

- Сейчас я объезжаю жеребчика, который здорово белки показывает. А уж 

если лошадь показывает белки, так, значит, любит лягаться, да так, что и у 

комара, кажется, могла бы глаз выбить. Эта животина принадлежит Брэди. И 

когда-нибудь она его убьет, помяни мое слово... Стой смирно! - крикнул он 

лошади, которая рванулась вперед, поджав круп. - Вот погляди только - так и 


Страница 30 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29  [30]  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"