Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

хотелось ее погладить, как приятно было бы повозиться с ней. Вот подал голос 

серый дрозд - это был. подарок мне. Я смотрел на песок под колесами кресла. 

Каждое зернышко имело свой цвет, и тут их лежали миллионы, образуя 

причудливые холмики и овражки. Иные песчинки затерялись в траве, окаймлявшей 

дорожку, и над ними нежно склонялись стебельки травы. 

До меня доносились крики игравших детей и цоканье конских копыт. 

Залаяла собака, и над притихшими домами послышался гудок проходившего 

вдалеке поезда. 

Листва дубков свисала, словно нерасчесанные волосы, и сквозь нее я мог 

видеть небо. Листья эвкалиптов блестели, отбрасывая солнечные зайчики; моим 

глазам, отвыкшим от такого яркого света, было больно смотреть на них. 

Я опустил голову, закрыл глаза, и солнце обвилось вокруг меня, словно 

чьи-то руки. 

Через некоторое время я поднял голову и принялся за опыты над креслом; 

я брался за обод, как это делал Папаша, и пытался вращать колеса, но песок 

был слишком глубок, а обочина дорожки была выложена камнями. 

Тогда меня заинтересовало другое - на какое расстояние сумею я плюнуть. 

Я знал мальчика, который умел плевать через дорогу, но у г него не было 

переднего зуба. Я ощупал свои зубы - ни один из них даже не шатался. 

Я внимательно осмотрел дубки и решил, что могу взобраться на все, за 

исключением одного, который, впрочем, не стоил того, чтобы на него 

взбирались. 

Вскоре на улице показался мальчик. Проходя мимо решетки, он колотил 

палкой по прутьям; следом за ним шла коричневая собака. Этого мальчика я 

знал, его звали Джордж; каждый приемный день он приходил со своей матерью в 

больницу. Он часто дарил мне разные вещи: детские журналы, картинки от 

папиросных коробок, иногда леденцы. Он мне нравился, потому что умел хорошо 

охотиться на кроликов и имел хорька. Кроме того, он был добрый. 

- Я бы принес тебе много всякой всячины, - как-то сказал он, - но мне 

не разрешают. 

Его собаку звали Снайп, и она была так мала, что пролезала в кроличью 

нору, но, по словам Джорджа, она могла выдержать схватку с любым 

противником, если только ее не одолевали хитростью. 

- Кто хочет охотиться на кроликов так, чтобы был толк, тот должен иметь 

хорошую собаку, - таково было одно из убеждений Джорджа. 

Я соглашался с ним, но думал, что неплохо иметь борзую, если мать 

разрешит ее держать. 

- Это соответствовало представлениям Джорджа о борзых. Он с мрачным 

видом сообщил мне: 

- Женщины не любят борзых. 

Его наблюдения совпадали с моими. 

Джорджа я считал очень умным и рассказал о нем матери. - Он хороший 

мальчик, - сказала она. 

На этот счет у меня были свои сомнения, но, во всяком случае, я 

надеялся, что он не слишком уж хороший. 

- Я не люблю неженок, а ты? - спросил я его потом. 

Это была проверка. 

- Нет, черт возьми, - ответил он. 

- Ответ был вполне удовлетворительный, и я заключил, что он не такой уж 

хороший, как думала моя мать. 

Увидев, что он идет по улице, я страшно обрадовался. - Как дела, 

Джордж? - крикнул я, 

- Недурно, - ответил он, - но мать сказала, чтобы я шел прямо домой и 

нигде не задерживался. 

- А-а, - протянул я с огорчением. 

- У меня есть леденцы, - сообщил он мне таким тоном, словно речь шла о 

самых обыденных вещах. 

- Какие? 

- "Лондонская смесь". 

- Это, по-моему, самые лучшие: А есть там такие круглые, знаешь, 

обсыпанные? 

- Нет, - сказал Джордж, - такие я уже съел. 

- Да неужели? - прошептал я, неожиданно очень расстроившись. 

- Подойди к забору, и я дам тебе все, что осталось, - предложил он. - Я 

больше не хочу. У нас дома их дополна. 

От такого предложения я бы никогда не подумал отказаться, однако после 

бесплодной попытки привстать я сказал ему: 

- Я еще не могу ходить. Меня все еще лечат. Подошел бы, но нога в 

лубке. 

- Хорошо, тогда я брошу их тебе через забор, - заявил он. 

- Спасибо, Джордж. 

Джордж отошел к дорожке, чтобы иметь место для разбега. Я смотрел на 

него с одобрением. Такие приготовления, по всем правилам, несомненно, 

доказывали, что Джордж отлично постиг искусство метания. 

Он измерил взглядом дистанцию, расправил плечи. 

- Есть! Лови! - крикнул он. 

Он начал разбег изящным подскоком - сразу было видно мастера - сделал 

три крупных шага и метнул кулек. Любая девчонка метнула бы лучше. 

- Я поскользнулся, - объяснил Джордж раздраженно, - моя проклятая нога 

поскользнулась. 

Я не заметил, чтобы Джордж поскользнулся, но не могло быть сомнения, 

что он поскользнулся, и притом неудачно. 

Я смотрел на кулек с леденцами, лежащий в траве в восьми ярдах от меня. 

- Послушай, - сказал я, - не мог бы ты зайти сюда и подать их мне? 

- Нет, - ответил Джордж, - мать дожидается сала, чтобы варить обед. Она 

велела мне нигде не задерживаться. А леденцы пусть лежат. Завтра я тебе их 

достану. Никто их не тронет. Ей-ей, я должен идти. 

- Ладно, - сказал я, покорившись судьбе, - ничего не поделаешь. 

- Что ж, я пошел! - крикнул Джордж. - Завтра увидимся. Пока. 

- Пока, Джордж, - ответил я рассеянно. 

Я смотрел на леденцы и старался придумать, как до них добраться. 

Леденцы доставляли мне величайшее наслаждение. Отец всегда брал меня с 

собой в лавку, когда производил расчет за месяц. 

Лавочник, вручая отцу расписку, обращался ко мне: 

- А теперь, молодой человек, чем тебя угостить? Я знаю - леденцами. 

Ну-с, пошарим по полкам. 

Он свертывал кулечек из белой бумаги, наполнял его тянучками и 

леденцами и давал мне, после чего я произносил: 

- Спасибо, мистер Симмонс. 

Раньше чем съесть конфеты или посмотреть на них, я любил подержать их в 

руке. Ощущать под рукой их твердые очертания, зная, что каждая маленькая 


Страница 24 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23  [24]  25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"